Немцова уговаривают

09.01.2021
Вспоминая Бориса Немцова

Олег Мороз
Воспоминания.
28 декабря 2019 года
В Московском издательстве «Маска» вышла книга Олега Мороза «Если не Путин, то кто? (Какие варианты были в 2000-м)».

История первого вице-премьера Немцова.
Отрывок из этой книги:

ЕЛЬЦИН ПЕРЕТАСКИВАЕТ СВОЕГО ЛЮБИМЦА НА ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УРОВЕНЬ, ОТКУДА ЛЕГЧЕ СКАКНУТЬ В ПРЕЗИДЕНТЫ

НЕМЦОВА УГОВАРИВАЮТ

Неуверенность Немцова в победе на предстоящих президентских выборах происходила в какой-то мире из-за того, что он был хоть и успешным политиком, но – провинциалом. Его первая книга так и называется: «Провинциал». Это понимал и Ельцин. Он решил перетащить его на достаточно высокий пост в Москву. Пусть пооботрется в столичных коридорах власти, покажет себя на федеральном уровне.

К этому его склоняло и неважное самочувствие: после сложной операции на сердце прошло менее полугода. Он чувствовал необходимость укрепить власть, укрепить правительство привлечением молодых энергичных людей. Немцов, как представлялось, вполне подходил для этого.

Юмашев (в разговоре со мной):
– Борис Николаевич с первых месяцев работы после выборов 1996 года сам себе поставил вопрос о выборе претендента как приоритетный. И, понятно, что Немцов был в этом неизвестном нам списке, видимо, находившемся только в голове у Ельцина, скорее всего, под номером один. И главная причина, почему Ельцин выдвинул Немцова на первые позиции в обновленном правительстве, – чтобы российский народ, будущие избиратели, познакомились с ним совсем в новом качестве, федеральном, увидели его в деле.

Ельцин принял решение назначить Немцова вице-премьером, в дополнение к уже занимавшему должность первого «вице» Анатолию Чубайсу.
Оставалось немного – уговорить самого Бориса Ефимовича покинуть Нижний Новгород, где он как губернатор прекрасно себя чувствовал, переехать в Москву. В отличие от большинства чиновников, изо всех сил рвущихся в столицу, Немцов отнюдь туда не рвался.
Было несколько попыток склонить его перейти на работу в правительство.

Юмашев:
– Сначала, по поручению Бориса Николаевича, Немцову в Нижний позвонил Чубайс, предложил пойти в правительство замом (просто замом. – О.М.). Я в этот момент был в Белом доме, разговоры при мне проходили. Немцов отказался. Потом, чертыхаясь, позвонил Черномырдин. С черномырдинским матом, – елки-палки, Боря, что ты там ломаешься, быстро давай двигай в Москву! Но Боря отказал и ему. И тогда Борис Николаевич отправил в Нижний Новгород дочь Татьяну уговорить Борю все-таки поехать в Москву.

Повторяю, в тот момент, – а мы говорим о марте 1997 года, – на мой взгляд, Немцов, повторяю, БЫЛ КАНДИДАТОМ В ПРЕЗИДЕНТЫ НОМЕР ОДИН.

БЕРЕЗОВСКИЙ В СВОЕМ АМПЛУА

Тут надо добавить, что во время визита Татьяны Дьяченко к Немцову в Нижний, несколько предшествуя ему, произошел довольно забавный эпизод с Борисом Березовским.

Из воспоминаний Немцова (текст – в Архиве Президентского центра Б.Н. Ельцина):

«И вот после звонка Вали (имеется в виду звонок Валентина Юмашева, сообщившего Немцову, что к нему едет Татьяна Дьяченко с весьма серьезным предложением президента. – О.М.), буквально через час ко мне врывается Березовский и говорит, как обычно, скороговоркой:

«Значит так, Борь, решение принято, мы тебя назначаем в правительство, приезжай быстрей в Москву, ты будешь работать вице-премьером, отвечать за нефтяные компании, железные дороги и так далее, я все решил, все нормально».

Я говорю: «Борис Абрамович, а вы кто? Кто вы?» – Он опешил. – «Какова должность? Кто вы в системе управления страной?» – «Ты что, Борь, не понимаешь, что я всем рулю…»

Пока мы с Березовским беседуем, звонит мне начальник нижегородского ГАИ и говорит:
«Вы знаете, едет кортеж правительственных автомобилей в сторону Нижнего, они пересекли границу Владимирской и Нижегородской областей, мне сообщили, что в одной из машин сидит Татьяна Дьяченко».
Я отвечаю:
«Ну, поскольку они дороги не знают, вы их до Кремля Нижегородского довезите осторожно, чтоб не разбились».

И сообщаю Березовскому:
«Борис Абрамович, ну в принципе сейчас минут через двадцать Татьяна Борисовна подъедет, я думаю, лучшего места для вашей с ней встречи даже и придумать невозможно».

Борис Абрамович, как Керенский, стал интересоваться, есть ли запасной выход, и я ему предложил платье какое-нибудь женское надеть… Короче, Березовский стремительно исчезает, так и не успев всего договорить.

Интересно, что он обогнал Таню потому, что прилетел на собственном самолете, узнав про решение Ельцина насчет меня и тут же решив застолбить его за собой. После этого визита я, кстати, хотя в Москве не жил и обычаев столичных не знал, уже многое стал понимать. Меня это напрягло очень сильно, в Нижнем все было проще…»

Такие «фокусы» были весьма характерны для Березовского. Это был своего рода феномен, другого такого деятеля я что-то не припомню в нашей истории. Он шел к цели напролом, не пренебрегая никакими методами, в том числе и не очень пристойными, а порой, как этот, весьма комичными.

РЕШАЮЩИЙ АРГУМЕНТ, СЛОМИВШИЙ НЕМЦОВА

Немцов продолжает:
«Так вот пришла Татьяна Борисовна ко мне в кабинет (это было 15 марта 1997 года, в субботу. – О.М.), пришла такая вся взволнованная и сказала, что Борис Николаевич просит меня идти на работу в правительство, на что я ей ответил: «Тань, честно скажу, работать в правительстве не хочу, должность там расстрельная, я Москву плохо знаю и все ваши штучки тоже плохо знаю. Вон, только что Борис Абрамович отсюда выскочил… И вообще все эти ваши нравы и традиции мне не по нутру, не буду я…»

В результате мы проговорили с ней до глубокой ночи. Меня трудно было сдвинуть с мертвой точки, и единственный аргумент Тани, который сразил, был такой: «Когда тебе было трудно, отец тебе помогал», что являлось сущей правдой, он действительно ко мне очень благосклонно относился. Вы знаете всю эту историю про преемников и так далее, но дело даже не в преемственности, а в том, что он реально помогал Нижегородской области и позволял нам осуществлять крупные программы, в том числе на военных заводах. И когда Таня сказала: «Сейчас отцу плохо (а это было начало 1997 года, Борис Николаевич недавно перенес инфаркт) (точнее, перенес операцию на сердце, перед этим у него было несколько инфарктов. – О.М.), пришло время тебе ему помочь…» – эта фраза сбила меня с ног…»

Немцов согласился.

Вероятно, мало кого Ельцин назначал на высокую должность так настоятельно, с такими уговорами, как Немцова. Это о многом говорит. Значит, предчувствовал за тем, кому он симпатизирует, большое будущее. Хотя и опасался, наверное, что какие-то обстоятельства или сам Немцов могут помешать этому будущему осуществиться.
Непреодолимые обстоятельства позже действительно возникли, что наводит на мысль, – что, возможно, с точки зрения карьерного роста, ему все-таки следовало в тот момент держаться до конца, не уступать натиску приглашавших его в Москву. Но карьерный рост среди ценностей не стоял у Немцова на первом месте.

Указ о назначении Немцова на высокую правительственную должность вышел 17 марта 1997 года. Тут стоит отметить одну деталь. Как уже было сказано, поначалу его предполагалось назначить просто замом Черномырдина, однако потом – видимо, чтобы сделать предлагаемую должность более привлекательной и, соответственно, преодолеть или хотя бы ослабить нежелание Немцова обрести ее – предложили ему стать ПЕРВЫМ вице-премьером, как Чубайс. С таким предложением и приехала 15 марта в Нижний Татьяна Борисовна, такую должность Немцов и получил через два дня.

Кто-то может сказать: вот, он набивал себе цену – добивался более высокой должности, чем первоначально предложенная. Разумеется, это не так. Борис Ефимович никогда не стремился к высоким чиновничьим должностям. По крайней мере, не это было для него главным. Как уже было сказано, он согласился переехать в Москву, откликнувшись на чуть ли не слезные мольбы президента о помощи, переданные Борису Ефимовичу его дочерью.

28 декабря 2020 года
Facebook Олег Мороз

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.