Немцов: «Сначала думал, что попал в сумасшедший дом»

22.06.2021
Интервью с Немцовым
Беседовал Владимир Соловьев
1 мая 2000 года

Взято из книги В.Соловьева
Русская рулетка. Заметки на полях новейшей истории


Выборы в Государственную думу состоялись.
В конце 1999 года вместе Борис Немцов с Сергеем Кириенко и Ириной Хакамадой возглавил список предвыборного блока «Союз правых сил».
В декабре Немцов избран депутатом Госдумы по 117-му Автозаводскому избирательному округу Нижнего Новгорода


СОЛОВЬЕВ: Борис Ефимович, прошло время, и вы теперь можете сравнить те ожидания, которые были перед выборами в Думу, с настоящим положением. Что изменилось в структуре власти, что изменилось в Думе? Как вам теперь работается с новой властью?

НЕМЦОВ: В Думе в первый раз в жизни. Могу сказать: ощущение очень сильное. Сначала мне казалось, что я попал в сумасшедший дом. Вы знаете такую организацию в стране, где рядом могут сидеть Шандыбин и Березовский? Лигачев Егор Кузмич и Роман Абрамович?


СОЛОВЬЕВ: Ну, пожалуй, только тюрьма.

НЕМЦОВ: Да нет, в тюрьме олигархи не сидят, коммунисты тоже, поэтому таких организаций нет. Дума Государственная – это, по-моему, единственное исключение.

Я понял, что такова наша страна, раз она избрала такую Думу. И второе. В этой Думе, несмотря на то что она напоминает паноптикум, нам нужно сделать то, что мы обещали сделать. Начиная от отмены депутатской неприкосновенности и заканчивая снижением налогов, принятием закона о земле.

Коэффициент полезного действия Государственной Думы крайне низок. И именно этим объясняется, почему люди ее так сильно не любят.


СОЛОВЬЕВ: Какую выбрали…

НЕМЦОВ: Да. Каждый народ достоин своей власти. Думу избрали люди. И коль скоро главный чукча нашей страны – это Абрамович, главный западносибирец – Егор Кузьмич Лигачев, а главный горец – Борис Абрамович Березовский, то что избрали, с тем и придется работать.

Кстати, Евгений Максимович Примаков для меня был приятным открытием. Он человек, который держит слово до последней точки. Вот это крайне важно,


СОЛОВЬЕВ: Редкость.

НЕМЦОВ: Это крайне важно. И я вообще считаю, что он глубоко порядочный человек.


СОЛОВЬЕВ: Абсолютно с вами согласен.

НЕМЦОВ: В общем, есть и приятные открытия в Думе.


СОЛОВЬЕВ: Как вам кажется, есть ли надежда, что в Думе будет образована некая правая коалиция, куда войдут относительно либеральные движения, и будет ли совместная борьба против коммунистического центра и шатающегося «Медведя»?

НЕМЦОВ: Во-первых, «Медведь» уже, по-моему, перестал так флиртовать с левыми и занял вполне достойную предвыборную позицию. Было бы глупо, если бы путинская партия сейчас флиртовала с коммунистами, в то время как сам Путин боролся с Зюгановым на президентских выборах. Абсурд политический. Они все-таки стараются с левого фланга уйти. Что касается некоммунистической коалиции, то есть несколько факторов, которые говорят за то, что она может действовать.

Фактор первый – избрание меня заместителем председателя Государственной думы. Я не говорю, что он первый по значимости, а просто тогда коммунисты костьми ложились, чтобы я не был избран. Тем не менее все некоммунистические фракции за это проголосовали, включая, кстати говоря, даже лидера ЛДПР. Что совсем, как вы знаете, экзотично.


СОЛОВЬЕВ: Что знаменательно.

НЕМЦОВ: Да, я был просто потрясен такой гибкостью Владимира Вольфовича.

Второй, гораздо более серьезный пример – голосование по СНВ-2. Договор этот многострадальный, выгодный России. Семь лет он через коммунистическую Думу не проходил, однако после объединения всех некоммунистических фракций мы получили большинство. Это новая реальность России впервые коммунисты оказались в меньшинстве. И если некоммунистические фракции осознают важность исторического момента, то это нас будет сильнее объединять, чем какие-либо личные договоренности.

Теперь о СПС и «Яблоке». Говорить можно много, но надо конкретными делами доказывать, что мы готовы к сотрудничеству. СПС – уникальная организация. У нас нет вождя. Есть Кириенко, Гайдар, Чубайс, Ирина Хакамада…


СОЛОВЬЕВ: Господин Титов еще…

НЕМЦОВ: Да, господин Титов, который участвует в губернаторских выборах в Самаре и которого мы поддерживаем. Другие есть региональные лидеры, входящие в СПС.

Каждый из них с амбициями. Но все мы вместе. В современной России не было еще организации, объединяющей столько ярких людей!

Двадцатого мая будет съезд. Я надеюсь, что он пройдет успешно.

Теперь – о президентских выборах 2004 года. Возможно, будет много желающих стать кандидатами от СПС. Я считаю, что перед выдвижением надо выбрать пять-шесть регионов, демократически ориентированных. Например, Москву, Санкт-Петербург, ряд уральских регионов, возможно, мой родной Нижний Новгород, Самару, и в этих пятишести регионах провести предварительные выборы, определить, к кому действительно избиратели относятся с наибольшей симпатией, и его одного оставить.


СОЛОВЬЕВ: Оставить одного реального кандидата от демократических сил?

НЕМЦОВ: Да. Если к этому присоединится еще и «Яблоко», тогда проблема объединения демократических сил будет решена. Вот в чем я вижу смысл своей работы в Государственной думе.


СОЛОВЬЕВ: Раз уж вы заговорили о Питере как о демократически ориентированном регионе, не могу не вспомнить… Я сам слышал на похоронах Анатолия Александровича Собчака, как было сказано, что люди, виновные в его травле, должны быть наказаны, что это Уголовное преступление. Я видел, как вы разумно объясняли господину Степашину, почему его кандидатура была бы в высшей степени уместной на пост кандидата в губернаторы Петербурга. И госпожа Матвиенко соглашается, и когда работа уже идет, вдруг тот же самый человек, который говорил: давайте попробуем, говорит: полный назад. Это ужасно выглядит. Вроде как я хозяин своего слова: захотел – дал, захотел – забрал.

НЕМЦОВ: Ну, это наша традиция. У нас главы государства всегда так себя вели.


СОЛОВЬЕВ: Так может, пора отказываться от традиций?

НЕМЦОВ: Я тоже так считаю. Это было поражение не Матвиенко и даже не Степашина. Это было поражение Путина. Мы с вами помним его слова, сказанные на похоронах Собчака. Мне было очень приятно слышать, что он помнит и уважает своего учителя и своего руководителя. А дальше началась череда гигантских ошибок и просчетов.

Самая большая состояла в том, что сначала предложили Степашина, а потом сказали, что он не годится.

Это ошибка и Путина, и Степашина. Нельзя быть пластилиновым, если ты политикой занимаешься. И еще есть один российский мистический момент. Если ты что-то сказал перед гробом человека, которого уважаешь, перед гробом учителя, это должно быть выполнено. У нас страна христианская. И к этому люди совсем подругому относятся.

А Валентину Ивановну мне просто жалко. Она такой добросовестный комсомольский работник, потом партийный, на дипломатической работе была, а тут ее окунули в публичную политику, где используются грязные, недостойные методы. Она должна была знать, куда она идет, и на что она идет. Но раз уж она решила, то нельзя отступать.


СОЛОВЬЕВ: Конечно.

НЕМЦОВ: После драки кулаками не машут. Это прошлый век уже. Но это ошибка Путина.

Этот город отдан человеку, который травил его учителя. Не умеешь учиться на чужих ошибках – учись на своих. Но если ошибается сельский староста, то у когото отбирают дрова, не дают убрать сено с собственного участка. А если ошибается президент, то гибнут люди. Вот в чем дело.


СОЛОВЬЕВ: Борис Ефимович, на похоронах Собчака было немного людей, искренне скорбящих, зато очень много людей, которые приехали «порешать» свои дела и делишки.

Прилетели олигархи, видно, чтобы побыть рядом с Путиным. Это вообще норма в политике – использовать любой повод, чтобы оказаться поближе к будущему тогда президенту и «порешать» вопросы?

НЕМЦОВ: Тот, кто занимается политикой, к сожалению, часто свои интересы ставит выше общепринятых норм приличия, порядочности. И наоборот: тот, кто сохраняет эти нормы, он считается чудаком. Когда ведешь себя по-человечески естественно и правильно, многие говорят: «Ты такой провинциальный парень, ты просто не знаешь, как себя вести». И наоборот, когда ведешь себя цинично и очень прагматично, к тебе начинают относиться с уважением. Это я на себе испытал многократно.


СОЛОВЬЕВ: Борис Ефимович, что-то у нас в стране начнет меняться?

НЕМЦОВ: С Ельциным все было более-менее ясно. Несмотря на его непредсказуемость. Кто правит в Кремле, Семья, все такое прочее. Мы знали, что завтра будет, кто начальник, кто подчиненный, что в Завидове происходит, что в Центральной клинической больнице. Все было предсказуемо.

С Путиным появились развилки. Либо продолжить дело Бориса Николаевича по строительству византийской России, с интригами, склоками, подковерными выяснениями отношений и так далее…


СОЛОВЬЕВ: Тем более что кристаллизатор в виде Волошина по-прежнему присутствует…

НЕМЦОВ: Либо попытаться все-таки построить европейскую Россию. Вот такой выбор. И я очень надеюсь, что Путин тоже понимает это. Способен он повернуть развитие страны и выработать стратегию развития страны так, как многим приличным людям в России хочется, или нет – покажет ближайшее время. Я готов всячески ему содействовать в этом, хотя я не являюсь его безусловным сторонником и не бросаюсь к нему на шею, и вряд ли когда-нибудь это случится. Тем не менее готов… Борис Ефимович, а на следующих президентских выборах не попробуете взять быка за рога?

Я уже объяснял, какая технология, на мой взгляд, должна быть в 2004 году. Если она будет утверждена, то почему нет, можно пойти. Такая система выдвижения кандидата привлечет людей к политическому процессу, что крайне важно. Дело в том, что у нас чем умнее человек, тем он зачастую аполитичнее. С этим надо заканчивать. Это наша страна. Мы здесь родились, мы здесь умрем.

А коль скоро так, то надо хоть что-то делать.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.