Немцов и Милов – об ответственных за российские пожары

23.07.2021
Интервью с Борисом Немцовым

Радио Свобода
Пожароопасный тренд российской политики на пути к выборам-2011
Политики Борис Немцов и Владимир Милов – об ответственных за российские пожары
2 августа 2010 года
Фрагменты


СПРАВКА
Летом 2010 года аномальная жара и отсутствие осадков вызвали лесные и торфяные пожары в 20 регионах России. К началу августа в огне погибли 40 человек, а количество сгоревших домов превысило 1 тыс., в результате чего президент Дмитрий Медведев ввел режим чрезвычайной ситуации в семи наиболее пострадавших регионах — Марий-Эл, Мордовии, Владимирской, Воронежской, Московской, Нижегородской и Рязанской областях. В отдельные дни здесь возникало 300-400 новых очагов огня, а в крупных городах, включая Москву, несколько недель стоял густой смог. Один из самых страшных пожаров произошел в поселке Верхняя Верея Нижегородской области, где из 341 дома уцелело лишь четыре. В начале сентября новые пожары возникли в Алтайском крае, где за один день сгорело 433 дома. Всего в России жертвами 32 тыс. летних пожаров стали 53 человека, сгорело 2,5 тыс. домов, были полностью или частично уничтожены 127 населенных пунктов. В целом в июле—августе 2010 года по стране был зафиксирован рост смертности на 17,5%.
Коммерсантъ


В России одним из наиболее пострадавших от пожаров регионов стала Нижегородская область.
В программе Радио Свобода «Время политики» Борис Немцов, более 6 лет возглавлявший эту область, заявил: власть сама создала условия для столь разрушительного стихийного бедствия

Немцов о том, кто виноват в том, что это происходит сейчас?

Михаил Соколов: Кстати, о властной вертикали, о том, что она на самом деле представляет. Важнейшее событие — это не жара, а этот пожар по Центральной России, который идет. И премьеру Владимиру Путину в Нижегородской области в селе Верхние Вереи пришлось столкнуться отнюдь не с обожателями, а с разъяренной толпой погорельцев. Действительно, сотни семей остались без крова, около 40 человек в стране погибло.
Замечу, что в той же Нижегородской области губернатор Шанцев докладывал Путину, что пожары локализуются и помощь не нужна. Все там выгорело, что успело, за несколько дней. Пожар я попросил прокомментировать бывшего губернатора Нижегородской области Бориса Немцова.
Нижегородская область стала одной из наиболее пострадавших от пожаров. Кто виноват в том, что это происходит сейчас?

Борис Немцов: Я действительно больше 6 лет проработал губернатором. У нас было правило, которое действовало еще с советских времен. Если больше трех дней летом держится температура выше 30 градусов, то вводится особый режим управления областью, усиливаются меры безопасности, проводятся профилактические, противопожарные мероприятия. Я, все мои замы отлично это знали. Это уже была такая отработанная вещь.

То, что случилось, свидетельствует о полном развале вертикали власти, в том, что эта вертикаль призвана только, видимо, защищать режим, грабить собственный народ, захватывать собственность и деньги, но совсем не обеспечивать безопасность и нормальную жизнь наших граждан.

Целый месяц была температура выше 30 градусов, они ни черта не делали. Потом вдруг, как снег на голову, на них свалился пожар и шторм огненный. Никакого снега на голову никому не падало. Очевидно совершенно они продемонстрировали полную беспомощность, импотенцию, непрофессионализм.

Сейчас пытаются на Господа Бога свалить все, что случилось. Я хорошо знаю тот район, где прошли крупномасштабные пожары. Сейчас в целом по области более 700 домов сожжено, тысячи людей без крова, еще погибло 14 человек. Мне это все хорошо известно. Это очень развитый промышленный район. Там есть огромные возможности у МЧС и противопожарных служб наладить нормальную работу, в первую очередь, профилактическую.

Все это было забыто. Потому что власть у нас, к сожалению, думает только о том, как озолотиться и обогатиться. Как всегда стрелочника нашли. Хотят выгнать главу администрации района по указанию Путина. Но боюсь, что то, что случилось – испытание жаркой погоды – режим не выдержал. И сколько бы они перед телекамерами не переговаривались друг с другом по телефону (я имею в виду Медведева и Путина), рассказывая как они любят русский народ, все это больше похоже на пиар на пожаре и на крови, а не на вдумчивую, серьезную и ответственную работу.

Что касается Шанцева. Когда я работал губернатором, пожарные службы подчинялись губернатору. Сейчас пожарные находятся в ведении МЧС, то есть являются федеральной службой. Вертикаль дошла уже и до этого. Случилось это давным-давно уже, лет 8 назад.

У губернатора полномочия ограничены, хотя, конечно, очевидно, ответственность с него не снимаю. В принципе, удивительно, насколько хладнокровно ведут себя власти, когда гибнут люди. И его заявление о вопросе доверии — мне показалось странным.

 

Михаил Соколов: Есть мнение, что допущена была системная ошибка с Лесным кодексом и уничтожена система лесной охраны, существовавшая еще 3-4 года назад.

Борис Немцов: Система лесной охраны действительно была уничтожена. Там местное самоуправление должно нести ответственность. После того, как они уничтожили финансовую основу местного самоуправления, после того, как под разговоры о вертикали власти они забрали деньги у местных бюджетов, требовать, чтобы они леса защищали, профилактические работы проводили, я считаю, никто не имеет права.

Поэтому ответственность лежит на федеральной власти, которая, с одной стороны, сказала, что за противопожарную работу отвечает МЧС, а, с другой стороны, сказала, что за безопасность в лесах отвечает местное самоуправление, но денег ему не дало.

Эти решения принимались гражданином Путиным и по первому, и по второму вопросу. И он несет за это, естественно, ответственность. А кто еще может нести?
Радио Свобода

Аудиофрагмент
13.50-18.20


Владимир Милов о том, что происходит сейчас в России, когда пожары становятся фактически стихийным бедствием по всей стране

Михаил Соколов: Все-таки тянуть до 2 августа с объявлением чрезвычайной ситуации вот в этих районах, где действительно понятно было, что дело плохо, и президент принял решение только в понедельник, конечно, не стоило, как мне кажется.
Я бы предложил послушать бывшего заместителя министра энергетики Владимира Милова, у которого свой взгляд на эту кризисную ситуацию, на недееспособность вертикали, которую она показала в последнее время.
Владимир, как человек, который работал в государственных структурах, как вы оцениваете то, что происходит сейчас в России, когда пожары становятся фактически стихийным бедствием по всей стране?

Владимир Милов: Я помню, как в конце 90-х — начале 2000-х годов внутри правительства была огромная дискуссия по поводу того, передать или нет функции противопожарной службы в МЧС. Шойгу, наш министр по чрезвычайным ситуациям, активно это лоббировал. В итоге в 2001 году все-таки эти функции МЧС передали. Это привело к серьезной деградации противопожарной службы. Мы видим, что резко выросло число погибших на пожарах в 2000 годы, после передачи этой службы МЧС там был скачок до 20 тысяч в год, и эта цифра медленно снижалась и только в прошлом году достигла уровня 10-летней давности.

Эта чехарда с передачей функцией, неготовность МЧС эти функции принять привела к тому, что противопожарная функция просто не справляется со своими обязанностями. Конечно, противопожарная служба недостаточно эффективно работает с профилактикой пожаров, в частности, лестные пожары в жару – это такое же явление, как снег зимой. Когда длительное время стоит такая аномальная жара в разных регионах России, совершенно очевидно, что надо заниматься профилактикой, риск пожаров увеличивается, но мы слышим от Шойгу, что он пытается переложить ответственность на лесников, на кого-то еще, на местное самоуправление.

Это напоминает реакцию компании ВР, когда в апреле у них взорвалась платформа в Мексиканском заливе, глава ВР пытался сказать, что это не наша платформа, пусть те, кто ее эксплуатировал, за это отвечают.

А вторая проблема, то что, конечно, это одна из ключевых задач противопожарной службы, нужна быстрота реакции реагирования на возникновение лесных пожаров ради спасения людей. Мы видим, что в западных странах с этим все нормально, пожаров там тоже много, а реакция противопожарных служб хорошая, людей удается вовремя спасти, в том числе объявлять обязательную эвакуацию в опасных зонах.

Но мы видим, что у нас просто совершенно другой уровень отношения к человеческой жизни, гораздо более пренебрежительный, и я считаю, что в том числе МЧС за все это несет ответственность.

Я думаю, нам пора понять, оценивая деятельность нашего Министерства по чрезвычайным ситуациям, что его задача — это не приезжать считать трупы, когда уже все плохо, а это делать так, чтобы была система предотвращения гибели людей.

Есть целая череда системных ошибок, которая привела к большому количеству ухудшений в разных сферах, от не только в противопожарной сфере, но и в техническом надзоре, мы видим все эти крупные аварии, в борьбе с терроризмом. Нам все-таки нужна была бы сильная независимая противопожарная служба, которая бы не входила в состав непрофессионального министерства Шойгу, а которая несла бы ответственность за эффективную профилактику пожаров и борьбу с их последствиями, за спасение людей.

Нам нужна сильная местная власть. Потому что да, мы видим, часть функций переложили на местное самоуправление, а у него нет ни административного, ни финансового ресурса, чтобы с этими функциями справляться, в результате все горит, как горит.

Безусловно, нам, поскольку речь о лесных пожарах идет прежде всего, нам нужна функция независимого экологического контроля, который последовательно был разгромлен, начиная с 2000 года, когда Путин ликвидировал Госкомэкологию независимую. С тех пор у нас постоянно то экологические экспертизы отменялись, то передавались коммерческим структурам функции по надзору над пожарной безопасностью в лесном хозяйстве. По цепочке эту систему независимого общественного экологического контроля разгромили, в итоге это тоже вносит свой вклад в огромное число пожаров и высокое количество жертв.
Радио Свобода

Аудиофрагмент
22.30-29.25

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.