Перейти к содержимому

Немцов и Рыжков о формировании правительства

20.07.2022
Немцов. Интервью
Май 2000 года

Эхо Москвы
ИНТЕРВЬЮ
Новый порядок формирования Совета Федерации, реформирование взаимоотношений федерального центра и регионов, изменение административного деления
18 мая 2000 года
В прямом эфире радиостанции Эхо Москвы Борис Немцов, вице-спикер Государственной Думы и Владимир Рыжков, депутат Государственной Думы.
Эфир ведет Алексей Венедиктов.

Сергей Кириенко 18 мая 2000 года указом Владимира Путина назначен полномочным представителем президента РФ в Приволжском федеральном округе.
newsru.com


А.ВЕНЕДИКТОВ: Как вы знаете, сейчас буквально идут назначения в правительство. Но я хочу сказать, что с нашими гостями мы будем обсуждать не столько персоналии. Союз правых сил сильно не любит обсуждать персоналии

Б.НЕМЦОВ: Особенно после сегодняшнего назначения.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Все-таки мы будем говорить с вами о том, что называется скучным словом государственное строительство, и о том, что от этого нам, простым гражданам. Что от этого чиновникам об этом тоже можно поговорить. А вот что от этого будет вашим избирателям или тем, кто голосовал за ваших соперников на выборах? Поскольку пришел указ президента о назначении Сергея Кириенко, одного из лидеров СПС, представителем президента в Приволжском крае (кстати, в замечательном обрамлении: из 7 человек 5 генералов, один бывший министр по делам СНГ Леонид Драчевский и Сергей Кириенко), как Борис мог бы прокомментировать это назначение и согласие Сергея Владиленовича перейти на эту работу?

Б.НЕМЦОВ: Дело в том, что Союз правых сил отличается от многих других политических организаций тем, что его лидеры и просто рядовые члены никогда не чурались конкретной работы и брались даже за самые рискованные проекты.

А.ВЕНЕДИКТОВ: конкретной генеральской работы. Много ли генералов в Союзе правых сил?

Б.НЕМЦОВ: Ну, Эдуарда Воробьева, я надеюсь, вы знаете. Это действительно рискованный проект для Сергея. Дело в том, что законодательной базы для действия подобного рода представителя президента не создано. С одной стороны — губернаторы, которые не хотят делиться своими полномочиями, с другой стороны — федеральное правительство, которое тоже не собирается отдавать свои полномочия в округа. С другой стороны, есть понимание того, что должна быть, в конце концов, консолидация власти и федеральная власть должна быть более эффективной, а ее решения должны доводиться до конкретного результата. Так что Сергей, на мой взгляд, совершил рискованный поступок, но в то же время доказал, что СПС не только может выступать в дебатах в Государственной Думе или в теледебатах, но и браться за практическую работу. Я хотел бы ему я думаю, ему сейчас нелегко пожелать успехов, удачи. И мы готовы ему помогать. Я знаю, что это дело очень непростое, а судя по силовому варианту назначений, даже концепция до конца еще не выработана, что же это, собственно, будет такое. Когда человека назначают на ту или иную должность, а он не знает, чем это закончится, это уже внушает уважение, на мой взгляд.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Прежде чем дать слово Владимиру Рыжкову, я тоже попросил бы его откомментировать эти назначения, в том числе назначение Кириенко. Кто возглавит фракцию СПС?

Б.НЕМЦОВ: У нас, по-видимому, на следующей неделе будет заседание фракции.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Что бы Вы предложили, Борис? Я понимаю, что Вы связаны партийной дисциплиной

Б.НЕМЦОВ: Я абсолютно в этом плане не связан никакой дисциплиной. Я просто считаю, что это решение будет приниматься в спокойной обстановке и никаких конфликтов не будет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Перезадам вопрос: согласились бы Вы покинуть место вице-спикера, чтобы возглавить фракцию, коли такое предложение будет предложено Вашими товарищами?

Б.НЕМЦОВ: Такой вариант возможен.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но Вы готовы отказаться от очень престижного поста вице-спикера ради лидерства во фракции?

Б.НЕМЦОВ: Это будет нормальное решение.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А тогда есть ли кандидат на Ваше место во фракции?

Б.НЕМЦОВ: Я знаю, что с Венедиктовым легче сразу расслабиться, чем объяснить, почему не хочешь Да, конечно же, есть кандидат. Я бы хотел, чтобы вице-спикером была Ирина Хакамада, но, опять-таки, это решение фракции.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Принято. Кстати, через 10 минут у нас будет электронное голосование. Я даю Вам, Борис, право вето на вопрос, который я сейчас сформулировал, пока Вы отвечали. Среди слушателей Эха Москвы довольно много сторонников реформаторских взглядов, в том числе СПС и Яблока. Я хотел бы спросить на электронном голосовании: поддерживаете ли вы решение Сергея Кириенко, оставив пост лидера фракции, уйти на работу представителем? Вы не возражаете?

Б.НЕМЦОВ: Замечательный вопрос. Я думаю, что Кириенко это будет очень интересно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: После новостей мы зададим этот вопрос. Владимир, теперь прошу Вас высказать свое отношение и к самому посту, к этой реформе, и к решению Кириенко. Может быть, даже начать с решения Кириенко

В.РЫЖКОВ: Я начну с Бориса Немцова, моего соседа. Я думаю, что будет совершенно правильное решение для СПС избрать Бориса лидером, потому что он был у них одним из лидеров в списке, он публичный политик, давно известный в России. Это будет правильное решение. А за Ирину я с удовольствием проголосую на пост вице-спикера, тем более что за Бориса я голосовал даже в те моменты, когда Дума его отказывалась поддерживать. Поэтому я им желаю успеха.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Поскольку на 27 мая намечен, видимо, объединительный съезд НДР, Единства и, может быть, каких-то организаций, возможны еще какие-то движения во фракциях. Вы-то в какой фракции останетесь или куда перейдете?

В.РЫЖКОВ: Сейчас это совершенно невозможно предсказать, потому что 27-го возможно объединение сразу нескольких организаций — Единства, НДР, Всей России, может быть даже, Отечества. И это, видимо, повлечет за собой какие-то перестройки в самой Государственной Думе

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет-нет, я про Вас.

В.РЫЖКОВ: Я не любитель спешных прыжков, как блохи.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы к Борису в СПС не перейдете? А то они теряют одного депутата, надо же восполнить

Б.НЕМЦОВ: Это хорошая идея. Давайте мы ее обсудим после того, как эфир закончится.

В.РЫЖКОВ: Давайте вернемся к Сергею Кириенко

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот теперь каждый получил, все на равных.

Б.НЕМЦОВ: Каждый должен получить по вопросу, на который нельзя в эфире ответить.

В.РЫЖКОВ: Что касается Сергея Кириенко, конечно, с моей точки зрения, это странный поступок. Пожалуй, первый случай, когда человек меняет позицию публичного политика, общенационального лидера одной из крупных фракций парламента на должность представителя. Тем более, что Сергей здесь совершенно белая ворона. Алексей уже сказал о том, что там, в основном, генералы ФСБ, внутренних войск и т.д. И, судя по логике Путина, он как раз видит функцию этих генерал-губернаторов в том, чтобы цементировать силовые структуры цементировать прокуратуру МВД, ФСБ в регионах, налоговую инспекцию, налоговую полицию. Мне трудно представить себе Сергея Кириенко в роли негласного лидера силовиков Поволжского региона. Тем не менее, это дело каждого, каждый решает сам за себя. Сергей принял такое решение. Может быть, он потом будет баллотироваться в губернаторы родной Нижегородской области, может быть, еще какие-то планы, нам это неизвестно.

Б.НЕМЦОВ: Я все-таки думаю, что статус генерал-губернатора в свете последних решений по реорганизации Совета Федерации будет выше, чем статус даже избранных губернаторов, и не думаю, что у Сергея Владиленовича возникнет желание после того, как полномочия губернаторов будут урезаны, идти в губернаторы. Другое дело, я считаю, что этот пионерский опыт, который получит наша страна и получит Сергей, очень может ему пригодиться. И последнее, что я хотел бы сказать: по-моему, Сергей не собирается вообще уходить из большой политики. Он как раз рассматривает эту должность как политическую. И может так случиться, что, допустим, в Сибири, где один человек дипломат, а на Дальнем Востоке и на Кавказе — военные люди, будет один образ генерал-губернаторов, а в Поволжье будет вполне публичный политический образ. Дело в том, что мы идем по неизведанному пути, и предсказать, чем это все закончится, вообще трудно.


А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы переходим к вопросам административной реформы, и мой первый вопрос гостям очень простой: изменение порядка формирования Совета Федерации как вы к этому относитесь? Борис, Вы были губернатором, Вы представляете себе и ту, и другую работу. Владимир работал очень много в комитете по делам Федерации. У Вас сложилось уже личное отношение к этой проблеме?

Б.НЕМЦОВ: Я считаю, что в целом решение правильное. Дело вот в чем: губернаторы являются крупнейшими распорядителями денежных средств — они распоряжаются региональными бюджетами — и крупнейшими распорядителями собственности. Обладая такими гигантскими полномочиями, они одновременно еще имеют статус депутата, то есть обладают, например, неприкосновенностью. Это полный абсурд, когда человек имеет дело с миллиардами рублей, распоряжается огромной собственностью и при этом имеет статус неприкосновенности. Именно поэтому очень многие губернаторы, когда заканчивают свою карьеру, оказываются за решеткой. Так что то, что их надо выводить из законодательного органа, для меня нет сомнений. Для меня вопрос больше вот в чем состоит: как сохранить Федерацию, если там не будет представителей регионов? Все-таки федерализм это грандиозное достижение России, у нас не так их много. В этом смысле я считаю, то, как будет формироваться Совет Федерации, абсолютной ключевой позицией. У меня есть на этот счет свои соображения.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Дорогие друзья, у нас сейчас будет электронное голосование: одобряете ли вы согласие Сергея Кириенко перейти из Государственной Думы с поста лидеры фракции на должность полномочного представителя президента России в Поволжском крае? Володя, пожалуйста, Ваша точка зрения на изменение порядка формирования Совета Федерации.

В.РЫЖКОВ: Начну с того, в чем я с Борисом согласен. Федерализм это вещь, имеющая самостоятельную ценность, и не дай бог нам его потерять. Я убежден в том, что если мы пойдем по пути унитарного государства, то мы потеряем Россию, как потеряли в свое время Советский Союз, который был унитарен. Что же касается самого Совета Федерации, мне пока не очень нравится схема, предложенная Путиным

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но законопроектов, как я понимаю, пока еще нет?

В.РЫЖКОВ: Мы слышали текст его выступления. Законопроектов пока нет, обещают завтра утром. Как сказал Путин, это будут чиновники, назначенные губернаторами и спикерами. И это будет, мне кажется, хуже, чем сейчас. Сейчас, по крайней мере, раз или два в месяц все губернаторы съезжаются в Москве, заседают в одном общем зале, и это само по себе символ единства страны. Поэтому я думаю, что оптимальная модель это то, что есть в Америке. Это Сенат, избираемый всем населением, то есть это общенародные выборы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как это было в первом составе?

В.РЫЖКОВ: Как это было в первом Совете Федерации.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но для этого надо менять Конституцию.

В.РЫЖКОВ: Это, действительно, большая проблема с Конституцией, поскольку в Конституции записано: Представитель исполнительной власти и представитель законодательной власти региона. Поэтому надо смотреть текст законопроекта и искать какое-то решение.

Б.НЕМЦОВ: Может быть, одно дополнение: на самом деле, существует две модели двухпалатных парламентов. Одна американская, о которой Владимир только что сказал, где также есть федеративное устройство, а другая немецкая.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Где также есть федеративное устройство.

Б.НЕМЦОВ: Я поэтому и говорю. Так вот, Верхняя палата немецкого парламента, Бундесрат, формируется ровно так, как предлагает Путин. Видимо, знание немецкого языка и долгая работа в Германии привели Владимира Владимировича к идее

А.ВЕНЕДИКТОВ: А как она формируется?

Б.НЕМЦОВ: Она формируется следующим образом: земельное правительство немецких земель направляет в Верхнюю палату двоих представителей, между прочим, даже без депутатов.

В.РЫЖКОВ: Там по-разному, более крупные земли — чуть больше. Но в принципе от 2 до 5 человек.

Б.НЕМЦОВ: В Баварии больше, например.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Если держаться в рамках нынешней Конституции, весь пафос Путина заключался ровно в том, что не надо менять Конституцию. А там написано, что формирует один от исполнительной и от законодательной власти. Если правительство будет направлять — это, понятно, только исполнительная власть, если законодательная власть будет одобрять и выдвигать двух, как это предложил господин Котенков, что одного избирают, а другого одобряют, — то это будет только законодательная власть. Как здесь вырулить? Что, губернатор назначит своего юриста туда?

В.РЫЖКОВ: В Германии на самом деле на каждое очередное заседание Бундесрата они могут присылать разные делегации. То есть, там даже нет постоянного представительства. Это всякий раз новая делегация. Но еще раз повторяю: мы не видели текста, надо его внимательно посмотреть. На самом деле, Конституция очень сильно запутывает всю эту ситуацию, потому что найти разумное решение в соответствии с ней очень трудно. Я хочу только сказать, что я не отношусь к числу тех, кто считает нынешнюю схему ужасной. Я вижу в нынешней схеме Совета Федерации немало положительных вещей. Борис сказал правильно о неприкосновенности. Это реальная проблема, потому что губернаторы как бы защищены этим зонтиком и могут творить злоупотребления совершенно безнаказанно. Может быть, поменять что-то в законе о статусе депутата и члена Совета Федерации. Кстати, СПС предлагал перед выборами именно такой путь.

Б.НЕМЦОВ: Именно этот законопроект лежит в Думе, и очень сильно препятствует Анатолий Иванович Лукьянов, который рассматривает его в своем комитете. Я надеюсь, тем не менее, что даже на весенней сессии мы его будем рассматривать. Я сейчас хочу вернуться вот к чему: есть предложение отправлять одного человека, назначенного фактически губернатором, а второго предложенного законодательным собранием региона. Не вижу в этом никакой катастрофы. Да, действительно, эти люди, абсолютно ангажированные губернатором и представителями власти, будут еще в большей степени отстаивать интересы региона, чем это делают губернаторы и председатели собрания. Могу объяснить, почему. Потому что губернаторы лично во многом зависят от федерального правительства, а юрист при губернаторе вообще от федерального правительства не зависит, а зависит исключительно от губернатора. И губернатор может сказать, что да, он действительно голосовал против Кремля, но он отстаивал интерес территории и в этом смысле он имеет на это право, это его главная функция. Так что я не считаю, что федерализм в этом плане понесет какую-то тяжелую утрату. Я, наоборот, даже думаю, что можно будет более ответственно защищать интересы территории, не уподобляясь этим конъюнктурным делам, которые всегда у губернаторов присутствуют.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Наше голосование подошло к концу. Позвонило 1111 человек за 5 минут. Вопрос был: одобряете ли вы поступок Сергея Кириенко перейти с одной работы на другую? Борис, как Вы думаете, как проголосовали?

Б.НЕМЦОВ: Нет, я не берусь. Дело вот в чем: я помню, как было голосование здесь, на Эхе Москвы, кто будет президентом. Там были кандидатами Чубайс, Зюганов, Явлинский и еще кто-то. Как Вы думаете, кто выиграл?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Чубайс.

Б.НЕМЦОВ: Совершенно верно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но это сторонники Союза правых сил голосовали.

Б.НЕМЦОВ: Тогда, наверно, да, сказали большинство.

В.РЫЖКОВ: Я думаю, что радиослушатели совершенно сбиты с толку. Потому что они не понимают, что это за институт, зачем туда пошел Кириенко, тем более Борис его защитил, я оспорил это решение Мой прогноз такой: 60% — против, 40% — за.

А.ВЕНЕДИКТОВ: 48% поддерживают, 52% не поддерживают. То есть, как раз сбиты с толку, в этом смысле.

Б.НЕМЦОВ: Это мы с Рыжковым виноваты.


А.ВЕНЕДИКТОВ: Я перейду ко второму вопросу — вопрос отстранения губернаторов президентом и роспуск законодательных собраний. Вот здесь, если бы меня попросили проголосовать, я бы точно был сбит с толку. В том, что я прочитал и о чем говорили представитель президента господин Котенков и сам Владимир Путин, понимая, почему он это говорит и одобряя идею, я совершенно не вижу механизма, каким образом это можно сделать.

В.РЫЖКОВ: Институт федерального вмешательства очень редкий в мире. Кстати, он есть в германской конституции. Немцы за 50 лет его ни разу не применяли, хотя институт этот есть. Сейчас предлагают его ввести в России. В принципе, я — за. Я за то, чтобы институт федерального вмешательства был.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Все за. Но как?

В.РЫЖКОВ: Это то же самое, как если бы у вас спросили: вы за любовь или нет? Вы скажете: я за любовь. И только потом начнете уточнять: разнополая, однополая, с животными и т.д. Так и здесь все за федеральное вмешательство, но самое главное какое федеральное вмешательство? Я могу сказать, сторонником какого подхода являюсь я. Я считаю, что этот институт должен быть, но он должен быть таким же трудноисполнимым в реальной жизни, как импичмент президента. То есть это должны быть исключительные случаи, по исключительно сложной процедуре, по исключительно вопиющим случаям, и это должно быть раз в 10 лет не чаще, по одному губернатору. Потому что если превратить федеральное вмешательство просто в инструмент политических репрессий Москвы против регионов, то от федерализма не останется вообще ничего.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Федерализм это общее слово.

В.РЫЖКОВ: Федерализм это принципы государственного устройства. И один из этих принципов заключается в том, что население территории и граждане территории сами формируют власть, сами выбирают и сами отвечают за свой выбор. Если же вы снимаете и назначаете кого хотите и как хотите — это уже не федерализм, это уже унитарное государство, которое было у нас 70 лет. Как сделать механизм, чтобы это федеральное вмешательство существовало, но в то же время не превратилось бы в инструмент политических репрессий? Должна быть многоступенчатая процедура. Кто-то должен возбуждать дело

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но Борис, уже давая интервью вчера, говорил о том, что только Верховный суд.

В.РЫЖКОВ: А я бы пошел еще дальше. Я бы сделал так, чтобы это вмешательство осуществлялось федеральным законом, то есть законом, принятым обеими палатами и подписанным президентом, причем на основании решения Верховного суда. То есть к тому, что говорит Борис, я бы добавил еще одну дополнительную ступень. Если Верховный суд устанавливает, что губернатор грубо нарушил Конституцию, закон и в полугодовой срок не отменил свое решение, тогда Государственная Дума, Совет Федерации и президент принимают соответствующий федеральный закон, которым он отстраняется. Я считаю, что чем сложнее процедура, тем больше будет защищена демократия, тем меньше будет административного произвола и самодурства.

Б.НЕМЦОВ: К сожалению, те законопроекты, которые, по-видимому, к нам придут в Думу завтра утром, содержат гораздо более жесткие нормы

А.ВЕНЕДИКТОВ: Простые?

Б.НЕМЦОВ: Простые, с одной стороны, но с другой стороны, очень опасные нормы, по которым отстранение осуществляется президентом, если речь идет о губернаторах, а отстранение глав местного самоуправления осуществляется губернаторами. На самом деле, это означает, во-первых, уничтожение местного самоуправления — другого слова даже и подобрать нельзя — а во-вторых, потерю всякой региональной самостоятельности, без которой управлять страной невозможно. У нас федерализм это не прихоть, а это единственная стабильная система управления огромной страной, вот в чем дело. Так вот, позиция фракции — сегодня мы обсуждали эту тему довольно детально — состоит в том, чтобы все-таки отстранение было исключительно в судебном порядке и в качестве первой инстанции был не какой-нибудь районный суд, где сами знаете, как принимаются решения, а чтобы это был Верховный суд

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сразу?

Б.НЕМЦОВ: Сразу, первая и последняя инстанция. Что касается предложения Владимира в отношении того, что на основании решения Верховного суда еще потом закон принимается (почти как с соглашениями о разделе продукции, когда по каждому месторождению принимаются решения), это предложение, конечно, интересное. Но давайте вспомним губернаторов Наздратенко или Кондратенко. Они грубо и нагло нарушают Конституцию и законы, все об этом знают. Тем не мене, управы на них нет, в том числе и сейчас. Я считаю, что процедура должна быть, конечно, судебной, но не слишком надо затягивать. Все-таки, если есть решение суда, то его надо выполнять, в этом смысл правового государства. Что абсолютно опасно это политический характер отстранения. Если президент по каким-то основаниям имеет такое право, то решения не будут носить.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я возражу Вам, что в Советском Союзе и в Российской Федерации очень часто политические решения маскируются иными, формально неполитическими.

Б.НЕМЦОВ: Безусловно. Я говорю про существо дела. Если решение об отстранении будет принимать президент, а фактически — администрация президента, тогда решения скорее будут носить не характер борьбы за правовое государство, а характер борьбы за конкретные политические или клановые интересы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но через одну инстанцию — через Верховный суд — пропускать это, по-моему очень страшно, потому что нет возможности кассации, апелляции и т.д.

В.РЫЖКОВ: Я думаю, что нам надо будет в Думе посмотреть внимательно и сделать достаточно сложную процедуру. Она не должна быть неосуществимой, но она должна быть трудноосуществимой.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Знаете, что меня поразило? Один из руководителей вашей партии, пропутинской и пропрезидентской, человек, незамеченный в нелояльности к Кремлю, первый вице-спикер Слиска сказала, что мы торопиться с этим не будем, надо посмотреть нормы, там все непросто

В.РЫЖКОВ: Я приведу пример. Если я видел тот текст, который придет к нам завтра, а я видел один из недавних вариантов Там написано, что в случае соответствующего решения суда, если суд соответствующий принял решение, что губернатор не прав, его можно отстранить. Дело в том, что сейчас по жизни в Нижнем Новгороде, у меня в Алтайском крае — где угодно — ежедневно губернаторы проигрывают суды. Граждане подают иски по детским пособиями, по закону о ветеранах, по закону о лекарствах, по закону об инвалидах, по переселенцам с Крайнего Севера, по жилищным сертификатам то есть по тем зонам, где есть ответственность губернских властей. Так вот, если этот закон принять в том виде, в котором он сейчас готов, завтра можно снять любого из 89 губернаторов.

Б.НЕМЦОВ: Вы правы

В.РЫЖКОВ: И это дает возможность для абсолютного произвола по отношению к людям, которые, между прочим, прошли горнило предвыборной борьбы, за которых проголосовали сотни тысяч и миллионы людей. И я вообще считаю, что было бы крайне опасно отбросить нас к администрированию. Все-таки люди получили право и возможность влиять на свои власти

А.ВЕНЕДИКТОВ: Судя по выборам людей Я просто знаю некоторых из них. Я знаю Кириенко, но я знаю и одного генерала.

В.РЫЖКОВ: Большинство люди в погонах, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Дело не только в погонах. В погонах бывают разные люди.

В.РЫЖКОВ: Согласен.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я представляю себе, как генерал-губернатор будет решать Ведь он же не только силовик, как я понял, на него возведены и другие функции: управление юстицией, например. Я себе представляю, как один из генерал-губернаторов будет решать.

В.РЫЖКОВ: Я бы не стал здесь торопиться с выводами. Дело в том, что порядок в правоохранительной системе надо наводить, она действительно очень часто обслуживает интересы губернаторов, а не интересы закона. И, кстати, в том пакете, который вносит Путин, есть один бесспорный закон, который надо принимать сразу, это закон о том, чтобы при назначении начальника милиции, начальника ФСБ не было согласования. Это абсолютно правильный закон.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Тогда у меня вопрос: кто будет отвечать за то, что меня ограбили на улице? Я уже к мэру не пойду. Извините меня, это к Рушайле. Теперь все будут говорить: Это порядок. Мы не назначали этого человека, я за этого человека не отвечаю.

В.РЫЖКОВ: Будет отвечать Рушайло.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не будет он отвечать!

Б.НЕМЦОВ: На самом деле, есть две милиции в России: есть милиция федеральная и есть муниципальная.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Согласование начальника Управления внутренних дел если будет отменено — пожалуйста, но это означает, что все претензии к центру, к Москве.

Б.НЕМЦОВ: Еще раз: есть муниципальная милиция. Она есть и в Москве, и в Нижнем Новгороде, в Барнауле везде. И там назначение идет местными властями и финансирование, кстати, тоже идет местными властями. Но я все-таки вернусь к очень серьезной теме — по поводу отстранения. На самом деле, произошла такая сделка между Кремлем и губернаторами. Почему они так легко согласились? Они сказали: Хорошо, мы готовы согласиться с тем, что вы нас будете снимать. Но уж дайте нам тогда право разобраться с местным самоуправлением. Вот такой был договор. И это смертельно опасная вещь, кстати говоря, на грани соблюдения Конституции. Потому что в Конституции написано, что местное самоуправление самостоятельно, даже есть более жесткая формулировка: отделено от государства. И если сейчас вышестоящий начальник будет снимать местное самоуправление, его не будет. А это тоже одно из немногих завоеваний.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Надо напомнить: самоуправление это кто?

Б.НЕМЦОВ: В разных регионах по-разному. В Нижнем, например, это главы городов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть мэр Нижнего Новгорода это глава самоуправления?

Б.НЕМЦОВ: Да, главы городов и главы районов. В ряде регионов главы городов являются частью государственной власти, а руководители микрорайонов местным самоуправлением. Это решение местной власти.

А.ВЕНЕДИКТОВ: У меня конкретный вопрос: если это все пройдет, губернатор Нижегородской области сможет снять мэра Нижнего Новгорода?

Б.НЕМЦОВ: Совершенно верно. Я думаю, что он уже об этом серьезно мечтает.

В.РЫЖКОВ: Больше того, в России сейчас идут десятки войн между губернаторами и мэрами. Общеизвестные случаи: Черепков Наздратенко, Полежаев и Ращупкин, была война в Новосибирске, идет война между Росселем и Чернецким в Екатеринбурге. Так вот, эти войны очень быстро закончатся, потому что губернаторы быстро поснимают своих врагов из местного самоуправления и вместе с этим прикончат и само местное самоуправление.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как вы прогнозируете прохождение этих законов в Государственной Думе? Есть у вас прогноз?

В.РЫЖКОВ: Мы сегодня два часа в комитете рассматривали обращение президента. Есть очень много вопросов, очень много сомнений и возражений. По крайней мере, комитет по делам Федерации и региональной политики сделает все для того, чтобы сделать квалифицированные законы и не допустить

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть кавалерийского наскока не будет?

В.РЫЖКОВ: У нас не будет кавалерийского наскока. Кстати говоря, надо обязательно разослать эти законы в субъекты Федерации. То есть ни в коем случае нельзя допустить, чтобы эти законы были приняты Государственной Думой без рассылки в регионы. Ведь решается их судьба, по сути дела, и оставить без их голоса рассмотрение невозможно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это Владимир Рыжков. Теперь Борис Немцов.

Б.НЕМЦОВ: Я думаю, что концептуально Союз правых сил поддержит саму идею отстранения руководителей за нарушение Конституции, в первую очередь. Но мы будем отстаивать позицию, чтобы это не было волюнтаристскими и политическими решениями, а во-вторых, чтобы это было в рамках судебного решения. Возможно даже — предложение Владимира мне очень симпатично — еще по более усложненной процедуре, чтобы не было искушения поснимать всех в один день и в результате проснуться в новой стране с одним начальником, который вроде как за все отвечает, а на самом деле не отвечает ни за что, и с отсутствием всяких перспектив. Кстати я должен сказать: для Путина опасная вещь, если будет такая модель реализована. Потому что если, не дай бог, вовремя не платят зарплату в каком-нибудь поселке, сейчас идут к избранному главе сельской администрации, а если случиться такая вертикаль до самой последней деревни, тогда все будут идти к Путину и мало не покажется.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу закончить наш разговор полушуткой, которую слушатель Александр прислал на пейджер: Если эти генерал-губернаторы, то как же теперь называть Руцкого и Лебедя?
В прямом эфире радиостанции Эхо Москвы были Борис Немцов, вице-спикер Государственной Думы и Владимир Рыжков, депутат Государственной Думы.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: