«…С ним было невозможно поссориться…»

Из беседы в программе «Грани времени»
«Страна, не простившаяся с надеждами»
Участвуют Юрий Рыжов, бывший народный депутат СССР, академик Российской Академии наук, Борис Бейлинсон, соучредитель проекта «ОВД-Инфо», и Денис Юдин, член политсовета московской «Солидарности», Евгения Чирикова.


Владимир Кара-Мурза-старший: Борис, когда вы познакомились с Борисом Ефимовичем? И как вы оценивали его место в российской политике?

Борис Бейлинсон: Я познакомился с Борисом Ефимовичем в старой студии Радио Свобода, когда меня мой хороший знакомый – редактор этой передачи Андрей Трухан – пригласил пообщаться в эфире с Львом Пономаревым. И так случилось, что этот эфир был и с Немцовым. Я пришел после акции, на которой меня задержали. Это был один из первых «Маршей несогласных». Тогда для многих это было в новинку, и я хотел проконсультироваться с Пономаревым. Немцов отловил меня в коридоре, и стал мне – совершенно незнакомому человеку – рассказывать о том, как он создает новое движение «Солидарность», предлагал присоединяться.

Тогда это меня сильно удивило. Но сейчас я понимаю, что это был не какой-то выдающийся случай. Борис Ефимович постоянно общался с разными людьми. Несмотря на высокий чин, который он до этого занимал, он спокойно мог общаться с людьми на улицах, рассказывать охранникам, например, про всякие экономические дела. И это происходило постоянно. Последняя агитация перед маршем «Весна» в метро – это не было пиаром, это была нормальная для него история.

287263_1000
* * * * *

Владимир Кара-Мурза-старший: Юрий Алексеевич, мы вчера вспоминали, что Бориса приметил Ельцин, как говорил Пушкин, и мечтал его видеть своим преемником. Почему этого не получилось?

Юрий Рыжов: Мне трудно сказать. Я с Борисом познакомился в начале 99-го года, когда уже вернулся из Франции. А он тогда уже закончил свои функции в правительстве. Мы стали добрыми знакомыми, регулярно общались. В «Союзе правых сил» мы часто встречались. И первые митинги на Болотной, еще небольшие, по 3-4 тысячи, Борис открывал на эстрадке, обращенной в сторону Балчуга. Потом втаскивал меня на эту трибуну и шутил: «Снимайте – великий Рыжов пришел!», – такие были шуточки у Бориса.

Владимир Кара-Мурза-старший: Вас уважают «технари», к коим и он относится.

Юрий Рыжов: У него было чувство юмора.
* * * * *
Владимир Кара-Мурза-старший: Борис Немцов был последовательным разоблачителем преступлений режима, в частности, он боролся с преступлениями спецслужб, входил в комиссию по расследованию таинственных взрывов домов осенью 99-го года. И вот теперь мы видим скорбный мартиролог наших товарищей, которые работали в этой комиссии и погибли, – Сергей Юшенков, Алексей Головлев, Юрий Щекочихин, Анна Политковская, Александр Литвиненко. И вот теперь – Борис Немцов. Считаете ли вы этот ряд случайным?

Борис Бейлинсон: Вряд ли его можно считать случайным. Он слишком большой. С другой стороны, для убийства Немцова было много причин, и это всего лишь одна из них. Он активно занимался разоблачением коррупции в нынешнее время. Он активно участвовал в протестной деятельности, которая у власти – как кость в горле. Сейчас выдвигается версия, что у Немцова – по нынешнему выборному законодательству – была практически прямая дорога к выборам президента. То есть он мог легко баллотироваться в Думу. А дальше, соответственно, будучи избранным депутатом, – в президенты. Но серьезных оппозиционных политиков у нас давно к президентским выборам не допускают. Это одна из версий, которые имеют право на существование.

11116363_867455593368246_6275099948040882818_o

Владимир Кара-Мурза-старший: Евгения, раздражало ли сильных мира сего участие Бориса в разоблачении коррупции? Я знаю, что вы помогали ему материалами о строительстве дворцов в экологических зонах, об экологических преступлениях в местах отдыха обитателей Кремля.

Евгения Чирикова: Я думаю, что очень раздражало. Потому что Борис вел довольно серьезную работу. Материалы по поводу дворцов предоставляла ему «ЭкоВахта». А в доклад «Путин. Итоги» вошли материалы по Химкинскому лесу, потому что это яркий коррупционный случай, когда деньги российских налогоплательщиков «отмываются» через компанию Vinci и отправляются в карман Аркадию Ротенбергу, близкому другу сами знаете кого.

Борис вел еще одну деятельность. Дело в том, что в мире принят «закон Магнитского», по которому на тех чиновников, которые участвуют в насильственных актах против своего народа, против гражданских активистов, теперь нашлась управа. Этих чиновников теперь лишают счетов за границей, и их наказывают, что называется, «родиной» – не пускают к местам, где они себе напокупали виллы и яхты. И Борис очень активно участвовал в том, чтобы продвигать «закон Магнитского». Мы с ним вместе были в Сенате США и просили как можно быстрее принять «закон Магнитского». Мы объясняли, почему это важно. И мне кажется, это подтолкнуло сенаторов к тому, чтобы поскорее принять этот закон. Но я была там всего один раз, а Борис этой работой занимался систематически, и делал это во сто крат профессиональнее, чем я. Он сделал очень многое для того, чтобы на наших чиновников нашлась эффективная управа. Это его вклад в международную борьбу с коррупцией. И это очень страшно раздражало многих псевдопатриотов, которые прорвались в российскую власть просто для того, чтобы разворовывать нашу страну, а на ворованные деньги вести шикарный образ жизни на Западе.

Владимир Кара-Мурза-старший: А было ли для Кремля дополнительным основанием опасаться оппозиционных организаций, во главе которых стоят не просто какие-то трибуны и ораторы, а бывший премьер Касьянов, бывший вице-премьер Немцов, – равные по масштабу оппоненты?

Денис Юдин: Безусловно, всегда можно сказать, что оппозиционеры – это горлопаны, которые ничего своего собственного не создали, ничего не сделали, а пытаются перейти дорогу уважаемым и якобы солидным, деятельным людям. В отношении Немцова и Касьянова так, безусловно, сказать нельзя, хотя их критиковали и говорили, что вся их деятельность была никчемной, что это сплошное нарушение уголовного законодательства. Но фактов не было. Ему вменялись подозрения, которые тиражировала пропаганда, говорили, что он тоже был нечестен, когда был у «кормушки». А он говорил: «Посмотрите, власть меня преследует по пятам, все мои личные переговоры с Женей Чириковой, с моими соратниками вы видите в Интернете. Если бы была хоть малейшая зацепка, если бы можно было доказать, что я нарушал уголовное законодательство, совершал какие-то преступления, участвовал в коррупции, – разве мне бы это простили, разве не вытащили бы сейчас на белый свет? Посмотрите, они же врут! Если бы у них что-то было, они бы это попытались развернуть». И в этом плане, действительно, Борис Ефимович был уникальным человеком. При всей той ненависти, которую он вызывал у действующей власти, он действительно был и хорошим оратором, и хорошим организатором дела, и просто душевным человеком, к которому люди стремились, которому доверяли. Он «мозолил» глаза власти. И с тем, чтобы его шантажировать или как-то уменьшить его активность, власти ему предъявить было нечего. Он был честен и открыт.
* * * * *
Владимир Кара-Мурза-старший: Те, кто рассчитывал гибелью Бориса запугать российское гражданское общество, в результате добьются обратного. Будут расти ряды протестующих в геометрической прогрессии?

Евгения Чирикова: Прежде всего, они добьются того, что Россия во внешнем мире будет ассоциироваться с насилием и с терроризмом. Россия уже попала в «мусорные» рейтинги, нас уже заставляют быстрее выплачивать наш внешний долг. У нас очень плохая экономическая ситуация, но они добиваются ее усугубления. И они, конечно, своими методами добились быстрой реакции страха, но в долгосрочной перспективе они сделали себе только хуже – они ухудшили экономическую ситуацию, потому что не бывает в террористических государствах хорошей экономической ситуации. И это по ним же больно ударит. Потому что голодные люди очень здорово умеют протестовать. Так что, на мой взгляд, в долгосрочной перспективе – это страшная бомба замедленного действия.

Борис был светлым человеком. С ним было невозможно поссориться. И очень многие искренне его любили. Он был очень обаятельным. И мне кажется, что убийство такого человека – это огромная ошибка.

Владимир Кара-Мурза-старший: Надеюсь, что будет памятный знак на мосту. Борис любил приходить на мост над Новоарбатским тоннелем. Он там отмечал праздник «триколора», и мы всегда с ним там встречались в августовский день. Надеюсь, что к августу новый знак уже будет установлен.
Владимир Кара-Мурза
svoboda

Добавить комментарий