Девятнадцатый день слушаний по существу дела об убийстве политика Бориса Немцова. Трансляция «Медиазоны»

23.11.2016
Слушания по существу дела об убийстве политика Бориса Немцова

Девятнадцатый день слушаний. Восемнадцатый день здесь

В Московском окружном военном суде продолжается рассмотрения дела об убийстве политика Бориса Немцова. Суд заслушал показания свидетеля обвинения Зарины Исоевой, которая убиралась и готовила еду в квартирах, где жили предполагаемые убийцы. Женщина рассказала о поступавших ей угрозах от Руслана Геремеева и неизвестного мужчины, посоветовшего ей покинуть Москву.
На скамье подсудимых Заур Дадаев, Анзор Губашев, Шадид Губашев, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев, им предъявлены обвинения в наемном убийстве.

«Медиазона»
2970566 08.11.2016 Темирлан Эскерханов на заседании суда по делу об убийстве Бориса Немцова в Московском окружном военном суде. (Фото снято через стекло). Михаил Воскресенский/РИА Новости
2970566 08.11.2016 Темирлан Эскерханов на заседании суда по делу об убийстве Бориса Немцова в Московском окружном военном суде. (Фото снято через стекло). Михаил Воскресенский/РИА Новости

  • Накануне в суде начали допрашивать бывшую домработницу обвиняемых, 32-летнюю Зарину Исоеву. Она узнала четырех из пяти подсудимых. Обвиняемого Хамзата Бахаева в квартирах на Веерной, 3 и Веерной, 46 она не видела.
  • Осенью 2014 года подруга Исоевой познакомила ее с Русланом Геремеевым, искавшего человека, который будет убирать в квартире и готовить еду ее жильцам. Тогда же она узнала Руслана Мухудинова. Позже домработница познакомилась с братьями Губашевыми, Зауром Дадаевым и Темирланом Эскерхановым.
  • Сначала Исоева убирала в квартире на Веерной, 3, а ближе к Новому году — и в квартире на Веерной, 46, купленную на имя племянника Руслана Геремеева Артура.
  • У Геремеева и подсудимых Исоева работала до 5-6 марта 2015 года. «Из Веерной, 3 все уехали. Руслан Мухудинов уехал, сказал надо убраться и передать ключи. А на Веерной, 46, я потом уже узнала, задержали Темирлана».
  • Кроме того, Исоева сказала, что Руслан Геремеев был «старшим в этой компании». Он же оплачивал ее работу.
  • После этого свидетелю показали записи с камер наблюдения, на которых она опознала некоторых из подсудимых и их знакомых. На записях с камер на Ильинке, сделанных вечером 27 февраля 2015 года в людях, которые ходили у разных подъездов ГУМа, Исоева опознала Анзора Губашева. Их же она узнала в Трубниковском переулке на записях, сделанных уже после убийства политика: двое мужчин уходят в сторону улицы Большая Молчановка. 1 марта в Трубниковском переулке нашли автомобиль ZAZ Chance, на котором, вероятно, следили за Немцовым.
  • После этого Исоевой показали видеозаписи с камеры, установленной у подъезда дома 46 на Веерной улице.
  • Также свидетель опознала Мухудинова, Шаванова и Анзора Губашева на записях с камер наблюдения во Внуково днем 28 февраля — тогда Шаванов и Губашев улетели в Грозный. На записях с тех же камер, сделанных 1 марта, она узнала Дадева и Руслана Геремеева. Они также вылетели в чеченскую столицу.
  • Кроме того, на заседании выяснилось, что ключевые свиедетели убийства — модель Анна Дурицкая и очевидец Евгений Молодых — не получили письма с вызовом в суд. Из-за этого судья удовлетворил ходатайство прокуроров огласить показания Дурицкой и продемонстрировать видео проверки ее показаний на месте в отсутствие модели.

Заседание началось. В зал зашел судья Юрий Житников.
— В адрес суда поступила детализация соединений, которые были запрошены из «Мегафона» стороной обвинения, — говорит судья. Он спрашивает, желает ли кто-то ознакомиться с детализацией. Защитники просят показать им документы.
Судья приобщает детализацию к материалам дела.

Сегодня гособвинение продолжит допрос Зарины Исоевой, бывшей домработницы четверых подсудимых и Руслана Геремеева.
В зал заходят присяжные.
Заходит и свидетель Зарина Исоева.

Мы возвращаемся к записи на Веерной, 46 и посмотрим другие дни, потом зададим свидетелю вопрос, кто именно в квартиру приходил,

— обращается к присяжным прокурор Семененко.

На проекторе в зале суда транслируется запись с камеры, установленной на входе в подъезд на Веерной, 46. Запись сделана 26 февраля, в 13:33. К двери подходят два человека; первый – крупный мужчина в кепке, его спутника почти не видно. Они заходят в подъезд, после того как звонят в домофон. Через несколько минут из подъезда выходит девушка в сопровождении мужчины.

Прокурор Алексей Львович задает Исоевой уточняющие вопросы.
— Кого вы на данной видеозаписи видите?
— Себя и Артура Геремеева.
— А куда вы направляетесь?
— За покупками.
Исоеву на Веерной видела и свидетель Галина Гарафонова, работавшая консьержкой в доме, где жили обвиняемые.

Также камера запечатлела Mercedes с номером 007, на котором передвигались Артур Геремеев и Заур Дадаев.

Теперь присяжным демонстрируют запись, сделанную той же камерой 26 февраля в 13:44.
К подъезду подходит бритый мужчина с длинной бородой. Исоева говорит, что на записи Темирлан Эскерханов. Позвонив в домофон, он заходит в подъезд.
Через несколько минут, в 13:53, у подъезда паркуется Mercedes, из которого выходят с сумками девушка и мужчина.
— Кто на данной видеозаписи?
— Я и Артур Геремеев.
— Откуда вы приехали?
— Из магазина.
Геремеев открывает дверь ключом и пара заходит в подъезд.

В 14:54 на записи видно, что у подъезда прохаживается мужчина.
— Кто на видеозаписи изображен?
— Руслан Геремеев.
Потом в кадре появляется второй мужчина. По словам Исоевой, это Темирлан Эскерханов.

— И, наконец, интересует нас 18:35 того же дня, — говорит прокурор Алексей Львович.

Изображение уже черно-белое, поскольку на улице стемнело. В подъезд заходит Руслан Геремеев, коротко стриженный мужчина с небольшой бородкой. Он улыбается. С ним в подъезд заходит Темирлан Эскерханов.

Теперь на экран проецируется запись, сделанная 27 февраля 2015 года, в день убийства Бориса Немцова.
В 12:07 из подъезда выходит Руслан Геремеев. Он садится в Mercedes с номером 007 и уезжает.
— А кто за рулем был? Он на пассажирское место садится. Вам известно? — спрашивает Исоеву прокурор Алексей Львович.
— Нет.

В 15:57 недалеко от подъезда останавливается тот же Mercedes, из которого со стороны пассажирского сиденья выходит мужчина и подходит к подъезду.
Это Руслан Геремеев, говорит свидетель. Он держит в руках какой-то сверток.

В 17:29 к подъезду подходят Темирлан Эскерханов и «его друг», имя которого Исоева не помнит. У него густая, но не длинная борода и темные волосы.
В 18:38 к подъезду подходит темноволосый мужчина в куртке и свитере. Запись снова черно-белая. По словам Исоевой, это – Руслан Мухудинов. Он открывает дверь своим ключом и заходит в подъезд.

Прокурор напоминает, что вчера присяжным показывали записи с камеры у подъезда, сделанные около часа ночи и около двух часов ночи 28 февраля, на которых Исоева опознала Дадаева и других, заходящих в подъезд, а через час покидающих его.
Теперь им демонстрируют записи утра 28 февраля.
10:14 – из подъезда выходит мужчина в куртке. По словам Исоевой, на записи — Заур Дадаев.
9:23 – Дадаев заходит в подъезд.
10:34 – у дома появляется черный Mercedes с номером 007. Из машины выходит мужчина в темной куртке. Это Руслан Мухудинов, снова говорит свидетель.
10:44 – из подъезда выходят четверо мужчин
— Тот, который первый идет, это Руслан Мухудинов. Последний – Анзор Губашев, — говорит свидетель и просит заново показать запись. — Второй – это Беслан Шаванов.
Четвертого мужчину она не узнала.

Пока обвинение показывает записи, Цакаев подходит к аквариуму и говорит с Дадаевым.
14:41 – вдоль машин, припаркованных у подъезда, проходится Руслан Мухудинов, он говорит по телефону. Потом он подходит к подъезду и выходит из кадра, продолжая говорить по телефону.
15:05 – Руслан Мухудинов вышел из подъезда.
16:01 – на парковку у подъезда заезжает Mercedes. Из него выходят и идут в подъезд Руслан Мухудинов и коротко стриженный мужчина, которого Исоева не знает.

22:31 — в подъезд заходит Заур Дадаев с сумками, куртка накинута на голову. Дверь он открывает своим ключом.

— Что вы делали в Москве 28 февраля, если ваш отпуск заканчивался 27 февраля? Вы должны были прибыть в воинскую часть, — спрашивает у Дадаева прокурор Семененко.
— Я с вещами собирался уезжать, — отвечает подсудимый.

Прокурор интересуется, почему Дадаев не мог оставаться до 1 марта на Веерной, 3. Дадаев говорит, что тогда ему нужно было бы платить за следующий месяц, а Руслан Геремеев разрешил ему пожить у себя. Семененко отмечает, что квартира на Веерной, 3 была оплачена до августа.
— Почему вы улетаете только 1 марта?
— По идее, я должен был первый улететь, если вы говорите, что я исполнитель. А не под камерами ходить.
— Серьезно?
— Да. А я хожу, где хочу.

Дадаев говорит, что 2 марта он сдал квартиру, в которой проживал на территории части, хоть и подал рапорт об увольнении 1 марта.
«Полагать сдавшим дела и должность 1 марта 2015 года», — цитирует Семененко документ об увольнении Дадаева. — На каком основании 2 марта вы отстреливаете оружие, если уже 1 марта вас считали сдавшим должность?
Документ за подписью начальника части полковника Макаева.

— 1 марта я вылетел около двух с чем-то часов дня. Я из аэропорта ухожу около пяти часов вечера. Я прихожу на работу 1 марта, так как уже поздно, я завтра все сделаю.
— То есть вас задним числом увольняют?
— Каким задним числом? Надо этот вопрос задавать тому человеку, кто составлял этот документ об увольнении.
— Кому? Делимханову А.С.?
— Да хоть Делимханову, — говорит Дадаев. Он также вспоминает Золотова. — У них спросите.
— То есть это они виноваты?
— Конечно, я что ли.
— Почему 2 марта 2015 года вы допущены к табельному оружию и отстреливаете его?
— Мое оружие находится в моем сейфе в моем кабинете на территории части. Я в воскресенье отметился… Я вам еще раз повторяю, у меня квартира на территории части.
— Хорошо. Скажите, какая необходимость была вашего увольнения 1 марта?
— Я дважды был контужен. Я 4 декабря был контужен при штурме (4 декабря 2014 года силовики штурмовали школу в Грозном, захваченную боевиками — МЗ). Я просто написал заявление, что хочу уволиться.
— То есть 4 декабря вы находитесь в воинской части?
— Да.
— Не закрыв командировочное удостоверение?
— В чем вы хотите меня уличить?

Адвокат Цакаев расспрашивает подзащитного. Дадаев говорит, что 27 февраля он вместе с Русланом Геремеевым поехал на пятничную молитву на Воробьевы горы, а потом в ресторан. Дадаев также сказал, что потом был в клубе «Цинк».

Прокуроры повторно показывают запись от 27 февраля 15:57, поскольку Дадаев сказал, что тогда приехал к подъезду на Веерной, 46 вместе с Русланом Геремеевым, но остался в машине.

На записи Mercedes подъезжает к подъезду. Из машины выходит Руслан Геремеев, также открывается дверь со стороны водителя, из нее кто-то показывается, но затем закрывает дверь, оставшись в салоне. Геремеев заходит в подъезд, а машина отъезжает от подъезда. По словам Дадаева, тогда он был за рулем.

— Куда вы поехали? — спрашивает Дадаева Семененко.
— Вокруг дома. Этот дом стоит посередине, один выход из дома. Оттуда же уехал на Веерную, дом 9, там ресторан. Туда заехал.
— Подождите. 15:57, вы уезжаете в этот один выезд, куда?
— Веерная, дом 3, корпус 4. Перед тем как заехать домой, я заехал в «Цинк», сказал, что вечером придем, попросил как обычно столик, за которым мы сидим. И пяти минут там не провел.
— Сколько до «Цинка» ехать?
— Около 10 минут. Если светофоры включатся, то по светофорам.
— Что вы делали после этого?
— После этого до 12 часов ночи я был на Веерной, 3, корпус 4. И потом выхожу после нуля.
— И приезжаете на Веерную, 46?
— В это время я еду с Веерной, 3, корпус 4.
— Ну, это ваша версия.
— Это не версия. Так и было.

Таким образом, по версии Дадаева, 27 февраля он, побывав в мечети и в клубе «Цинк», отправился домой, где и находился до 12 часов ночи. Затем он отправился в гости на Веерную, 46.

Теперь Шамсудин Цакаев задает вопросы свидетелю Зарине Исоевой:
— 27 февраля вас на этом видео не было. Вы тогда приходили на Веерную, 46?
— Нет.
— 28 февраля вы тоже не были?
— Нет, потому что два дня я работала и два дня отдыхала. По-разному график получался.
— 1 марта вы были на Веерной, 46?
— Нет.
— Один вопрос остался. Вы говорили вместе с ними уезжал третий человек — кто это был?
— Заур Дадаев, Руслан Геремеев и Беслан, не Шаванов.

Исоева после похожего вопроса вновь говорит, кто был во Внуково 1 марта.
— Заур Дадаев в тот день, когда они уезжали, был Руслан Геремеев, и Асланбек, — путается свидетель, называя уже не Беслана, а Асланбека.
— Полковник который?
— Нет.

Семененко оглашает показания Исоевой, которые она дала на следствии.

Тогда Исоева рассказывала, что ее подруга Юлия Петренко, с которой они вместе снимали квартиру, предложила ей подработку, о которой девушке рассказали знакомые из Чечни, с которыми Юлия работала в ресторане. В заведении «Цинк» Исоева встретилась с тремя молодыми людьми – Русиком, Асланбеком и Русланом. Русик – Мухудинов, Руслан – Геремеев, поясняла свидетель. Фамилию Асланбека она не знает, однако в разговоре с ней мужчина пояснял, что недавно получил звание полковника. Они договорились, что за каждую уборку Зарине будут платить по две тысячи рублей. Руслан Геремеев сказал, что Русик – его водитель и Зарина может обращаться к тому, если, например, надо съездить в магазин за покупками.
Мухудинов передвигался на Toyota Camry и Mercedes с номером 007. Он сказал, что последний автомобиль принадлежит Руслану Геремееву,

— говорит прокурор.

Каверзин вмешивается и говорит, что в протоколе не указана фамилия.
— Я буду повторять так каждый раз, чтобы картину восстановить, — строго говорит Семененко, но судья просит оглашать показания свидетеля по протоколу. Семененко говорит, что будет все время возвращаться к первой странице протокола, где свидетель рассказала, что «Русик» — Мухудинов, а Руслан — Геремеев.

По вечерам к Геремееву приходил Асланбек. Чем занимался Геремеев, свидетель не знала. На ее вопросы он сказал: «Меньше знаешь, крепче спишь». После этого Исоева перестала задавать вопросы о деятельности Геремеева. Один-два раза в месяц он летал в Грозный. «Русик был более разговорчив», — отмечала Исоева в своих показаниях. Он работал водителем и получал 45 тысяч рублей в месяц.
Позже Исоева познакомилась с «дальним родственником Руслана» Артуром Геремеевым, который стал жить в квартире на Веерной, 3.
В январе 2015 года Исоеву попросили приходить и убирать в квартире на Веерной, 46. Руслан Геремеев там жил один. Примерно тогда же она познакомилась с Зауром Дадаевым, который представился другом Геремеева. Они обменялись телефонами.
Заур стал жить на Веерной, 3, но оставался иногда у Руслана Геремеева, как и Артур. Мухудинов никогда не оставался у Руслана Геремеева, которого свидетель называет лидером в этой компании, которого все боялись.
Позже она познакомилась и с Темирланом Эскерхановым, который представился частным охранником и сказал, что работает в клубе.
Беслана Шаванова она видела единожды в одной из квартир, а позже узнала, что он совершил самоподрыв при задержании.
В конце февраля, когда Исоева пришла в квартиру на Веерной, 3, Мухудинов сказал, что «ребята» уехали, но скоро вернутся.
В начале марта она пришла в квартиру на Веерной, 46. Там был Темирлан Эскерханов, который сказал, что Руслан Геремеев уехал на родину. На сообщение Исоевой Геремеев написал, что скоро вернется. После этого Эскерханов жил в той квартире. А позже Руслан Мухудинов, отвечая на сообщения Исоевой, написал ей, что тоже улетает в Грозный и вернется, когда его позовет Геремеев.
После 1 марта в Москве находились Русик и Темирлан, но в аэропорт Мухудинова возил не Темирлан, а какой-то друг.
«На Веерной, 46 я была почти каждый день и Руслан там был почти всегда», — поясняла следователям Исоева. На Веерной, 3 она была примерно два раза в неделю.

На допросе 11 июня 2015 года Исоева сказала, что не знает об аккаунтах жильцов двух квартир в соцсетях, но Руслан Мухудинов последний раз заходил в WhatsApp 6 марта 2015 года. Исоева в суде подтверждает эти показания.

— На вопрос, знаком ли вам Губашев Шадид, вы говорите, что нет. Почему? — спрашивает прокурор Семененко.
— Ну, я по именам не всех знала, а фотографию я не видела. Мне показали фотографии тех людей, которых я знаю.
— Но сейчас вы утверждаете, что знакомы с Шадидом Губашевым?
— Да.
— А где вы его видели?
— Не знаю точно. Или на Веерной, 46, или на Веерной, 3.
На допросе в июне Исоева говорила, что слышала имя Хамзат в телефонном разговоре Анзора Губашева, но Бахаева не видела в этих квартирах.

Теперь Семененко огласит протокол дополнительного допроса Исоевой от 23 июня 2015 года.

16 июня у свидетеля изъяли телефон, в котором нашли телефонные контакты, указанные под именами Заур, Артур, Русланчик (свидетель поясняет, что это Мухудинов), Темирлан и Руслан.
У Геремеева были два номера и два телефона, у Мухудинова сначала был один номер, а затем он его сменил на «красивый», Дадаев пользовался тремя номерами, у Темирлана было два номера: один — для звонков, второй — для выхода в интернет. Эти показания Исоева тоже подтверждает.

Теперь в суде зачитывают допрос 16 июля 2015 года, когда Исоева опознавала на записях с камеры, установленной на входе в подъезд, жильцов квартиры на Веерной, 46.

Тогда Исоева признала в водителе Геремеева, который 27 февраля в 15:57 на Mercedes подъехал к подъезду на Веерной, 46, Заура Дадаева.

Теперь зачитывают показания, которые Исоева дала на том же допросе по записям из Трубниковского переулка, где по версии следствия, Анзор Губашев и Беслан Шаванов оставили автомобиль ZAZ Chance.

В июле 2015 года она не опознала никого на записях из переулка, но вчера уверенно сказала, что на них запечатлены Анзор Губашев и Беслан Шаванов. Прокурор спрашивает, почему показания отличались.

— Я опасалась за себя, за жизнь своих детей. Это был страх. Тогда я узнала их, что это были они. Но тогда я сказала, что не знаю их, — говорит свидетель.
— А в связи с чем вы опасались?
— Ну громкое дело.
— Вам поступали угрозы?
— Поступали. В конце мая, начале июня 2016 года.
— От кого поступали?
— Я не знаю. Поступали от человека… Он не был ни узбеком, ни киргизом, акцент был кавказским.
— Что он вам сказал?
— Чтобы я исчезла из Москвы. Я обратилась в Следственный комитет, и мне предоставили защиту.
— Ну, дальше не надо продолжать. Понятно, в связи с чем были такие показания, — вмешивается судья.

Прокурор переспрашивает, уверена ли свидетель в тех показаниях, которые она дала вчера, когда опознала Шаванова и Губашева. Исоева отвечает утвердительно.

Теперь Семененко зачитывает акт выемки телефона, в записной книжке которого были указаны Заур, Артур, Русланчик, Тамерлан и Анзор.
— Этот телефон вам возвращали обратно?
— Да.
— А что с ним?
— Ну он уже все. Я его уронила, мне в ремонте сказали, что надо новый покупать.
— Но осматривали ваш телефон?
— Да.
Присяжным показывают протокол выемки.

Исоевой вновь показывают видеозаписи.
Прокуроры просят называть имена людей, которых свидетель опознает. Так, на записи, сделанной 27 февраля в 22:39 у девятого подъезда здания ГУМа, свидетель опознает Анзора Губашева. Затем на записи видно, что Губашев и Шаванов ходят возле ЦУМа. Также исследуется запись от 28 февраля, когда Шаванов и Губашев улетали из аэропорта Внуково. Как и вчера, Исоева опознала Беслана Шаванова, Анзора Губашева и Руслана Мухудинова, который их провожал.

На записи из Внуково от 1 марта свидетель уточняет, что с Геремеевым и Дадаевым на видео Беслан по кличке Бес, но не Шаванов, а Асланбека она упомянула ошибочно.

Судья объявил 15-минутный перерыв.

Житников и присяжные в зале, заседание продолжается. Свидетель Зарину Исоеву в зале суда.
Прокурор разрезает пленку, в которую завернута коробка из-под телефона. Ее изъяли на Веерной, 46. Коробка из-под мобильного телефона «Билайн».

— Вы убирались на Веерной, 46 и Веерной, 3, вы когда-нибудь видели документы, командировочное, коробки из-под телефонов, вот эту коробку, сим-карты? — спрашивает она у свидетеля.
— Сим-карты я видела, а коробки нет.

Семененко показывает присяжным коробку и диктует IMEI-номер, указанный на ней. Ранее при исследовании данных биллинга стороны обсуждали номер IMEI от телефона «Билайн», коробку из-под которого нашли во время обыска в квартире на Веерной, 46.

В обвинительном заключении говорилось, что это IMEI одного из телефонов, который использовали для слежки за Немцовым. Защитники подсудимых указывали на последнюю цифру номера IMEI, которая то указана в деле, то нет. На это Семененко пояснила — последняя цифра не всегда указывается, потому что, как пояснили в «Вымпелкоме», смысловую нагрузку несут 14 цифр, к которым иногда автоматически приставляется 15-я и 16-я цифра, не имеющая смыслового значения.

Прокурор Алексей Львович подходит к трибуне с ноутбуком, вставляет очередной диск, на этот раз — с данными детализации звонков.
Таблица включает в себя сведения о звонках с 3 по 16 февраля 2015 года. Номер телефона соответствует IMEI-номеру телефона, коробку из-под которого прокурор только что показывала.

Теперь Семененко показывает присяжным ответ из «Билайна», насчет двух последних цифр IMEI, «хотя это общеизвестный факт». Эти цифры – 15-я и 16-я – не несут оперативного значения и не влияют на данные биллинга, говорит прокурор.

Пока присяжные осматривают коробку, прокурор что-то поясняла про отпечатки пальцев. Семененко начала рассказывать присяжным о базовых станциях, однако Каверзин прервал прокурора и подчеркнул, что на коробке из-под телефона «Билайн» не было найдено никаких отпечатков. Тогда прокурор пояснила, что она имела в виду отпечатки, найденные в квартире по адресу Веерная, 46.

— Перечисляю, где находился собеседник этого абонента.
7 февраля 18:25 узел связи – Площадь Революции. Потом собеседник был на Третьяковской улице, в Большом Овчинниковском переулке, после 19:00 — на улице Пятницкая, потом снова в Большом Овчинниковском переулке, затем снова на Пятницкой, в Среднем Овчинниковском переулке и на Павелецкой.
13 февраля 20:26 – улица Кржыжановского, улица Серафимовича, потом Лаврушинский переулок и Кадашевская набережная. В 21:58 абонент находился на Берсеневской набережной, в 22:08 в Среднем Овчинниковском переулке, затем Кадашевская набережная, Пятницкая улица, Татарская улица и площадь Киевского вокзала.
14 февраля, после 22:00 — Большая Якиманка, метро «Павелецкая».

Теперь детализацию показывают присяжным, прокуроры Антуан Богданов и Мария Семененко подносят карту к ним и показывают улицы, указанные в детализации. Затем они демонстрируют вторую карту, отмечая, где Кадашевская и Берсеневская набережные.

Семененко представляет детализацию по номеру «Мегафон», который, по версии следствия, принадлежал Шадиду Губашеву и находился в пользовании у его брата Анзора.
На одном из первых заседаний прокуроры просили суд запросить детализацию по номеру 8–925–91–03–32, которым якобы пользовался Губашев.
Компания-оператор предоставила детализацию звонков с 1 сентяря 2014 года по 1 марта 2015 года.
«В данном случае мы должны посмотреть на IMEI [номера «Мегафон»]. Мы потом все более детально посмотрим», — присяжным показывается файл с ноутбука.

По словам прокурора, 6 декабря 2014 года примерно в 7 утра сим-карту «Мегафон» вставляли в телефон с IMEI 0128960016875509. Там с нее пользовались интернетом.
Номер 8-925-91–03-32 был записан у Исоевой в телефоне как «Анзор». Семененко спрашивает свидетеля:
— Вот этот номер, который вы указали как Анзор, чей?
— Анзора Губашева.
Прокурор уточняет, что симку «Мегафон» вставили в телефон в поселке Радищево Солнечногорского района.

Семененко показала протокол осмотра диска с информацией об исходящих звонках с «Мегафона».
Теперь прокурор говорит о номере 89636967984; этот телефон связывается также только с одним номером – 89636967923.
27 февраля в 23:30 радиус действия телефона был в районе Хрустального переулка. После 27 февраля телефон не использовался. До этого также абонент появлялся в районе Большого Овчинниковского переулка и Пятницкой улицы.
27 февраля в 21:52 абонент был в районе Хрустального переулка, 1, в 22:00 тоже. В 23:25 — тогда Борис Немцов выходил из кафе — в районе Красной площади, 2, где находится ГУМ. 23:29 — Хрустальный переулок, 1, в 23:30 — там же.
— Мы потом расскажем, как вышли на эти номера. Это была титаническая работа следствия, — говорит Семененко присяжным.

— И самое главное, — говорит присяжным Семененко, — посмотрите, пожалуйста. Номер телефона – сим-карты и IMEI. IMEI — 863215027770750, идет он 21 февраля – Пятницкая, 22 февраля – тоже Пятницкая, 23 февраля – Пятницкая все то же самое, а потом закончилась батарейка и посмотрите какой номер IMEI вставляется в эту трубку –0128960016875509. Тот же номер, куда вставлял сим-карту Анзор Губашев 6 декабря 2014 года, — говорит Семененко.

Теперь прокурор показывает на карте, где находились абоненты 27 февраля во время убийства Немцова. К присяжным снова подносят фанеру с картой. Семененко показывает Хрустальный переулок и другие улицы, где находился абонент в вечер убийства политика.
21:52 — район действия базовой станции Хрустальный переулок,1. «И островок безопасности, и Ветошный попадают в этот радиус», — уточняет Семененко.
22:00 — там же.
23:25 — Красная площадь, 2.
23:29 — разговор длится 8 секунд, снова Хрустальный переулок,1.
23:30 — там же (9 секунд разговора).

Каверзин снова возмущается комментариями прокурора, которая отмечает, что примерно в то же время на Большом Москворецком мосту оказывается машина убийц политика.
— Да, машина ZAZ Chance подъезжает, — с вызовом отвечает Семененко.

Дадаев просит прокурора пояснить ему какие-то детали.
— Прокурор все в прениях объяснит, — говорит Семененко.

Адвокат семьи Немцова Вадим Прохоров задает вопрос подсудимому Дадаеву.

— Вы слышали показания Зарины Исоевой и оглашение ее показаний в части Джабраила, который вместе с вами заходил в дом на Веерной, 46.
— Она сказала, что Джабраил — брат Темирлана.
— Нет, я такого не говорила, — вмешивается свидетель, Прохоров подтверждает, что Исоева подобного не говорила.
— Я слышал в конце, — настаивает Дадаев.
— А кто это? — уточняет Прохоров.
— Я с ним познакомился в Москве. Он приезжал к Руслану, оставался ночевать, — отвечает Дадаев.
— Он не является сотрудником ФСБ?
— Нет, я, если честно, не знаю.
— Фамилия?
— Не знаю.
Ранее адвокат Прохоров просил допросить Джабраила Махмудова.

Прохоров говорит, что на Веерной, 2 расположена квартира семьи Рамзана Кадырова.

— Вы имеете отношение к этой квартире? — спрашивает адвокат Исоеву.
— Нет.

Прохоров просит свидетеля подробнее сказать, почему, по ее словам, все боялись Руслана Геремеева.
— Ну, все уважали его, — говорит Исоева.
— Асланбек. Мы разобрались, что он был среди тех, кто провожал 1 марта. Вы действительно давали показания, что он сотрудник правоохранительных органов?
— Подождите, там был Руслан Геремеев, Заур Дадаев и Беслан, но не Шаванов. «Бес».
— А кто сотрудник правоохранительных органов?
— Асланбек.
— Вы сказали 11 июня, что Руслан Геремеев периодически посещал «Президент-отель». А вам неизвестно зачем?
— Я не знаю.
— На чье имя там снимал номер?
— Он не снимал номер.
— Вам известно имя Сулейман Геремеев?
— Нет.

Отвечая на вопросы Марка Каверзина, Исоева рассказывает, что в феврале 2015 года в квартире на Веерной, 46 ей поступали от Руслана Геремеева угрозы, что он «сломает ей ноги», если она что-то лишнее узнает и расскажет. При этом в квартире были Артур Геремеев, Заур Дадаев и Руслан Мухудинов.

Адвокат Дадаева допытывается, почему Исоева на допросе сказала, что не может опознать никого на записях, ссылаясь на их плохое качество.
— Когда я дала показания, что там ничего не видно, я прекрасно знала, что там Анзор Губашев и Беслан Шаванов, — отвечает свидетель.
— А почему?
— Я опасалась за свою жизнь.

— В конце мая, начале июня 2016-го поступили звонки. Я не знаю, кто мне звонил, но это были люди из Кавказа, они пообещали поймать меня, пробить голову и показать в YouTube, если я не исчезну из Москвы.

— Вы можете не отвечать на вопрос защитника, — говорит снова Житников.
— Я отвечаю, чтобы человек понял, почему я так говорила.

Вопросы свидетелю задает адвокат Заурбек Садаханов.
— Из оглашенных показаний следует, что вам следователь задал следующий вопрос: «Знаком ли вам Бахаев Хамзат?»
— Я его там не видела.
— Сейчас, я закончу, потом вы ответите. Вы ответили: лично нет, но слышала, что Анзор говорил то ли с Хамзатом, то ли о Хамзате. Почему вы решили, что Анзор разговаривал именно с Хамзатом Баахевым?
— Имя-то звучало.
— Можете ли вы утверждать, что Анзор говорил именно с Бахаевым Хамзатом Алиевичем?
— Я слышала имя.
— Я не слышала Бахаева, я слышала Хамзат.

Садаханов повторяет свои вопросы еще раз, но судья снимает их, а присяжные смеются. Адвокат спрашивает свидетеля, можно ли «сделать кавказский акцент».
— Я знаю, что мне звонил не таджик, — говорит свидетель. Судья просит не отвечать ее на это вопрос.
— Кроме вашего голословного заявления… — начал отвечать свидетелю Садаханов, но его перебил судья.
— Защитник, не надо комментировать показания свидетеля. Это давление на свидетеля, — оборвал защитника Житников.

Завязывается перепалка, Садаханов говорит, что судья препятствует его адвокатской деятельности, из-за чего он обратится «куда надо».

Теперь он спрашивает Анзора Губашева.
— Вы в присутствии или в условиях, где свидетель могла услышать, на улице Веерная когда-нибудь обсуждали Бахаева Хамзата?
— Нет. На протяжении нескольких месяцев я с Бахаевым вообще не созванивался. А вот этот свидетель нагло врет, — говорит подсудимый.
— Я не звонил ни Хамзату, и я не упоминал имя Хамзата. Такого не было, — отвечает Анзор на замечание судьи.

Садаханов спрашивает свидетеля изменилось, ли что-то после угроз, но судья снимает этот вопрос: «Свидетель сказала, что сейчас на нее давление не оказывается».

Теперь вопросы задает адвокат Анна Бюрчиева.
— Вы говорите, что Эскерханова видели около шести раз. Можете сказать когда?
— Точно не могу сказать. Это было в феврале, последний раз — вечером. В квартире и ресторане.
Первая встреча была в ресторане, после ужина Эскерханов отвез ее на Веерную, 46.
— А намаз он производил?
— Нет.

Эскерханов говорит что-то Садаханову и показывает пальцем на свидетеля. Они говорят по-чеченски. Шадид Губашев спрашивает, где его видела свидетель.
— Я не помню, это было два года назад, — говорит Исоева.

Теперь вопросы у Марка Каверзина, Эскерханов и Садаханов что-то оживленно обсуждают. Исоева говорит Каверзину, что не знает чеченский.
— Вы слышали от Дадаева и остальных разговоры, связанные с злостью, местью Немцову? Высказывания об издании Charlie Hebdo?
— Нет.
— Какую-то агрессию к другим партиям?
— Нет. Я к ним хорошо отношусь до сих пор. Они ко мне хорошо относились. Не знаю, как сейчас.
Больше к Исоевой нет вопросов, ее отпускают.

Прокурор предлагает сделать перерыв. Судья напоминает, что подсудимые просили показать им детализацию и объяснили то же, что и присяжным. Стороны сошлись на том, что данные детализации с диска обвинители передадут защите и адвокаты уже объяснят подсудимым, что они означают. Эскерханов чем-то возмущается, говорит по-чеченски.

Присяжных отпускают.
Заседание продолжится завтра в 11 часов.

Источник:
«Медиазона»


23.11.2016. Девятнадцатое заседание суда над обвиняемыми в убийстве Бориса Немцова.

23-11-2016-court-sol-piket-1

23-11-2016-court-sol-piket-2

23-11-2016-court-sol-piket-3Фотографии — Надежда Митюшкина

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s