Двадцать седьмой день слушаний по существу дела об убийстве политика Бориса Немцова. Трансляция «Медиазоны»

14.12.2016
Слушания по существу дела об убийстве политика Бориса Немцова

Двадцать седьмой день слушаний. Двадцать шестой день здесь

В Московском окружном военном суде защита обвиняемых по делу об убийстве политика Бориса Немцова продолжает представлять свои доказательства.
14 декабря допросили знакомого Шадида Губашева.

На скамье подсудимых Заур Дадаев, Анзор Губашев, Шадид Губашев, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев, им предъявлены обвинения в наемном убийстве.

«Медиазона»

Фото: Евгений Одиноков / РИА «Новости»
Фото: Евгений Одиноков / РИА «Новости»

На прошлом заседании

  • сторона защиты буквально за несколько минут допросила Дукуа Талхигова, родственника и друга почти всех подсудимых, кроме Темирлана Эскерханова. Свидетель также работал водителем КАМАЗа вместе с обвиняемым Шадидом Губашевым.
  • Талхигов рассказал, что дружит с Хамзатом Бахаевым с детства и не раз бывал у него дома в подмосковной деревне Козино. По просьбе адвоката Бахаева он пояснил, что телефон Samsung, изъятый дома у его приятеля, принадлежал ему. Никто из подсудимых, сообщил Талхигов, не интересовался политикой и никогда не упоминал Бориса Немцова.
  • Затем была допрошена Галина Гусева, продавец-кассир магазина мужской одежды. С 2010 года она встречалась с подсудимым Бахаевым. Официально они расписались 1 июня 2016 года, когда он уже находился в СИЗО.
  • Гусева рассказала, что в выходные дни она часто приезжала к Бахаеву в Козино, в рабочие дни они иногда встречались в квартире ее дальней родственницы на улице Ивана Франко. Кроме того, Галина иногда приезжала в квартиру своих родителей на Гвардейской улице. В Козино она время от времени видела Губашевых, снимавших дом вместе с Бахаевым. Свидетель пояснила, что их комнаты были изолированы друг от друга, поэтому пересекались они редко.
  • 27 февраля 2015 года, в день убийства Немцова, Гусева весь день работала. В течение дня она созванивалась с Бахаевым, и тот говорил, что находится дома в деревне Козино. Около полуночи Бахаев встретил Гусеву на станции метро «Кунцевская», откуда они направились в квартиру на улице Ивана Франко.
    До 1 марта пара оставалась в этой квартире.
  • Суд допросил ее дочь, 20-летнюю Юлию Винникову. Та рассказала, что с Бахаевым она в прекрасных отношениях и считает его своим отцом.
  • Прокурор Мария Семененко уточнила у Гусевой и Винниковой, что им известно о судьбе бесследно исчезнувшей несколько лет назад бывшей жены Бахаева, от которой у него шестеро детей. Новая супруга Бахаева ответила, что ничего об этом она не слышала.
    Между тем, по данным источников «Коммерсанта», «Хамзат Бахаев якобы настоял на разводе после того, как генетическая экспертиза установила, что седьмой ребенок, рожденный Хедой Бахаевой, оказался не его. После этого он вместе с шестью детьми и уехал. А о местонахождении его бывшей супруги не знают даже ее родственники».

В зал заводят обвиняемых. Пристав делает замечание адвокату Эскерханова Розе Магомедовой.

«Будете что-то выкрикивать опять, выйдете из зала сразу»,

— предупреждает он защитника.

Сегодня отсутствуют защитник Шамсудин Цакаев и адвокат потерпевших Вадим Прохоров.

На заседание были вызваны четыре свидетеля, говорит судья Юрий Житников, но ни один из них не смог прийти.
Сведений о Салуевой нет, Балюк будет вызван на 20 декабря, у Гурария заперта квартира, и по извещению за телеграммой он на почту не является. Альгиева находится на отдыхе, но 20 декабря обещал приехать.
Адвокат Магомед Хадисов перечисляет материалы, которые он сегодня хотел бы зачитать — часть при присяжных, а часть в их отсутствие.

Среди документов, которые просит огласить Хадисов:

  • карточка учета транспортного средства Губашева,
  • постановление об отказе в возбуждении дела о принуждении к ложным показаниям,
  • справка от правозащитника Андрея Бабушкина,
  • протокол допроса свидетеля, который рассказал, как Губашев работал на КАМАЗе,
  • протокол осмотра предметов, а именно рекламных листовок о грузоперевозках,
  • справка из СИЗО-2 «Лефортово» на братьев Губашевых,
  • справка о медосвидетельствовании в ИВС на Шадида Губашева,
  • протокол допроса свидетеля о времени опечатывания машины BMW.
  • Также адвокат просит продемонстрировать предметы, изъятые из BMW — это нужно, чтобы у защиты появилась возможность задать Губашеву вопросы о том, принадлежат ли ему эти вещи.

Другие адвокаты поддерживают ходатайство Хадисова, подсудимые согласны.
Гособвинитель Мария Семененко просит несколько минут, чтобы свериться с материалами дела.

Житников уточняет, почему Хадисов хочет огласить некоторые материалы без присяжных:
— Зачем некоторые материалы, вот вы сказали, заявили в отсутствие присяжных. Какой смысл в этом?
— Ну процессуально чтобы все нормально было. Если вы позволите, я-то, конечно, с удовольствием готов…
— К чему готовы?
— К тому, чтобы исследовать с участием присяжных.
Судья объявляет перерыв.

Перерыв закончился, прокурор Семененко изучает материалы, об оглашении которых просит Хадисов.
Гособвинитель возражает против оглашения почти всех перечисленных Хадисовым документов в присутствии присяжных.
Например, Семененко считает, что нельзя зачитывать протокол допроса свидетеля Зибаева, поскольку его фамилия еще не звучала в ходе процесса.

Судья Житников прислушивается к Семененко и по большинству материалов отказывает, в том числе в оглашении показаний всех названных адвокатом свидетелей.
После этого адвокат Магомед Хадисов сообщает, что привел своих свидетелей по фамилии Тымко. Судья разрешает их допросить, но сначала без участия присяжных.

Первый свидетель — Тымко Виктор Васильевич.
Занимается частным извозом на грузовике. Из подсудимых знает «Губашева Шадида, Анзора и Хамзата». «Друзья, с Шадидом коллеги, можно сказать», — поясняет свидетелям.

Магомед Хадисов начинает допрос:
— Есть ли у Губашева грузовой автомобиль?
— Да.
— А другой?
— Да, BMW третьей модели.
— Чем он зарабатывал на жизнь?
— Ездил на грузовике, занимался тем же, чем и я, перевозкой сыпучего. Ну, или мусора. Всего, за что платили.
— Где он проживал?
— Ну, фактически он проживал не в Чечне, а в деревне Козино, дом 10.
— Вы там бывали когда-нибудь?
— Каждый день бываю.
— О чем-нибудь деревня Чесноково вам говорит?
— Конечно, мы доставляли туда грузы.
— Знаете, что там расположен поселок Бенилюкс?
— Да, конечно.
— В связи с чем вам это известно?
— Ну заказы там были, я Шадида отправлял. Мы делились заказами, работали.
— Какое расстояние между Козино и Чесноково?
— В районе 10-15 километров. Там разные заезды, для грузового и для легкового транспорта.
Пристав приглашает присяжных.

В присутствии присяжных Магомед Хадисов задает те же самые вопросы, свидетель отвечает так же.
— Какой была марка грузового автомобиля Шадида Губашева?
— КАМАЗ 55 с кабиной.
— Как он выглядит?
— Самосвал зеленого цвета.
— Как давно вы с Шадидом знакомы?
— Года с 2005.
— Как давно он работал водителем самосвала?
— Тоже с 2005, ну может с шестого.
— Где он жил?
— Деревня Козино, дом 10б.
— Как часто вы там бывали, в деревне?
— Каждый день.
— Что именно возил Губашев?
— Сыпучие грузы. Щебень, песок.

Адвокат снова спрашивает про Чесноково, свидетель опять отвечает про Бенилюкс.
— Вы видели у Губашева автомобиль ZAZ Chance?
— Нет, я даже не знаю, как он выглядит.
— Вы видели его с оружием в руках?
— Нет.
— До задержания вел ли он себя подозрительно?
— Нет.
— Знакома ли вам Светлана?
— Конечно.
— Кто она?
— Ну, девушка, жили гражданским браком.

Допрос продолжает адвокат Каверзин:
— Вы каждый день выезжали на работу?
— Практически. Бывало и круглые сутки работал.
— Были ли заказы у Губашева в деревню Чесноково? Как часто?
— Ну там был клиент, насколько я понимаю, с которым он долго работал.
— А почему долго работал? Дом строил?
— Ну может не один, три дома… Он и меня туда посылал.

Защитник Темирлана Эскерханова Анна Бюрчиева спрашивает, кого свидетель знает из подсудимых, и уточняет, узнает ли он Эскерханова. Тымко говорит, что не знает его.
— А видели ли вы там Mercedes 300?
— Какой цвет?
— Черный. Шикарная машина, большая, дорогая.
Свидетель не помнит.
— Вы заметили, что у Шадида большие деньги появились?
— Да нет.
— А вам Немцов известен?
— Ну, я знал, что есть такой человек, что он губернатор там какой-то.
— А про карикатуры на пророка говорили?
— Ну, я православный, а он мусульманин, мы с Шадидом никогда на тему религии не говорили.

Адвокат Каверзин уточняет, как долго ехать до деревни Маслово. Свидетель говорит, что минут 30-40.
— Можно ли доехать от деревни Маслово до поселка за шесть минут?
— Нет, не думаю. Может, и можно, но я бы не смог.

Защитник Заурбек Садаханов спрашивает, как свидетель познакомился с Бахаевым.
— Ну, познакомился с Шадидом, дружили, дядьку я его знал, и вот так познакомился с Хамзатом.
— А где он работал?
— Ну, он поначалу тоже работал на грузовике, потом какими-то телефонами стал заниматься.
Муса Хадисов интересуется, как давно свидетель знает Анзора Губашева — на пару лет меньше, чем Шадида. Занимался он тем же, развозкой сыпучих грузов.
— На жизнь хватает при такой работе?
— Хватает, тысяч 60-70-80.

Свидетеля вновь спрашивает адвокат Магомед Хадисов:
— Как происходит перевозка грузов, как клиент находит?
— Да по-разному. Могут на дороге остановить, могут позвонить по знакомым, могут рекламу какую-то узнать.
— Как отгрузка происходит?
— Все зависит от клиента — иногда они подстилают что-то, иногда просто вываливаешь… По времени, не знаю, от пяти минут до часа.
— Бывает, что одному клиенту возят несколько раз в день?
— Бывает и 10.
Шадид спрашивает у Тымко, брал ли он в долг у свидетеля.
— Ты у меня одалживал, но не помню, ну 150 вроде, — говорит свидетель.
— А как я объяснил, зачем?
— Не хватает на машину. То ли вы не могли снять их со счета, что-то такое.

Прокурор Мария Семененко подходит к свидетелю и просит назвать его номер телефона, которым он пользовался. Тымко называет, добавляет, что пользуется им с 2008 года.
— Теперь расскажите, уважаемый свидетель, где вы числились, когда работали. Работали вы официально или нет? — интересуется прокурор.
— Неофициально.
— Назовите главного в вашем офисе, который координировал маршруты?
— Не было такого человека.
— Тогда расскажите, как проводилась ваша работа. Какой график, какая зарплата? Во-первых, как называлась ваша фирма?
— Он же сказал, — вмешивается адвокат Хадисов.
— А мы его не видели на следствии — он не допрашивался на следствии, мы его видим в первый раз, — обращается прокурор к присяжным. — Поэтому мы будем допрашивать обо всем.
Давайте с самого начала. Как была скоординирована ваша работа? Как проходил день?
— Утром встал… Кому как удобно. Если заказ с утра, поедем вдвоем. На разных машинах.
— А по какому номеру звонили?
— Ну, по личному, по этому моему номеру.
— А Шадиду?
— Ну, могу посмотреть.
Свидетель выключил телефон, теперь прокурор ждет, когда включится.

Свидетель называет номер Шадида 8-922-761-74-79.
— Как часто вы общались с Шадидом? — продолжает прокурор задавать вопросы свидетелю.
— Ну, каждый день почти, в одном гараже каждый день находились…
— А где он?
— Ну, в деревне Грязь.
— Вот вы приходите в гараж. Вам утром поступает звонок. Каждый день он поступает?
— Ну да, каждый день в принципе.
— И до какого момента вы в гараже находитесь?
— Ну, пока не стемнеет.
— Ну, темнеет-то по-разному.
— Ну, может, до 20:00.
— Расскажите про график вашей работы, был ли он, или он был связан только с телефонными звонками?
— Не было определенного графика, позвонили и позвонили.
— Ночью чем вы занимались с Шадидом?
— Ну, спали, — свидетель смеется.
— В разных местах?
— В разных.

— Какая зарплата у вас была?
— Стабильной не было. 60-70-80-100.
— Вы с Шадидом общались вплоть до какого момента?
— Ну, после Нового года мы еще общались, потом он уехал, ну, на историческую родину… Вообще когда он уезжал, мы особо не общались.
— Вы работали январь-февраль?
— Ну да.
— И Шадид, и вы?
— Ну да, но каждый день уже работы не было, зима же.
— Ну, я не знаю специфику вашей работы.
— Ну специфика связана со стройкой, в январе особо не построишь.
— А потом как вы узнали, что его задержали?
— По телевизору увидел.

Семененко:
— А он отчитывался вам по заказам?
— Ну нет, он в мои дела не лез, я в его не лез.
— Чем он занимался 21 октября 2014 года, 31 октября и 5 ноября 2014 года?
— Ну, не знаю, может, мы виделись, но я не могу точно сказать сейчас. Два года прошло.
— Ну, вот видите, два года прошло, а вас только сейчас вызвал адвокат. Ну, вот расскажите, в какой дом делал заказы в Бенилюкс Шадид Губашев?
— Ооой, вот это не скажу сейчас, там их миллион.
— А там охранники сидят на КПП?
— Ну, может, записывали, на тот момент точно записывали, но сейчас этого не найти уже.
— А 26-27 февраля 2015 года что делал Шадид? Ну, может, с 23-го вспомните, может, вместе отмечали?
— Что отмечали?
— Ну День защитника отечества, мужчина с мужчиной отмечают…
— Так, а он мусульманин…
— А причем тут вера? Общедоступный праздник.
— Ну 23-го я праздновал, без него. А 26 и 27 я уже и не помню, но мы не виделись.
— Ясно… Скажите, а в доме в Козино вы бывали? Как там?
— Как принимали?
— Да не как принимали. Где кушали?
— За столом.
— А где кухня?
— При входе.
— На первый этаж?
— Ну да.
— А санузел?
— Если не ошибаюсь, на улице.
— А на втором этаже были.
— Был.
— И что там?
— Ну, там, по-моему, недостроенное еще… Ну, я давно там был. Шадид жил на нижнем, —вспоминает свидетель Тымко.
— А на верхнем кто?
— Хамзат.
— А как вы попадали с первого на второй?
— Ну, с улицы.
— А на втором, не помните, кухня была?
— Я когда там был, там не было ничего.
— А руки там помыть можно было?
— Был умывальник. Да-да, был умывальник.
— А на первом не было?
— Нет, на первом был, а на втором не было ничего.
— А, все, понятно
— А диван-то был на первом этаже?
— На кухне?
— Ну, на кухне тоже.
— Ну, был!
— Цвет не помните?
— Ну, нет, не помню.

— Ксению Штыркину не помните? — интересуется прокурор у коллеги Шадида Губашева.
— Ну, я ее знаю, а она меня нет, наверное… Ну, я знаю ее, как человека, но ни разу с ней не общался. Со Светланой вот общался, жена моя общалась.

Штыркину уже допрашивали в суде 24 ноября. Она рассказала, что встречалась с Шадидом.

— А вы помните, где вы были в эти дни? Вот 29 октября где вы были, что делали, можете вспомнить?
Свидетель смотрит в календарь:
— Это была среда, ну, значит я был в гараже.
— А Шадид был?
— Ну, прогулов у нас не бывает, но и заказов, может, не было… Не знаю.
— А 31 октября. Пятница. Что делали?
Тымко долго чешет бороду:
— Не помню.
— А 5 ноября?
— Ну, нет, не могу сказать.
— Вы сказали в Козино на первом этаже был рукомойник. А вы сказали, что ходили на улицу в санузел. А на первом этаже санузел был?
— По-моему, он был, но мы им не пользовались. Не помню точно, но если он был, то мы им не пользовались. Там еще была одна комната, ты входишь справа там… Шадид же не пил, не курил…
— Что, правда, что ли? — смеется Семененко
— …спортом занимался, и там были штанги всякие, — продолжает свидетель.

— Каким образом вы и Шадид Губашев попали в резиденцию Бенилюкс? Кто вам позвонил оттуда и когда? — продолжает прокурор Семененко.
— Если звонили Шадиду, то поехал туда Шадид. Если мне позвонили, то я мог его с собой взять.
— Поточнее можете сказать, когда в Бенилюкс ездили? Хотя бы год?
— Так я туда каждый год, я даже в этом году туда ездил.
— Ну, к кому ездили?
— Ну, точно не по старым клиентам, клиенты Шадида пропали.
— А почему они пропали?
— Я откуда знаю, не мои же клиенты.

Адвокат потерпевших Ольга Михайлова просит описать место, где находится Бенилюкс, какие ворота, как туда можно заехать.
— Коттеджный поселок, весь заставленный плиткой…
— Вы подъезжаете — это отдельная дорога?
— Ну, подъезжаешь, там первая КПП, справа пирамида, дальше дорога круто вверх. Заказчик заказывает пропуск. Потом второе КПП, там уже посерьезнее. Там, чтобы въехать в этот поселок, только минут 40 надо, он огромный.
— А вас должен встречать клиент?
— Необязательно, если не первый раз, то просто пропуск заказывает клиент и ты сам приезжаешь на место загрузки.
Адвокат спрашивает, какие поселки рядом находятся, — свидетель перечисляет с десяток.

Адвокат Михайлова:
— Вы говорили, что были в Козино в доме практически ежедневно?
— Я сказал, что я в деревне был почти ежедневно, а в доме у Шадида я просто бывал, — уточняет Тымко.
— Часто ли вы там видели Бахаева?
— Ну да, часто.
— А видели вы с ним Галину Гусеву?
— А кто это? Была там женщина, не знаю, жена. Может, и видел.
— Женщин с Хамзатом Бахаевым вы каких-то видели?
— Пару раз я видел — женщина какая-то была с ним.
— А когда это было?
— Может, осенью 2014 года.
— Какого возраста женщина?
— Не знаю, женщину неприлично спрашивать.
— Можете описать?
— Ну, мусульманка, темненькая, от 30 до 40… Я не особо старался ее рассмотреть, запомнить.
— А женщин со светлыми волосами вы видели?
— Света.
— А с Бахаевым?
— Нет.

— Было ли видеонаблюдение в Бенилюксе? — спрашивает прокурор Львович.
— Даже если я его не видел, оно по-любому было. Но я не обращал внимания.
— На первом, втором КПП?
— Ну, на первом, может, не было, я вообще не знаю, зачем оно стоит, а на втором точно было — оно огромное, там стоянка у них, машины, здание администрации… Все серьезно.
— А вы какие документы предоставляли, когда въезжали?
— Ну, иногда паспорт, иногда техпаспорт, иногда права. Не знаю, выписывался ли пропуск на меня или на автомобиль, но выписывался.

Адвокат Садаханов:
— Первый и второй этаж дома в Козино изолированы?
— Да.
— В Бенилюкс посторонний без предупреждения может попасть?
— Нет. Ну, может, через забор, и то там камеры.
— Охрана там есть, могут поймать?
— Думаю, да.
— Скажите, пожалуйста, как часто вы пристально присматриваетесь к женщинам?
— Ну, первый раз, может, и всматриваюсь, а так ну нет вообще, — говорит свидетель и смеется.
— Ваша жена красит волосы?
— Ну да. В черный.
— А было, что бы знакомые ваши в светлый красили?
—Да я, даже когда жена красит, не замечаю обычно.

Вопросы Тымко задает Шадид Губашев:
— Где находится поселок Шервуд и Миллениум? Рядом с какими?
— Ну по ходу там, где Бенилюкс. Шервуд, Ричмонд, там все рядом.
— А Новорижское шоссе далеко?
— Ну, они, получается, на нем находятся.
— Ну, когда проезжаешь, сможешь увидеть эти поселки?
— Ну да.
— Как мы можем договориться о клиентах, не созваниваясь, каким образом?
— Встретиться?
— Где встретиться?
— Да, где угодно, в гараже, в деревне, дома.

После перерыва адвокат Магомед Хадисов говорит, что некоторые вещи не нашлись в коробках. Защитник хотел показать свидетелю вещи из BMW Шадида Губашева.
— Может быть, они находятся в Следственном комитете? Скорее всего, да.
— Ну, заранее надо было как-то!
— А мы не знали, что свидетель сегодня приедет, поэтому так, — объясняет Хадисов.
— Ну, чтобы доставить их, не ранее завтрашнего дня.
— Тогда я попросил бы перерыв, чтобы не отвлекать его от работы.
— Но Виктор Васильевич ведь говорил, что с работой, со стройками зимой плохо!

Свидетель сказал, что завтра тоже сможет приехать.

  • Тогда Хадисов говорит, что и второго свидетеля тоже допросят завтра, потому что нет смысла сделать это сейчас.
  • Свидетеля Тымко отпускают, сейчас будут исследовать в присутствии присяжных данные системы «Поток».
  • Судья уточняет, что вещдоки смогут доставить только к 20 числу, поэтому и свидетелей тогда будут допрашивать.

Темирлан Эскерханов говорит судье, что хочет есть:
— Вот каждый раз нам ваша честь кушать не дают! Каждый раз уходят на перерыв, а мы тут остаемся! Меня привезли в 4 часа, а в 6 увезли! Это каждый день такое.
— Возражаю против принудительной диеты, — заступается за подсудимого адвокат Садаханов.
— Полчаса потерпите? — интересуется судья.
— Нет, надо кушать в свое время! Мне в туалет надо! Я уже сколько месяцев терплю! — возмущается Эскерханов.
В итоге судья Житников соглашается объявить перерыв.

Заседание продолжится завтра в 11:00.

Источник:
«Медиазона»


14.12.2016 Пикеты Солидарности у суда продолжаются.

14-12-2016-court-solid-1 14-12-2016-court-solid-2 14-12-2016-court-solid-3 14-12-2016-court-solid-4 14-12-2016-court-solid-5

Фотографии — Надежда Митюшкина

Двадцать седьмой день слушаний по существу дела об убийстве политика Бориса Немцова. Трансляция «Медиазоны»: Один комментарий

Добавить комментарий