«Люблю фильмы, которые делают меня добрее. Этот — сделает»

12.03.2017
Фильм «Слишком свободный человек»
Впечатления, эмоции, мысли…

Юрий Богородский, Москва

Сегодня ходил в кино на «Слишком свободного человека».
Это документальный фильм про Бориса Немцова. Не всё же по «Ла-Ла Лендам» ходить.

На документалки в кино хожу редко. Это, пожалуй, второй раз. В первый раз был красивый фильм про белых медведей.
«Слишком свободный человек» тоже красивый интересный фильм. Драма.
Вроде бы и прогулялся по Пятницкой после просмотра, и в кафе перекусил, с друзьями пообщался, но грустное настроение пока не покидает. Это признак того, что фильм хорош. Зацепил. Грусть понятна и легко объяснима. Фильм о реальной истории человека, нашего современника. Вы знаете, чем она окончилась.

Люблю фильмы, которые делают меня добрее. Этот — сделает.

Немцов был заразительно позитивен и жизнелюбив. Он верил в некую конечную справедливость, был в этом невероятно наивен даже. И простая его биография, вот это кино, оставляет ощущение светлое и доброе, пусть и с грустным оттенком.

Зачем же ходить в кинотеатр на фильм про политику? Проще дождаться нужного момента и скачать его в интернете. Если интересуешься политикой. Я не интересуюсь. Но посмотреть «Слишком свободного человека» захотелось. И именно в кино.
Почему же мне этого захотелось? Из-за резкого акта, совершенного по отношению к Немцову. Его убили нагло и цинично. Прямо у Кремля. Убийство это политическое, заказчиков никогда «не найдут». Это всё очевидные вещи.

Я никогда не увлекался ни оппозицией, ни деятельностью Немцова. Я не таскался по болотным площадям и проспектам Сахарова. Я вообще плохо переношу большие скопления людей. Я против митингов. Я ненавижу революции. Я не за Путина и не против Путина. Я — за людей, за равномерное поступательное стремление ко всеобщему благу, за устойчивость общеизвестных принципов. Но омерзительно дерзкое убийство оппозиционного политика меня задело. Такие чувства я переживал лишь однажды. В середине адреналиновых 90-ых.

Когда мне было 11 лет, я как-то остался ночевать у бабушки. Проснувшись наутро, услышал, как бабушка, сидя на кухне у радиоприемника, плачет. Плакала она раньше только по одному поводу, — вспоминая свою покойную маму.
«Бабуль, что случилось? Почему ты плачешь?» «Листьева убили…»
Листьев был для меня, ребенка, добрым усатым человеком из телевизора. Он вел игру «Поле чудес» и много всяких непонятных скучных программ, где разговаривал с разными людьми. Но у него были добрые глаза. Его убийство что-то надорвало во мне. Понять и объяснить этого я тогда не мог.

Приехав в школу, я отправился на первый урок, которым оказался русский язык. Его вела наш классный руководитель Анна Александровна. После звонка все уселись, атмосфера в классе была гнетущая. «Вы все уже знаете, что сегодня ночью убили Владислава Листьева» — опустив глаза в пол, начала урок Анна Александровна. После чего мы грустно перешли к какой-то плановой теме. Это было в первый и последний раз, когда учитель на уроке упомянул о событии из внешкольной жизни. Просто потому что проигнорировать этот факт было невозможно, — в классе сама собой стояла атмосфера подавленности. Это происходило в средней школе номер 6 по улице Комарова во 2-ом микрорайоне города Балаково в Саратовской области на Средней Волге. Отчего-то я уверен, что такая же атмосфера в тот день царила по всей стране.

И вот ушли и даже начали забываться 90-е, страна нюхнула демократии, Россия подружилась и снова разругалась с США, мир стал в разы открытее благодаря интернету.
Стоял 2015-ый, и вновь раздался выстрел. Пуля, выпущенная в 90-ых, попала в какую-то черную дыру и выскочила в наши дни, убив одного из персонажей ельцинского времени. Я тут вспоминал 1995-ый, а в фильме вам напомнят про 1953-ий. И знаете, это еще страшнее.

Кем же был для меня Немцов? Кучерявым парнем из 90-ых, который ходил с кем-то в белых штанах и плескался водой с Жириновским на потеху публике. А позже? А позже одним из оппозиционеров, что-то мямлящих и вечно несогласных с властью. Все эти явлинские, немцовы, хакамады.. черт их разберет, чего они хотят.

Простите, Борис, что не разглядел Ваше человеческое величие при Вашей жизни. Впрочем, это Вас бы не спасло, — бескомпромиссность еще никого не спасала.

Зал был полон, были и совсем молодые ребята, какие бывают на обычных фильмах про любовь. Я впервые видел такое, чтобы люди оставались на своих местах, когда фильм заканчивается, и идут титры. Это еще один признак того, что фильм хорош.

Я боялся не высидеть два с лишним часа. На документальном фильме. Про политику. Про российскую политику 90-ых. Я не заметил, как пролетело время, и мне было жаль, что всё так скоро закончилось. И люди весь сеанс сидели тихо (признак вовлечённости), почти не шуршали пакетами с чипсами, смеялись в нужных местах (да, там есть юмор).

А знаете, почему фильм смотрится легко и интересно?
Да потому что он не про российскую политику 90-ых, он про нашу жизнь. Про меня, про тебя. Про то, что сейчас с нами происходит. Он про человека. Веселого, жизнерадостного, красивого, нереально честного.
Это очень хорошая драма. С увлекательнейшим сценарием, которого никому выдумывать не пришлось.

Зачем я об этом сейчас рассказываю?
Я это делаю для того, чтобы вы сходили на хорошее кино.
Чтобы посмотрели его именно в кинотеатре.
Чтобы показы из-за неугасающего интереса публики продлили.
Чтобы фильм собрал кассу. Чтобы это произошло, когда некоторые вокруг кричат о том, что свободу слова зажимают. Чтобы вам было о чем подумать. Чтобы вы не пропустили нечто интересное.

С моей стороны, это, пожалуй, всё, что я могу сделать в ответ на дерзкий акт убийства Бориса Немцова, оппозиционного политика в 21-ом веке, но весьма вероятного будущего президента России в веке 20-ом.

А еще впервые прошу сделать репост моей записи, если посчитаете это уместным.
Не столько ради «Слишком свободного человека», сколько для любого слишком свободного человека.

12 марта 2017
Оригинал

Добавить комментарий