Несколько штрихов к портрету

11.07.2017
О Борисе Немцове

Ольга Лехтонен:

Для меня это очень эффективный метод. Когда хочется превратиться в бешеную обезьяну, мне нужно посмотреть на Немцова. Это немедленно возвращает мне человеческий облик. Становится стыдно за свои дикарские замашки и хочется как-то больше соответствовать ему. А не стаду бешеных обезьян.
Мне Немцов очень помогает сохранять в себе человеческое. Правда.

Полагаю, что все присутствующие знают о моем отношении к Немцову. Но не все понимают, почему со мной приключилась такая штука. Почему этот человек стал для меня таким важным, таким необходимым, таким родным.

Я пока не могу достаточно внятно это объяснить…
Но пока он был жив, он был для меня несомненно человеком авторитетным и уважаемым. Человеком, заслуживающим доверия. Тем, к чьим словам в любом случае стоит прислушаться, даже если ты не согласен.
Сейчас все иначе. Сейчас я знаю о нем в тысячу раз больше, чем тогда. И вижу, и понимаю его лучше. И люблю иначе.

Сейчас я многому у него учусь. Пытаюсь, во всяком случае (мне по многим показателям до него очень далеко, увы).

Что вообще главное в Борисе? Его удивительная доброта, прежде всего. Его человечность, его поразительная, абсолютно нереальная доброжелательность ко всем, его такое естественное, легкое благородство — с самоиронией, с таким прекрасным мальчишеством…
Вот просто несколько таких маленьких штрихов к портрету, которые вызывают у меня только искреннее изумление и восхищение.

1) Отношение к поверженному противнику. Отношение к мертвому человеку, к памяти о мертвом человеке.
— Например, отношение к Лужкову.

«Пока он был у власти, я постоянно его критиковал, всем это прекрасно известно. Но сейчас, когда его сняли, я не буду его пинать».

(пруфлинки потом прикреплю, когда вспомню, что и где).

— Например, отношение к Ельцину.

«Пока он был жив, я постоянно его критиковал, когда он умер, многие хотели, чтобы я написал мемуары о нем, что-то такое рассказал. Но я не буду этого делать»

2) Отношение к идеологическим оппонентам.
— Например, в конце передачи «Дзядко-3» был дивный вопрос, что он будет делать, если останется с Путиным на одном острове и у них будет одно ружье на двоих.
Потрясающий ответ.

«Ну, на необитаемом острове он неопасен для меня и для моей страны. Я абсолютно не кровожадный человек и не злопамятный. Будем выживать как-то. Охотиться…»

Многократно повторял, что не желает ему судьбы Каддафи и т.п.


— Например, история про молодых «нашистов».

«— Борис, никого не бойтесь, этих нашистов. Мы здесь.
— Ой, Господи. Да чего мне их бояться — они же мои дети. Они считают себя путинскими, на самом деле им лучше быть детьми нормальных людей…»

Каждый раз, когда я зверею и теряю человеческий облик, я вспоминаю именно этот ролик и его прекрасное лицо, этот легкий, добрый смех… И каждый раз — слёзы на глазах.

(11.50 и далее).
Видео «Провокации на площади Революции»


— Например, одиночные пикеты в защиту Эдуарда Лимонова (фотографии всем известны).


— Например, отношение к судье Ольге Боровковой.

«Я вообще считаю неправильным обсуждать Боровкову в ее отсутствие. Хочу сказать несколько слов в ее защиту…»

В ток-шоу «Репутация» Борис с искренним сожалением говорит об этой милой кровопийце, которая отправила его на 15 суток в тюрьму и при этом пять часов судебного заседания не давала ему стул. Борис, взятый на улице вечером 31 декабря, отмучившись в Новый год 40 часов в крошечном каменном мешке без матраса (спал, положив голову на ботинки и завернувшись в собственную куртку), без нормального освещения (без окон, только с тусклой лампочкой), вынужден был 5 часов стоять.

Борис ее жалеет.

«Она несчастливый человек. Имея такую репутацию, ей предстоит впереди вся жизнь. Это же ужас…»

Вообще крайне любопытный ролик, очень советую посмотреть целиком.
Ток-шоу «Репутация». Тема — судья Ольга Боровкова

Вот чего в нем не было совершенно, так это вашего озлобленного хейтерства.
Он был добр.
Он никогда не скатывался к этой чудовищной, зоологической низости и нетерпимости. Даже когда речь шла о людоедах вроде Путина.
Я бы очень хотела, чтобы мы почаще учились у него. Чтобы вокруг было побольше таких людей, как он.
И поменьше хейтеров, которые бросаются на каждого погибшего, как стая голодных стервятников. И каждый из них уверен, что терзая мертвого, он таким образом борется за какую-то справедливость.

Нет, господа. Борьба за правду несовместима с жестокостью, низостью и дикостью.
Чтобы научиться делать это правильно, сверяйтесь с Борисом Немцовым — не прогадаете.

Ольга Лехтонен
Оригинал

Добавить комментарий