Борис Немцов: «Не можешь дать денег, не можешь помочь — так хотя бы не мешай»

06.08.2017
Немцовская эпоха. Интервью

Еженедельник АиФ
«Киндер-сюрприз» БОРИС НЕМЦОВ
13 октября 1999

— Борис, Вас никогда не раздражало слово «младореформатор»?
— Если бы я раздражался по поводу каждого названия или оскорбления, то давно бы сошел с ума. Какие мы младореформаторы? Мне же сорок лет скоро будет! А уж про Чубайса и говорить нечего. Ему, бедолажке, пятьдесят скоро. Как называют Кириенко? «Киндер-сюрприз». Приблизительно тем же я был и в Нижнем Новгороде, когда меня Ельцин назначил губернатором. Когда я получил пост, в моем «Белом доме» не было никого, кроме секретарши и уборщицы. Приходилось все делать самому.

 

— И что вы делали?
— Сначала продал на конкурсной основе местным предпринимателям обкомовские дачи. Потом провел конкурсы по продаже магазинов. Потом занялся ремонтом дорог. Дорогу «Москва — Нижний Новгород» принимал, к примеру, сам. Садился за руль, ставил стакан водки на капот и ехал со скоростью… всего 60 км/ч. Если стакан разливался — дорогу переделывали. А как еще бороться с непрофессионализмом?

— Интересно, как Вы к Примакову относитесь? Он персонаж непонятный, с ревматизмом, но вроде, говорят, надежный…
— Я к Примакову отношусь прежде всего с уважением. Он мужик нормальный, честный, не глупый. Но мне он напоминает такого старого ловеласа, который на старости лет решил соблазнить 18-летнюю девушку — Россию. Она ведь женского рода. Я не исключаю возможность брака. Но надо иметь в виду, что через некоторый промежуток времени найдется кто-нибудь другой, кто будет исполнять его супружеские обязанности. Я даже уверен, что это случится. Но только кому это надо? Кому нужно просыпаться каждое утро и слушать новости из Центральной клинической больницы?

— Никому. Молодым это уж точно не в кайф!
— У людей старшего возраста отношение к власти почему-то гораздо более агрессивное, нежели у ребят помладше. Так нельзя! Они уверены, что молодые аполитичны. Мол, молодые не верят, что, придя на выборы, смогут что-то изменить. И вообще вам, молодым, вероятно, кажется, что политика — это какое-то настолько гнусное занятие, которым занимаются разве что только недочеловеки. Я не верю в то, что все молодое поколение — обкурившееся и спившееся. Не верю и не поверю никогда.

— Почему комитеты по делам молодежи относятся к большинству своих подопечных неподобающим образом?
— Когда я был начальником, то никогда не создавал комитетов по делам молодежи. Создание бюрократической структуры — лучший способ загубить дело. Хотя, по-хорошему, власть сама виновата, что молодежь растет такая вялая. Проблемы-то лежат на поверхности: образование, работа, жилье. Плюс, пусть это даже звучит слегка по-советски, — пропаганда здорового образа жизни. Строительство стадионов и все такое прочее. А уж кто всем этим будет заниматься — комитет ли, профсоюз… Если создаешь комитет по делам молодежи, то создавай уже сразу и комитет по делам сделавших аборт женщин. Разве я не прав?

— Сейчас многие молодые мечтают удрать из этой страны подальше на Запад. Они правы или делают глупость?
— Когда я был в правительстве, то руководил крупными образовательными программами. И, в частности, руководил президентской программой подготовки за рубежом 5 тысяч молодых специалистов. При мне за границу отправились 2 с половиной тысячи. И — шок — все до единого вернулись. Вернулись и создали профсоюз птенцов Президента. А могли остаться на Западе и мыть туалеты. Каждый выбирает свой путь. Загранка для этих ребят была классным стимулятором. Возвращались в Россию без эйфории, скорее со злостью. Мол, почему же мы так не можем? Чем наша нация тупее?

— Многие молодые не могут найти работу. Кто виноват — сами или государство?
— Единственный способ обеспечить молодых людей работой — это дать дорогу малому и среднему бизнесу. В любом пособии по экономике написано, что стабильная экономика возникает тогда, когда в малом и среднем бизнесе занято более половины населения. То есть 50%. А у нас сейчас 12%. Всего. Но они наверху этого не понимают. Когда только Лужковы, Примаковы, Путины поймут, что главное — это не работа ЗИЛа и АЗЛК, а миллион предприятий в Москве со средней численностью в три человека? Когда эти черти отменят все это вонючее лицензирование, ублюдочные разрешения, бесконечные поборы? Их лозунг должен быть «Не мешай!» Не можешь дать денег, не можешь помочь — так хотя бы не мешай. Или я не прав?

Октябрь 1999 года

Добавить комментарий