Немцов: «У России есть шанс. Но есть и удивительная особенность — упускать все шансы»

13.08.2017
История. Интервью с Борисом Немцовым

Еженедельник «Аргументы и Факты»
Борис Немцов: «Трупов после съезда не было»
13 июня 2001 года

Наконец-то! Демократы, которые лаялись друг с другом на протяжении последних пятнадцати лет, объединились в партию — СПС. Большую роль в этом объединении сыграл Борис НЕМЦОВ, избранный председателем политсовета. Он у нас в гостях.

— Борис Ефимович, после интриг объединительного съезда СПС в глазах народа Вы стали выглядеть довольно жестким человеком. Хочется спросить, как чувствуете себя, пройдя к лидерству, образно говоря, по трупам единомышленников?
— По поводу трупов. Кто имеется в виду?

— Многие видные демократы с многолетним стажем оказались за бортом или отодвинуты на второй план: Юшенков, Хакамада, Гайдар, Кириенко…
— Я бы так не сказал. С Егором Гайдаром, несмотря на все опасения, которые были, в том числе и в среде наших сторонников, мы остались товарищами. Более того, благодаря его позиции удалось сохранить единство Союза правых сил. Не считаю, что кто-то оказался побежденным. Это чушь. Даже Алексей Кара-Мурза стал известен широкой публике — и это, безусловно, результат.

О Кириенко. Я признателен ему за то, что он меня поддержал. В его планы не входило участие в открытой политике. Он все-таки работает у президента.

Теперь по поводу Юшенкова. Моя личная позиция — он погорячился. Он честный человек, но излишне эмоциональный. Закончилось все политической глупостью: он едва ли останется самостоятельным политиком, потому что все, кто хоть единожды сказал: «Мы с Борис Абрамычем», — в общественном сознании становятся людьми Березовского.

А то, что произошло на съезде, пожалуй, единственный пример действительно открытого и демократического внутрипартийного выбора. В современной России таких примеров не припомню. Так что никаких «трупов» после съезда не было. Самое главное, что все девять партий, включая ДВР, вошли в СПС.

Конечно, каждому вождю комфортнее быть лидером какой-то партии. Эффективность ее, правда, ноль. То, что произошло с СПС, — это конвертация комфорта в эффективность. Кстати, у В. Путина похожие проблемы. Ему надо конвертировать любовь избирателей в дело. Тяжелая проблема.

Не забронзоветь бы!

— НО ЕСТЬ еще и любовь окружения. Когда Борис Николаевич стал президентом, комфорт его быстро засосал: он стал принимать за чистую монету отношение к себе, как к царю. Даже Вы не стеснялись его так называть. А В. Путин может пойти той же дорогой?
И второе: Вы не забронзовеете при своем новом статусе?

— В. Путину гораздо хуже, чем всем остальным. Проблема состоит в следующем: он — самодержец не потому, что он в душе самодержец, а потому, что это российская традиции — идолопоклонничество и самодержавие.

Очевидно, что лизоблюдство и лицемерие вокруг любого вождя, президента или генсека в России предопределено. Но партийная жизнь — абсолютно демократична: сегодня тебя избрали, а завтра, если СПС провалится на выборах (не дай Бог!), тебя тут же переизберут.

— Вы стали лидером партии. Естественно, Кремль будет присматриваться к вам более пристально. Как складываются отношения с главными кремлевскими политтехнологами — А. Волошиным, В. Сурковым?
— С Волошиным я общаюсь мало. Отношения нейтральные. Пытался за него заступиться, когда его телефонные разговоры прослушивали. Даже собрал брифинг в надежде, что журналисты опубликуют то, что я сказал (а сказал я, что так скоро и В. Путина будут прослушивать). Кроме «АиФ», этого никто не опубликовал.

— Почему?
— Внутренняя цензура. Дело не в том, что надо защищать Волошина, а в том, что это полный запредел. Если Волошина прослушивают, могут прослушать любого. Что касается В. Суркова, мы с ним активно сотрудничаем. У нас постоянные контакты. Я знаю о его позиции, а он знает о моей.

Опять «самодоносы»

— НЕСКОЛЬКО слов о ввозе в Россию радиоактивных материалов. На самом деле это не отходы. Это ядерное топливо, перешедшее из одного качества в другое. Почему вы, физик по образованию, против?
— В России действительно есть мощности по переработке отработанного топлива. В Красноярске, в Читинской области, на Урале. Российские технологии достаточно современные. Но топливо надо довезти. Поездом, через всю страну. Вопрос: у нас готовы железнодорожные пути к тому, чтобы обеспечить полную, 100-процентную безопасность при перевозке этого груза? Ответ — нет.
Второе: а есть хотя бы один поезд, который может перевозить эти отходы? Эксперты говорят, что нет и, чтобы его построить, нужен миллиард долларов. Для ремонта путей нужно еще больше.

Третий вопрос: а почему в связи с ввозом в страну эшелонов с отработанным топливом не обсуждается проблема терроризма?

Четвертое и самое главное — деньги. Мы не получим 20 млрд. долл. Это даже «атомный министр» Румянцев признает. Но атомщики говорят: ребята, у вас куча экологических проблем, мы их решим. Они каждому депутату, в том числе и мне, разослали бумажки…

— Взятки?
— Нет, просьбу проголосовать «за».
Далее. Ликвидный рынок отходов поделен. Страны, которые готовы платить за их переработку, уже нашли покупателя.

— Тогда чего бояться?
— А ты задумался над тем, кто будет ввозить? Неплатежеспособные страны третьего мира.

И последнее, может быть, главное. Минатом — одно из самых закрытых ведомств. Прикрываясь секретностью, ядерным оружием, всякими допусками, министерство скрывает, кто на самом деле получает деньги. Почему до сих пор нет казначейского обслуживания Минатома? Где гарантия того, что деньги, полученные от реализации проектов по переработке отходов, пойдут на экологические программы? Где финансовые отчеты и аудит министерства?

— Кстати, о науке. Как появилась инструкция президиума Академии наук о введении «самодоносов» в научной среде?
— Это шпиономания. Как можно не доверять интеллекту России? Что написано в инструкции: за каждый контакт отчитайся. Каждое соглашение покажи. Каждую публикацию проверь. Это уже было. Недоверие, которое демонстрируется по отношению к ученым, на самом деле сильно вредит. В российской науке не останется никого. Мне уже позвонили многие мои знакомые и сказали: зачем нам в Россию возвращаться?

Из-за такой политики в мире сложился достаточно негативный образ современной России, не соответствующий реальности. На днях встречался с делегацией бундестага ФРГ. Они искренне убеждены, что в России есть цензура, полностью уничтожены гражданские права и свободы, что в России с демократией покончено, а ФСБ контролирует всю жизнь страны. Это же чушь! Но они в это верят. А кто виноват?

Зачем Сороса обидели?

ТОЛЬКО что к нам приезжал Джордж Сорос. Можно относиться к нему как угодно: любить, ненавидеть, думать, почему он нам деньги дает? Но он давал деньги на борьбу с туберкулезом, на борьбу со СПИДом. Это — сущая правда. Создал в России 36 Интернет-центров. Помогал ученым, которые потеряли работу, — выплачивал им деньги. За все время вложил в Россию около миллиарда долларов.

Нет людей, которые имеют такую историю взаимоотношений с Россией. И вот он приехал. Тема: встреча с В. Путиным. За помощь стране на миллиард долларов президент мог бы встретиться с Соросом на 10 минут. Нет…

И все это звенья одной и той же цепи. Кто-то из спецслужб считает, что Сорос шпион. Но миллиардер не может быть шпионом. Зачем ему? Он один из самых богатых людей в мире.

Почему конгресс США собирается принять резолюцию, требующую вывести Россию из «большой восьмерки»? За что?! За то, что в России якобы есть цензура.

Репутация моей страны мне дорога так же, как и президенту. Но почему приходится оправдываться перед немецкими социал-демократами из бундестага и говорить, что у нас нет цензуры? Посмотрите программу «Куклы» на том же НТВ, почитайте «АиФ», вы увидите любые точки зрения. Но нас уже внесли в десятку стран, вместе с Северной Кореей и Кубой, где зажимается свобода слова.

«Газпром» важнее правительства

— ЧЕМ закончится эпопея с принятием Думой Земельного кодекса?
— Примут до конца года. Это будет довольно существенное продвижение вперед. Наряду с 17-й главой Гражданского кодекса, которая узаконила частную собственность на землю…

— Эта глава принята?
— Она уже подписана президентом. Регулируются передача земли по наследству, залоги, купля-продажа, связанные с земельными участками. Лишь коммунисты-аграрии вышли из зала в момент, когда она голосовалась.

— Там говорится об обороте сельхозземель?
— Нет. Наша задача — принять до конца года Земельный кодекс и закон «Об обороте сельхозземель». Они создадут полную правовую базу для частной собственности на землю. Легализация рынка земли — это выход наружу огромного пласта теневой экономики.

— Ваш чеченский план по разделению республики на мирную и мятежную части умер окончательно?
— Нет. Я сам не рад, что его назвали «план Немцова», назвали бы по-другому. Я готов отказаться, но поздно. В нем нет ничего такого, что вызывало бы отторжение и у власти, и у чеченцев. Все поняли, что надо принимать политическое решение. Просто власть не может себе в этом признаться. А цена такой позиции — это убитые.

— Сейчас говорят об изменениях в правительстве.
— По сравнению с тем, что случилось в «Газпроме», изменения в правительстве значения не имеют. Отставка Р. Вяхирева гораздо более серьезная вещь, чем отставка правительства. Проблема вот в чем: «Газпром»— это крупнейший экспортер. Он держит в ежовых рукавицах практически всю энергетику, всю химию страны и всю нефтехимию. «Газпром» — это тепло или холод в наших домах. Офшоры, прекрасные дачи, особняки, самолеты — все есть. Кроме новых газопроводов. И вот на место Вяхирева назначили Миллера. Назначают питерских — это уже аксиома.

— Вам не повезло, Вы с Волги.
— Я ни на что не претендую. Но хочу через газету сказать Владимиру Владимировичу: не только в Питере есть толковые специалисты.

— И все же, если сравнивать то, что было 10 лет назад и сейчас, можно сказать, что мы живем в другой стране, лучшей?
— У России есть шанс. Но есть и удивительная особенность — упускать все шансы. Надо этот порочный круг прервать.

13 июня 2001 года
Источник: aif.ru

Добавить комментарий