Вадим Прохоров: «Организаторы-то где, господин Путин? Вы провалили это дело?»

22.11.2017
Интервью с Вадимом Прохоровым, адвокатом Жанны Немцовой

ИСР (Институт современной России)
Вадим Прохоров: «Организаторы-то где, господин Путин? Вы провалили это дело?»
21 ноября 2017
Ольга Хвостунова

С момента убийства Бориса Немцова, одного из самых громких политических преступлений XXI века, прошло больше двух с половиной лет, однако заказчики и организаторы остаются не найденными. Адвокат Жанны Немцовой Вадим Прохоров считает, что правовые механизмы внутри России не работают на реальное и полное раскрытие преступления, и в этой ситуации один из последующих шагов – привлечение внимания к делу западной общественности.

В интервью главному редактору imrussia.org Ольге Хвостуновой Прохоров рассказал о том, кто стоит за убийством Немцова, какие международные правовые и политические инструменты могут быть задействованы для продвижения расследования и кто из западных лидеров готов закрыть глаза на преступления режима во имя realpolitik.

ITAR-TASS: MOSCOW, RUSSIA. APRIL 7, 2013. Solidarnost member Vadim Prokhorov at the IV congress of the political opposition movement Solidarnost (Solidarity). (Photo ITAR-TASS/ Stanislav Krasilnikov)
Россия. Москва. 7 апреля. Член бюро федерального Политсовета движения «Солидарность» Вадим Прохоров на IV съезде движения «Солидарность». Фото ИТАР-ТАСС/ Станислав Красильников

ДАВЛЕНИЕ ЗАПАДА

Ольга Хвостунова:
В сентябре вы были в Вашингтоне, проводили встречи с конгрессменами США, участвовали в дискуссиях как адвокат по делу об убийстве Бориса Немцова. В октябре побывали в Европе. Учитывая, что приговор по делу Немцова был вынесен еще летом, какова цель этих поездок?

Вадим Прохоров:
Давайте по порядку. Действительно, 13 июля этого года на основании имевшегося вердикта присяжных пять обвиняемых по делу Немцова были приговорены к разным срокам тюремного заключения – от 11 до 20 лет. Но нас, адвокатов Жанны Немцовой (мы работаем вместе с адвокатом Ольгой Михайловой), крайне не устраивает качество следствия и суда. И прежде всего потому, что главные вопросы так и остались нераскрытыми. Организаторы и заказчики так и не были найдены. Главные мотивы убийства не установлены.

При этом и российские власти, и подконтрольные власти СМИ пытаются преподать все так, будто дело раскрыто. Кроме того, у наc остается жалоба на неправильную квалификацию дела. Убийство было квалифицировано по 105-й статье УК РФ «Убийство», применяемой в подавляющем большинстве убийств, которые, как правило, носят бытовой характер. В данном случае мы имеем дело с заказным политическим убийством, которое должно квалифицироваться по статье 277 УК РФ «Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля». Но нам категорически в этом отказывают. И наконец, сторона обвинения не представила суду достаточных доказательств вины одного из подсудимых – Хамзата Бахаева.

Для нас очень важно, чтобы Путину и его окружению во всех международных поездках, на конференциях, саммитах, всегда задавали вопрос о том, что происходит с делом Немцова

Совершенно очевидно, что власти пытаются вести себя, как в деле Политковской, Эстемировой и других политических делах. Так же очевидно, что организаторы убийства Немцова закрышеваны на самом высоком уровне – их сдавать не хотят. При тотальном контроле над СМИ, особенно электронными, власти создают картину, что дело раскрыто. Но это не так.

Что делать в этой ситуации? В первую очередь, конечно, использовать национальную систему права, что мы и делаем: пишем запросы, жалобы и т.д. Работа рутинная, трудоемкая, как правило, с низким выхлопом, но необходимая. Однако, насколько мне неизвестно, по выделенному и продолжающемуся уголовному делу в отношении Руслана Мухудинова и иных неустановленных организаторов ничего не происходит. Следственная группа под руководством генерала Николая Тутевича, которая занималась расследованием убийства Немцова последние несколько месяцев, была переброшена на расследование коррупционного дела экс-главы Республики Коми Вячеслава Гайзера. Им явно было не до нас. То есть по сути дело Немцова, крупнейшее политическое убийство XXI века, пылится на полке. Это возмутительно! Возможности внутри страны для нас во многом (хотя и далеко не полностью) исчерпаны.

– Поэтому вы решили задействовать международные механизмы?
– Да, благодаря неимоверным усилиям Жанны Немцовой, при поддержке коллег удалось запустить механизм подготовки доклада в ПАСЕ, несмотря на активное сопротивление руководства Ассамблеи и, в частности, ее бывшего председателя Педро Аграмунта. Именно в его аппарате инициатива шестидесяти с лишним депутатов ПАСЕ от разных фракций, запущенная в январе 2016 года, полтора года лежала под сукном. И только 10 марта 2017-го удалось продвинуть этот вопрос, и Бюро ПАСЕ минимальным большинством – с перевесом в один голос – приняло решение запустить механизм спецдоклада. В мае спецдокладчиком был назначен [литовский парламентарий] Эммануэлис Зингерис. Это очень активный и неравнодушный человек, который, я уверен, будет реально уделять внимание этому вопросу.

– Чем мотивировано сопротивление со стороны Аграмунта?
– В последнее время вокруг него разгораются жуткие скандалы: например, рассматриваются его возможные коррупционные связи с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым. Также рассматривается вопрос, зачем и на каких основаниях он летал в гости к Башару Асаду на российском самолете. Более того, как мы с изумлением выяснили совсем недавно, к Асаду он летал вместе с Адамом Делимхановым. Это одно из тех лиц, которые мы предлагаем допросить на предмет их причастности к непосредственной организации убийства Бориса Немцова. Видео из этой поездки разместил Рамзан Кадыров в своем инстаграме. Не могу исключить разных мотивов, далеких от законных, которыми Педро Аграмунт мог руководствоваться при совершении этой поездки. И очень надеюсь, что господину Аграмунту также зададут вопрос об этом.

– Правильно я понимаю, что именно Аграмунт блокировал назначение спецдокладчика ПАСЕ по делу Немцова?
– Могу сказать так: назначение спецдокладчика блокировалось в аппарате Аграмунта. Недавно, как известно, под давлением депутатов Аграмунт вынужден был уйти в отставку с председателя ПАСЕ. И тут же некоторые «путинские соловьи», вроде российского сенатора Алексея Пушкова, поспешили объяснить это влиянием «русофобского лобби в ПАСЕ».

– Какие полномочия у спецдокладчика?
– Конечно, приехать в Москву и ногой открыть все двери спецдокладчику вряд ли дадут. Но считается, что если страна состоит членом Совета Европы, то ему должны предоставлять документы по данному вопросу. В основном, это информация, связанная со следствием. Главный вопрос – оценить, насколько объективно прошло расследование и насколько эффективно оно будет продолжаться дальше. Два с половиной года прошло, но организаторов и заказчиков нет. Сколько еще должно пройти, чтобы их нашли? 25 лет? При том, что они известны. Но, зная Россию, сильно сомневаюсь, что в нынешней ситуации, спецдокладчику будут что-то предоставлять.

– Что тогда дает этот механизм?
– Вообще, это очень важный институт – он публично обозначает ряд очень важных проблем. Прежде всего он объясняет европейскому политическому классу и европейскому обществу в целом, что в России происходит с расследованием убийства Немцова. Это важно, поскольку некоторые представители исполнительной власти в Европе пытаются практиковать realpolitik и не раздражать Путина. Но мы все-таки сторонники moralpolitik и считаем, что есть абсолютные ценности и свободы, в том числе право на жизнь, которые надо защищать.

Кроме того, мы хотим запустить такой же механизм в рамках Парламентской ассамблеи ОБСЕ. Россия, хотя еще не вышла из ПАСЕ, свою делегацию отозвала и взносы платить перестала. А в ОБСЕ они еще ездят. Кроме того, в ОБСЕ активное участие принимает Америка. Наконец, ОБСЕ – это организация, созданная в рамках Хельсинкских соглашений, одно из основных положений которых – нерушимость послевоенных границ. Поэтому, если вы хотите жить в безопасном мире, извольте выполнять взятые на себя обязательства, в том числе по соблюдению прав человека, которые тоже входят в Хельсинские соглашения. А это значит – вести настоящее расследование убийства оппозиционера. Здесь очень важна сила открытого общества и свободы обмена информации.

– Когда будет готов доклад?
– Разные оценки, но примерно через год-полтора.

– Хорошо, вот спецдокладчик оценил следствие – что дальше?
– Наша задача в этом процессе – сделать все возможное, чтобы вывести на чистую воду организаторов и заказчиков. Спецдокладчик должен дать реальную оценку расследования и сделать вывод, зашло ли оно в тупик или сознательно саботируется. Далее, на основании его доклада принимается резолюция ПАСЕ.

– Но ведь Россия может ее проигнорировать?
– Да, я понимаю, но она будет иметь огромное морально-информационное значение. И у меня нет никаких сомнений, что рано или поздно к этому вопросу вернутся – как минимум, после ухода путинского режима. И базу для этого нужно готовить уже сейчас. Кроме того, я отношусь, скорее, к числу оптимистов и считаю, что при некоторых условиях, определенные перспективы есть даже в обозримом будущем. Посмотрим.

– При каких условиях?
– Например, при явном неодобрении сложившегося положения элитами. В России элита имеет существенное значение, а путинская элита уж очень прикипела к западным ценностям. Одно дело, когда давили оппозицию в России, другое – когда вышли на международный уровень скандалов и конфликтов.

– Каким бы для вас был оптимистичный сценарий?
– Задержание и арест [одного из организаторов убийства] Руслана Геремеева, пересмотр вынесенного приговора, по крайней мере в части квалификации преступления, и вины Хамзата Бахаева и скорейшее реальное продолжение расследования в направлении более высокопоставленных реальных организаторов и заказчиков. Понимание того, какими должны быть дальнейшие необходимые шаги, лежит на поверхности, но все равно дело тормозится. Кроме того, для нас очень важно, чтобы Путину и его окружению во всех международных поездках, на конференциях, саммитах, всегда задавали вопрос о том, что происходит с делом Немцова.

– Хорошо, вот вы объяснили западным лидерам и экспертам, что дело не раскрыто и что Путину необходимо напоминать об этом. Почему вы думаете, что они станут задавать Путину неудобные вопросы? И даже если станут, какие это даст результаты? За 18 лет к Путину накопилась масса неприятных вопросов, но он их игнорирует.
– Не могу согласиться. Кто ему особо задает эти вопросы? Где? Про Немцова вопрос должен звучать так: где организаторы? И Путин тогда должен или отфиксировать, что российское следствие не справилось с этим делом, или врать. Оба варианта для него плохие.

ST PETERSBURG, RUSSIA — FEBRUARY 26, 2017: People hold red notes reading «Who has ordered [the murder of Boris Nemtsov]?» as they participate in a march in memory of Russian politician Boris Nemtsov on the eve of the 2nd anniversary of his death. Boris Nemtsov was shot dead in the evening of February 27, 2015. Peter Kovalev/TASS
Россия. Санкт-Петербург. 26 февраля 2017. Участники марша памяти, посвященного годовщине гибели политика и общественного деятеля Бориса Немцова. Петр Ковалев/ТАСС

– Путин всегда может сказать: не вмешивайтесь во внутренние дела России.
– Да, ни одна страна мира не испытывает буйного восторга, когда вмешиваются в ее уголовный процесс. Но вы тогда будьте успешны в своем расследовании, раскрывайте преступление, а не покрывайте преступников. Организаторы-то где, господин Путин? Получается, что Россия при наличии мощных, исчерпывающим образом финансируемых спецслужб, так и не смогла найти организаторов? 2,5 года прошло – вы что, их найти не можете? Вы провалили это дело? Тогда вы так и скажите: мы не можем. А правильнее сказать – не хотим. Это достаточно уязвимый вопрос для Путина, поэтому его надо задавать.

– Вы ранее заметили, что некоторые европейские лидеры практикуют realpolitik в отношениях с Путиным. Во время вашего визита в США у вас не возникло такого же ощущения с нынешней администрацией?
– К великому сожалению, тираны XXI века, такие как Путин, имеют реальную поддержку среди части западной политической элиты – и в Европе, и в США. В Вашингтоне тоже происходят удивительные вещи. В частности, есть замечательная законодательная инициатива ряда конгрессменов и сенаторов, причем от обеих партий, выступивших с предложением о переименовании маленькой площади рядом с российским посольством в Вашингтоне в площадь Бориса Немцова. Подобные инициативы имеют исторические корни. Еще при жизни Андрея Сахарова в 1984 году, когда он был в горьковской ссылке, площадь, на которой стояло советское посольство, была переименована в площадь Сахарова. И это имело огромное моральное значение. С тех пор посольство, правда, переехало. И вот теперь снова выдвигается такой замечательный законопроект, абсолютно пророссийский. Назвать площадь в Вашингтоне именем российского гражданина, известного политического деятеля – по-моему, это замечательно. Но законопроект затормозился. Насколько нам известно, его тормозят дружественные нынешней администрации сенаторы.

Некоторые сенаторы в частных разговорах так и говорят: и так разозлили путинский режим списком Магнитского, зачем еще злить площадью Немцова?

– Известно, в чем причина?
– Как выяснилось, на встрече G-20 в Гамбурге [министр иностранных дел России] Сергей Лавров обсуждал с [госсекретарем США] Рексом Тиллерсоном, какие меры Россия хотела бы видеть со стороны Америки для нормализации отношений в очередной «перезагрузке». И в качестве одного существенно болезненного вопроса Лавров отметил именно переименование этой площади в площадь Немцова и попросил этого не делать.

– Это был реальный вопрос?
– Да это секрет Полишинеля… То есть часть администрации Трампа готова идти на все, на любые уступки, чтобы не портить отношения с Путиным. Известный диссидент Владимир Буковский правильно писал об этом в 1981 году в своей книге «Письма русского путешественника», что мы в России еле живы и буквально харкаем кровью, а западникам нужно чуть-чуть… хотя бы не сломаться под кремлевским давлением. И на это их не хватает. Некоторые сенаторы в частных разговорах так и говорят: и так разозлили путинский режим списком Магнитского, зачем еще злить площадью Немцова?

Но я хочу отметить один момент, который, к сожалению, часто забывают на Западе. Некоторые противники Кадырова были убиты не только внутри России, но и за рубежом. Один – в Вене, в самом центре Европы, другой – в Дубае. Добавим недавние убийства и покушения в Украине. Эта проблема уже становится вопросом международной безопасности. И кто помешает Кадырову, пользующемуся более высоким покровительством, это сделать в Америке?

КАРТИНА УБИЙСТВА

– Если посмотреть на то, как освещается расследование по делу Немцова в СМИ, то создается очень фрагментарная картина. Вы говорите о провале следствия, о том, что организаторы и заказчики не найдены. Если все это суммировать, каковы основные проблемы следствия и суда?
– Как я уже говорил, суд присяжных признал виновными пять человек. Это выходцы из Чечни Заур Дадаев, братья Анзор и Шадид Губашевы, Тамерлан Эскерханов и Хамзат Бахаев. Мне представляется, что большинство из этих лиц действительно связаны с убийством в качестве соисполнителей, но не по всем есть достаточные доказательства – их практически нет по Бахаеву. Больше всего доказательств есть по Анзору Губашеву, далее – по Зауру Дадаеву, затем по Шадиду Губашеву и, наконец, по Тамерлану Эскерханову.

Моя версия, что Кадыров – один из заказчиков. Конечный или нет – это вопрос неочевидный. Я, например, призываю приглядеться к такой фигуре, как глава Росгвардии генерал Виктор Золотов, дружок Кадырова и его покровитель в Москве

Но главная проблема в том, что у них не было собственного мотива убивать Немцова. Даже официально их мотив – деньги. Они лично Немцова не особо-то знали. Ну хорошо, им обещали деньги. Более того, я уверен, им объяснили, что Немцов – это враг, которого надо убить. Допустим. Но у тех, кто им эти деньги обещал, они что – лишние?

Далее, после предварительного следствия нашу основную задачу я лично видел в том, чтобы максимально продвинуться в выявлении организаторов и заказчиков. 90% вопросов, которые мы задавали в ходе суда, касались тех, кто стоял за исполнителями. Суммируя кратко, у нас не осталось никаких сомнений, что старшим в этой преступной группе, то есть непосредственным организатором низшего звена был Руслан Геремеев.

– Как вы пришли к этому выводу?
– На него дали показания целый ряд свидетелей («старшим у пацанов был Геремеев!»), именно по его указанию приобретались и снимались квартиры для подготовки данного преступления, использовался его автомобиль. Есть соответствующие письменные доказательства. Наконец, Геремеев был непосредственным командиром у Заура Дадаева, который, собственно, и приехал к нему в Москву.

Кто такой Руслан Геремеев? Это примечательная личность. Он кузен известных в Чечне братьев Делимхановых. Один из них, Адам Делимханов, является правой рукой Рамзана Кадырова. Его также называют преемником Кадырова. Утверждают, что в узких кругах у него кличка «Палач». Адам Делимханов – тот самый депутат Госдумы, который ходит по российскому парламенту с золотым пистолетом в кармане, и он у него периодически выпадает во время драк с другими депутатами. Его младший брат Алибек Делимханов – как раз командир полка «Север», где служили и Руслан Геремеев, и Заур Дадаев. Алибека Делимханова нам удалось допросить в суде, но он «забыл» абсолютно все, что произошло в их полку, в том числе – с Геремеевым и Дадаевым. Геремеев – майор полка «Север» и бывший командир батальона внутри этого полка, а также непосредственный начальник Дадаева, который был замкомандира этого батальона. То есть цепочка здесь очень короткая.

CHECHEN REPUBLIC, RUSSIA — OCTOBER 25, 2017: Ramzan Kadyrov (L), head of the Republic of Chechnya, and Russian State —
Duma member Adam Delimkhanov during the opening of a multifunctional military patriotic youth complex in the village of Dengi Yurt, Nozhai-Yurt District, as part of the 2017 Benoi Spring festival of folk art. Yelena Afonina/TASS / Глава Чечни Рамзан Кадыров (слева) и член комитета Госдумы РФ по безопасности и противодействию коррупции Адам Делимханов. Фото: Елена Афонина / ТАСС

– Почему Руслана Геремеева не вызвали на допрос?
– Вообще-то его вызывали на допрос. Вначале следствие предпринимало некоторые усилия. Например, мне известно, что генерал Игорь Краснов, который изначально возглавлял следственную группу, а затем и сменивший его генерал Николай Тутевич, подготовили постановление о привлечении в качестве обвиняемых и Руслана Геремеева, и его водителя Руслана Мухудинова. Но оба раза председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин, путинский дружок и староста путинского курса по юрфаку ЛГУ, эти постановления отклонял.

– На каком основании?
– Формально на том основании, что по Руслану Геремееву недостаточно доказательств. Но на Геремеева доказательств уж точно больше, чем на Хамзата Бахаева или некоторых других обвиняемых. По факту, не сомневаюсь: привлечение Геремеева означает выход на ближайший круг Кадырова. А в Чечне сложилась такая ситуация, что самодеятельностью эти ребята заниматься не могли. Совершенно очевидно, что они получили приказ от старших. Замыкается ли все на самом Кадырове или он сам тоже получил заказ или приказ свыше – вопрос открытый.

Нужно идти через всю цепочку: Геремеев, Делимханов, Кадыров, вероятно, Золотов. Может, кто-то из них окажется конечным заказчиком, а может, следы ведут и выше. Но Путин, как минимум, уж точно покрывает это преступление

– Что вы имеете в виду, когда говорите, что «в Чечне сложилась такая ситуация»?
– Если бы кто-то на себя взял смелость, не посоветовавшись с Кадыровым, совершить такое убийство, то там даже без федеральных правоохранительных органов давно бы с ним разобрались. То есть совершенно очевидно, что это было угодно Кадырову.

Здесь еще нужно понимать этнический компонент дела. Выходцы из Чечни, будучи вовлеченными в какие-то криминальные структуры, на самом деле сталкиваются с серьезными трудностями. Они мало что могут сделать самостоятельно, даже чтобы защитить себя, просто потому что в заложниках у любого из них в Чечне всегда находится семья. Чеченцы живут не нуклеарными, а большими семьями, и у каждого криминала всегда есть двоюродный шурин в соседнем ауле, которому в случае чего можно отомстить. Из-за этого работа с выходцами с Северного Кавказа многократно утяжеляется. И это один из серьезных факторов по данному делу. Кстати, американцы несколько десятилетий назад столкнулись с похожей ситуацией, когда расследовали дела итальянской мафии. Очень тяжело кому-то что-то обещать в случае признательных показаний для раскрытия преступлений. Люди и рады бы признаться, но не могут, поскольку иначе вырежут половину семьи.

– Вы считаете, что убийство Немцова совершено с согласия Кадырова?
– Конечно. Моя версия, что Кадыров – один из заказчиков. Конечный или нет – это вопрос неочевидный. Я, например, призываю приглядеться к такой фигуре, как глава Росгвардии генерал Виктор Золотов, дружок Кадырова и его покровитель в Москве. Кстати, и Руслан Геремеев, и Алибек Делимханов, и осужденный Заур Дадаев являются выходцами из Росгвардии. [При реформировании внутренних войск полк «Север» вошел в состав Росгвардии, – прим. ред.]. Это специальная служба, созданная для подавления возможных народных восстаний против Путина и незаслуженно обойденная сегодня вниманием либеральной и международной общественности. Она получила хорошие оперативные возможности и стала очень влиятельной. Дружба Кадырова и Золотова публична, они ездят друг к другу в гости, награждают друг друга медалями и грамотами. Так вот, через несколько месяцев после убийства Немцова Золотов был в Чечне. По моим данным, обсуждался в том числе вопрос, как покрывать это преступление. Как раз в этот момент над головой Геремеева сгустились тучи. И как раз поездка Золотова, по сути одного из командиров Геремеева, для встречи с Кадыровым, по моей версии, позволила его вывести из-под удара. Геремеев, насколько мне известно, и тогда находился, и сейчас находится в Чечне.

– Где замыкается эта цепочка?
– Золотов с 2000 года по 2013-й был начальником службы безопасности президента Путина, а также заместителем начальника ФСО. То есть это один из ближайших к нему людей, обладающий по сути неограниченными возможностями и пользующийся доверием Путина.

– Вы рассматриваете версию, что убийство произошло с ведома Путина?
– Это нельзя исключать, но расследовать надо снизу вверх, а не сверху вниз. Нужно идти через всю цепочку: Геремеев, Делимханов, Кадыров, вероятно, Золотов. Может, кто-то из них окажется конечным заказчиком, а может, следы ведут и выше. Но Путин, как минимум, уж точно покрывает это преступление. В этом я убежден.

– Как вы относитесь к версии, что за убийством Немцова стоят спецслужбы?
– Да, сейчас появились такие конспирологические теории, что чеченцы тут вообще ни при чем. Но данное преступление было, с моей точки зрения, исполнено руками кадыровцев. Нет никаких сомнений, что спецслужбы тут тоже замешаны. Зачем мы ломимся в открытую дверь? Слушания по делу проходили в Московском окружном военном суде – а не в обычном Московском городском суде. Почему именно в военном? А потому, что Заур Дадаев (а замечу в скобках: и Руслан Геремеев, и Алибек Делимханов) состоят либо состояли в Росгвардии, одной из самых влиятельных спецслужб в России сегодня. Ну, тогда это еще называлось – главкомат Внутренних войск, на базе которых и создана Росгвардия.
Далее, откуда-то взялось орудие убийства – пистолет, который, кстати, так и не нашли. Я не разделяю версию, что это пистолет Макарова или некая его модификация, хотя калибр тот же; думаю, что это более редкое и скорострельное оружие.
Откуда-то исполнителям был известен распорядок дня Немцова. И по крайней мере один из достаточно большой группы лиц, обитавших в квартирах на Веерной улице, по имени Джабраил, незаслуженно обойденный вниманием следствия, судя по всему, сотрудник ФСБ.

– Выдвигалась также версия, что российские спецслужбы не могут продвинуться в этом расследовании, потому что им не позволяют нормально работать на территории Чечни.
– Рискну предположить, что если бы Путин дал соответствующие указания, то они уж как-нибудь справились. Но он не дает такого указания. Я точно знаю, что если бы московские следователи имели указание нормально расследовать окружение Кадырова и получили бы надлежащую поддержку, они бы с удовольствием бы это сделали. Но им никто не дает – ни на республиканском, ни на федеральном уровне.

Простой пример. 22 апреля 2015 года мы с коллегой по данному делу, адвокатом Ольгой Михайловой, подали ходатайство о вызове на допрос и производстве следственных действий в отношении ряда лиц – Руслана Геремеева, его дяди Сулеймана Геремеева (который, на секундочку, российский сенатор – член Совета Федерации), братьев Адама и Алибека Делимхановых и Рамзана Кадырова. В этот же день – видимо, еще не зная о нашем ходатайстве, – Кадыров заявил, что если федералы сунутся на территорию Чечни без согласования с республиканцами, то можно открывать огонь на поражение. Это просто фантастика!

ПОЧЕМУ НЕМЦОВ?

– Один из вопросов, который всегда поднимается, когда что-то происходит с критиками Кремля: «да кому он был нужен?» Что бы вы ответили циникам?
– Для меня это один из самых раздражающих вопросов. Так говорят не только в России – аналогичный вопрос я слышал даже и в Вашингтоне. Нужен или не нужен, но – убили! Более того, это тщательно подготовленное убийство, расследование которого срывают, а убийц – покрывают первые лица страны, включая президента. Значит, мешал. На мой взгляд, главный мотив этого преступления – пресечь политическую деятельность Немцова. Кстати, ровно то же самое говорили про убийство и Политковской, и Эстемировой, и других. И ведь их тоже убили!

Борис Немцов был одним из главных сторонников Акта Магнитского. Это один из наиболее опасных для режима законов, потому что он затрагивает лично российскую элиту. Интересы этих людей на Западе, дети учатся в Лондоне, Нью-Йорке и Париже, а не в Пхеньяне, Тегеране или в Гаване

– Чем именно Немцов мешал?
– Во-первых, он был очень коммуникабельным, влиятельным человеком в оппозиции, он объединял соратников, а не разделял их. Такого человека больше нет: оппозиция раздроблена и, как правильно заметила Жанна Немцова, обезглавлена. Он также имел влияние на Западе: свободно говорил по-английски, был другом Маргарет Тэтчер и многих других известных политиков. С ним с удовольствием встречались сенаторы, конгрессмены, депутаты.

Во-вторых, Борис Немцов был одним из главных сторонников Акта Магнитского. Это один из наиболее опасных для российского режима законов, потому что он затрагивает лично российскую элиту. Интересы этих людей на Западе, дети учатся в Лондоне, Нью-Йорке и Париже, а не в Пхеньяне, Тегеране или в Гаване. И капиталы хранятся на Западе. Поэтому невозможность съездить на Запад элитой воспринимается болезненно. В этом плане закон достиг своей цели, абсолютно не затрагивая при этом российский народ, поскольку он носит характер персональных санкций.

Кто активно продвигал этот закон? Мне известны три человека. Первый – это Билл Браудер, который живет между Америкой и Англией. Его трудно достать. Кроме того, после трагического отравления Литвиненко и вскрывшихся подробностей этого злодеяния лимит на убийства в Англии российскими спецслужбами, я думаю, пока исчерпан. Второй – Борис Немцов. Он убит. И третий – это Владимир Кара-Мурза-мл., которого дважды тяжелейшим образом отравили. Он еле выжил. Причем здесь явно не кадыровцы, а именно спецслужбы. То есть заказ могли отдать разным группам: отравление Кара-Мурзы – непосредственно спецслужбам, а убийство Немцова – кадыровцам.

– Так, может быть, это месть за Закон Магнитского?
– Полагаю, была совокупность причин. В последние годы жизни, а именно с сентября 2013 года, Немцов был действующим депутатом Ярославской областной думы. Он триумфально вернулся в политику. Получил некоторые скудные, но формальные возможности действующего депутата, пусть даже областного органа государственной власти.

30 мая 2014 года он написал запрос на имя главы ФСБ Александра Бортникова с просьбой разъяснить, что это за кадыровцы в репортаже CNN разъезжают на грузовиках по Донбассу и говорят, что помогают ДНР и ЛНР. Ответа Немцов так и не получил, но он затронул эту тонкую и болезненную для властей тему. Понятно, что и Кадырову, и Путину вряд ли это понравилось. Кроме того, Немцов неоднократно в соцсетях публиковал критические замечания относительно беснующихся толп, которые Рамзан Кадыров регулярно собирает на своих стадионах и вопит, что он верный пехотинец Путина и готов преследовать врагов. Под врагами, очевидно, понимается оппозиция.

Россия. Ярославль. 19 августа. Сопредседатель Партии Народной Свободы Борис Немцов во время презентации предвыборной программы РПР-ПАРНАС. Фото ИТАР-ТАСС/ Сергей Метелица

– Немцов не единственный, кто делал такие замечания.
– Но он единственный действующий депутат, который обращался с подобными запросами к высшим должностным лицам страны.

– Хочу вас вернуть к вопросу ДНР и ЛНР. Одна из версий, возникшая сразу после убийства, это доклад об убитых российских военных на Донбассе, который Немцов готовил к публикации.
– Да, Немцов действительно готовил доклад по Украине [доклад под называнием «Путин. Война» был завершен коллегами Немцова и опубликован после его смерти, – прим. ред.]. Но он и раньше писал критические доклады: «Путин. Итоги», «Путин: жизнь раба на галерах», «Олимпиада в субтропиках», «Лужков. Итоги». Понятно, что и федералов, и кадыровцев это все не могло не беспокоить.

Но здесь я хотел бы еще один важный момент обозначить. Вы знаете, бывает совокупность причин, но бывает еще и последняя капля. В апреле 2014 года, находясь в Киеве, на вопрос некой журналистки о Путине, Немцов сказал: «ё…тый ваш Владимир Путин!». Девушка это записала на смартфон и разместила в Youtube. [Главный редактор NewTimes] Евгения Альбац позднее описала эту историю в своей статье «Фигура речи». Здесь надо понимать, что Путин вырос в 1950-е годы в ленинградской подворотне, где криминальное мышление было доминирующим. После знаменитой бериевской амнистии из лагерей ведь возвращались не только политические заключенные, но и уголовники. А по криминальному мышлению за некоторые слова обязательно надо отвечать. Не за все, но вот за такие – надо. А Кадыров просто вырос в криминальных условиях.

По моим данным, не единственной причиной, но финальным спусковым крючком послужила публикация этой видеозаписи. Сначала Немцова пытались привлечь к уголовной ответственности – мы эту попытку отбили, сейчас я уже не очень рад, что мы ее отбили. Но к концу лета 2014 года стало ясно, что привлечь Немцова за эти слова не получится. И тогда началась подготовка этого убийства.

21 ноября 2017
Ольга Хвостунова
Источник: ИСР

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.