Борис Немцов: «Олигархи не исчезли. Ими стали чекисты»

11.12.2017
История. Интервью с Борисом Немцовым

Издание «Новая газета»
Беседовал Сергей МУЛИН
09.02.2006

Чекистская олигархия еще дальше отодвигает Россию от дороги к прогрессу

Из Бориса Немцова оракул — так себе: шесть лет назад мы сделали с ним интервью под красноречивым заголовком «Поколение Путина — это ненадолго», и вспоминать о тогдашнем, как выяснилось, оптимистическом прогнозе обоим не хотелось. Однако некоторые оценки экс-лидера СПС из того разговора, например впервые примененный к перспективе режима нынешней кремлевской власти термин «лукашизм», хоть сейчас на полосу ставь.

Бывший председатель совета директоров концерна «Нефтяной» дал интервью «Новой» в кулуарах Форума российских и белорусских политиков. Потому что съезжает из офиса Игоря Линшица, да и сам его бывший шеф сейчас непонятно где. Ясно только, что — в розыске.

 

 

Справка «Новой»

Доброе имя концерна «Нефтяной», в состав которого входит одноименный коммерческий банк, было задето 8 декабря 2005 года, на следующий день после обысков в столичном МДМ-банке. Обе структуры были заподозрены в тайном финансировании политических амбиций Михаила Касьянова, но публично президент КБ Игорь Линшиц был обвинен «в незаконных банковских операциях, а также легализации средств, добытых преступным путем».

По версии следствия, изъявшего компьютерные серверы в подвале банка, глава концерна «в составе организованной группы совершал незаконные банковские операции и получил в результате незаконный доход в размере 57 млрд рублей: часть этой суммы — 610 млн рублей — Линшиц легализовал». Президент КБ вместо прекращения преследования со стороны Генпрокуратуры был объявлен в федеральный розыск.

— Борис Ефимович, преобладающая в прессе версия событий вокруг КБ «Нефтяной»: подчиненный Немцов подставил своего работодателя Игоря Линшица под такие неприятности, что тот вынужден был бежать из страны. Так?
— Я могу утверждать только то, что знаю доподлинно. В деле Игоря Линшица есть политическая составляющая. Мне известно, что на самом высоком уровне — а именно на кремлевском — была настойчивая просьба, чтобы я в концерне «Нефтяной» не работал. Прозвучала она после массовых обысков 8 декабря прошлого года.

— Просьба была к вам или к Линшицу?
— И к тому, и к другому. Главное, что инкриминировалось, — это мое общение с Касьяновым, который записан нынешними властями во враги народа. Хотя вроде бы четыре года верой и правдой служил Путину, у президента к нему не было вопросов, и он без всякой мотивировки его уволил накануне своих собственных выборов.

Сейчас не только сам Касьянов, но и те, кто с ним общается, оказывается, тоже враги народа. Мне вменялась в вину даже не критика политики Путина, а то, что Немцов посмел общаться с Касьяновым. Желая исключить всякие политические риски для Игоря, я ушел из компании.

— Почему же каток не остановился?
— Честно говоря, у меня была наивная мысль, что каток, может, не сразу, но как-то начнет тормозить. Оказалось, он начал работать с утроенной, удесятеренной силой.

— Чем же это объясняется?
— Я не могу этого объяснить. Честное слово, для меня — загадка.

— Кто-то хочет отнять у Линшица бизнес? Но он не такой уж и большой:
— Знаете, я не хочу теряться в догадках. Очевидно, что был успешный бизнес, был на подъеме, банк не в первой десятке, но твердо стоял на ногах — и сейчас это все зашаталось, каждое неосторожное слово, а тем более непроверенное, может и дальше вредить.

— Не могло ведь обмануть название «Нефтяной»?
— Нет. Это историческое название. Мы не занимались нефтью вообще, это многопрофильная компания, главные направления деятельности: девелопмент, строительство (в собственности — «Мосинжстрой», большой строительный холдинг в столице) и интернет — мы совладельцы портала «Мэйл.Ру». Сырьевых активов нет.

— Социальный заказ на разоблачение в стране очередного олигарха есть или нет?
— Есть попытки накануне парламентских и тем более президентских выборов поставить под контроль не только некоммерческие организации, но и всякую независимую политическую деятельность.

— Создать после управляемой демократии еще и управляемое гражданское общество?
— Да. Теперь подаются сигналы уже российскому бизнесу, что поддержка (прямая, косвенная, через друзей) оппозиции внутри страны тоже не приветствуется, можно финансировать только «Единую Россию». Дело Линшица вписывается в подобного рода стратегию.

— Все равно мелковат предмет для публичной разборки:
— С олигархами уже разобрались. Их нет!

— Потанин на НТВ уже объявил, что он не олигарх.
— Потанин сказал правду. Как автор термина применительно к российской действительности могу вам сказать, что олигархи — это люди, которые обладают финансовой, информационной и политической властью. Среди олигархов ельцинского призыва нет ни одного, который бы обладал сегодня первым, вторым, третьим:

— Абрамович!
— У него информационного ресурса нет.

— А проданный ему Березовским Первый канал?
— Отняли! Кремлевский теперь. У него есть влияние политическое, у него, безусловно, есть деньги, но: Нет ни одного из ельцинских, кто не превратился бы из олигарха в крупного бизнесмена. То, что сказал Потанин, это правда. Но это не значит, что олигархи исчезли: у нас чекисты теперь стали олигархами. У нас была частная олигархия, стала чекистская. Под разговоры о государственном регулировании и национализации они управляют гигантскими монополиями так, как им заблагорассудится. Это гораздо хуже для экономики.

— Чем хуже? Менее профессиональное управление?
Во-первых, это узаконенная коррупция, потому что чиновники управляют не без корысти для себя. Во-вторых, они временщики, собственность формально не их.
В-третьих, это моноолигархия, то есть одна группировка, в ней конкуренции не может быть. Самое опасное, что моноолигархия, основанная на госсобственности, крайне неэффективна экономически.

— Государственно-монополистический капитализм?
— Да. Чекистская олигархия еще дальше отодвигает Россию от дороги к прогрессу, чем тот олигархический капитализм, который был при Ельцине. В принципе его демонтаж был возможен, кстати, даже не физическим уничтожением олигархов, а отстранением их от политического влияния и созданием конкурентной среды. Их клонированием можно было превратить в обычных бизнесменов.

— А получилось, что просто переназначили миллиардеров?
— Если бы их стала тысяча, это были бы бизнесмены, занятые конкурентной борьбой друг с другом. Нормальная была бы среда. А то, что сейчас создается, стремительно двигает Россию в третий мир. И шансов вернуть это все в русло прогресса и экономического развития в ближайшее время крайне мало.

— Объясните мне сценарий нашего будущего. До недавнего времени в элитах был консенсус, что в 2008-м Путин уходит из президентов в «Газпром», возглавляет правящую партию и рулит страной третий срок из-за кулис. На пресс-конференции он вдруг отмел это все, бизнес его не интересует, премьера у «Единой России» не будет: Что будет-то?
— Я склонен верить, что он не будет менять Конституцию. Я убежден, что он хочет поставить управляемого президента. В этой ситуации статус Путина не имеет значения. Мне кажется, что проблемой трудоустройства Путина заниматься не стоит.

Он не пропадет. Могу сказать вам это на 100%. Но то, что он хочет передать власть лояльному, подконтрольному человеку, очевидно. С другой стороны, он не хочет уподобляться Каримову, Туркменбаши и Лукашенко, поскольку ему небезразлично, как к нему относятся члены «большой восьмерки».

— А сценарий передачи такой, что сперва создается искусственная фашистская группировка, потом «хорошие люди» ее побеждают, и перед лицом нового пугала они остаются у власти?
— Возможная вещь. Там сидят и думают, какие страшилки создать и для своей страны, и для Запада — в этой части они преуспели больше, чем я. Это люди, которые достаточно высокомерно относятся к обществу, к россиянам, не верят, что народ созрел делать осознанный выбор, как дитя малое, нуждается в опеке и указаниях. Надменное отношение, достаточно циничное, и определяет их действия по отношению к «черни». Кремлевская команда представляет вполне конкретное политическое течение в современной России: им все можно, а нам нельзя ничего.

— Вам не кажется, что некоторые ваши товарищи по партии просто подыгрывают такому сценарию? Например, в «Ъ» вышла большая хорошая статья Егора Гайдара про веймарский синдром, где он чуть ли не с цифрами в руках доказывает, что пора уже в России к власти прийти фашистам. На что работает такой анализ?
— Гайдара я люблю и уважаю, и книгу его «Долгое время» прочитал дважды. Могу сказать свое мнение: Россия беременна фашизмом, это не книжное понимание ситуации, а результат общения с большим количеством разных совершенно людей.

Самые популярные лозунги, о которых, может быть, даже публично никто не говорит:

«Россия для русских!» и «Богатых — в тюрьму, а Чубайса — на виселицу!». Причина этой беременности — в крайнем унижении, которое многие испытывают после краха империи. И Гайдар об этом пишет.

Теперь, как себя ведут власти? Они в принципе потворствуют этим тенденциям:
сперва поддерживали Рогозина, деньги давали, тащили его в парламент: Если посмотреть на наших доблестных павловских и леонтьевых по телевизору, они постоянно культивируют антиевропейские и антизападные стереотипы, ксенофобию.

Беременность эту стимулируют.

Власти, понимая, чем это может закончиться, меняют тактику. Они будут использовать антифашистскую тактику и антиолигархическую. Приклеят ярлыки — и будут с ними бороться.

— Если главный враг — Касьянов, не фашистом же его назначат?
— Нет, его назначат главным защитником олигархов. А фашистом Рогозина уже назначили. Юмор в том, что Рогозин по их логике — фашист, а Жириновский — нет.

Хотя, если иметь в виду сервильность г-на Жириновского, который без указания Кремля вообще уже ничего не делает, то с точки зрения риторики и воздействия на общество они мало чем друг от друга отличаются. Только одного снимают с выборов, а другого нет.

— Недавно на радио «Свобода» вы сидели с Маратом Гельманом, и тот рассказал в эфире про некий Союз Михаила Архангела, который собирают в храме Христа Спасителя чуть ли не под эгидой РПЦ и Кремля. Вместо «Родины». Это правда?
— Я про это ничего не знаю: В Кремле и около Кремля многие думают, что общество настолько безмолвно, народ настолько рабский, можно лепить из него все что угодно.

Управляемая демократия доведена до абсурда. Но выпущенный из бутылки джинн назад обратно с трудом возвращается. Беременность фашизмом рано или поздно должна закончиться родами. Или выкидышем.

Если они думают, что можно все проконтролировать до конца, то глубоко ошибаются. Они вольно или невольно потворствуют ксенофобии и тем самым разжигают реваншистско-фашистско-коммунистические настроения. Российская делегация на Совете Европы голосовала, чтобы резолюция о коммунистическом тоталитаризме не была принята! По иронии один Жириновский выступал с правильных позиций: погибли русские люди, лучшие, в том числе коммунисты, их было много — давайте это осудим, чтобы не было больше такого кошмара: нет, они поддерживают Лукашенко, Каримова, который убил огромное количество людей, или Туркменбаши, который сейчас издевается над русскими пенсионерами.

Борис Немцов, 2006 год. Фото — Злаказова Лилия/ РГ

09.02.2006
Источник: nemtsov.ru/old

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.