Провинция просыпается. Как живете, господин губернатор?

26.01.2018
Интервью с Борисом Немцовым

Еженедельник «Аргументы и Факты»
Провинция просыпается. Как живете, господин губернатор?
29 июля 1992 года

В моем представлении губернатор Нижнего Новгорода просто обязан быть солидным, с сединой, с большим животом… Какая жалость, что ничего этого у Бориса Немцова — главы администрации области — не было. Но, может быть, лет через 30-40 будет. А пока ему еще (или уже?) 32 года. И мы с ним говорим о жизни некогда великой губернии и страны.

ДЕНЬГИ

— Правда ли, что однажды вы, губернатор, призвали нижегородцев к бойкоту городской торговли?
— Когда после 2 января поднялись цены, я сказал: если вы хотите, чтобы они упали, не ходите в магазины. Кстати, многие восприняли это вполне нормально.

— Недавно, когда вы поругались с Гайдаром, тот предложил вам уйти в отставку. Было такое?
— Да, было. Мы ругались из-за июньских возросших цен на хлеб. И тут он сказал: пора тебе уйти в отставку. Я ему ответил, что не он меня назначал.

— Вы подали в Конституционный суд на правительство, которое не обеспечивает город наличными. Вы что, всерьез хотите выиграть дело или это просто политическая акция?
— В отличие от дела КПСС мой иск абсолютно беспроигрышен. Не платя денег людям, правительство нарушает ст. 53 Конституции. Отсутствие наличности резко обострило ситуацию, подрывает реформы, толкает к власти экстремистов. И я не могу молчать.

— Похоже, что вы все-таки не очень верите в силу КС, поскольку уже заказали свои, нижегородские деньги. Теперь бы вот еще и границу…
— Здесь не до шуток. Я, как глава администрации, должен искать выход: печатать рубли я не имею права — на это есть Уголовный кодекс, а мои обращения к российским властям потонули в хоре подобных им.

— Сколько денег вы собираетесь напечатать?
— Они называются «потребительские билеты» и выпущены на 10 млрд. руб. Правда, за саму процедуру печатания надо заплатить несколько миллионов, но это выгоднее, чем иметь такое сильное социальное напряжение.
Второе — эти самые потребительские билеты (в городе их называют «борьками», «немцовками». — Н. Ж.) могут быть использованы как приватизационные чеки.
Третье — они превращаются в ценные бумаги хлебного банка.

Если создать хлебный банк и сказать горожанам, что вместо выездов на сельхозработы они могут отдать свои деньги как кредиты для закупки хлеба, то данные, билеты затем будут проиндексированы в соответствии с ростом цен. Фактически это как свободно конвертируемая валюта. Эти деньги будут обеспечены хлебом.

ПРАВИТЕЛЬСТВО

— Каким основным мотивом вы руководствовались, приглашая в область для проведения реформ Г. Явлинского?
— Он очень высококвалифицированный специалист. Но самое главное — сейчас заполняется вакуум бездействия правительства по отношению к регионам.

— Но, может, это и неплохо, так как поневоле жизнь заставит самих шевелиться…
— Отчасти согласен. Я считаю, что роль правительства — поддерживать те программы, которые появляются на местах. Тогда была бы учтена и специфика областей.

БИЗНЕС — ЭТО ДЕЛО

— А что у вас с приватизацией?
— Из 1200 магазинов 170 в городе стали частными, в области — 160. Каждый день проходят конкурсы, аукционы, даже в маленьких городах.

— Не попадает все это в руки мафии?
— Я был бы счастлив, если бы наша мафия занялась делом. Недавно для фермеров проданы 19 магазинов, это должно привести к конкуренции между продавцами сельхозпродукции и снижению цен.

— Найден ли у вас общий язык с предпринимателями?
— Если вы хотите создать фирму, вам скоро не придется ходить к чиновникам исполкома, а можно будет зарегистрировать ее сразу на почте. Найдем возможность льготного налогообложения для начинающих предпринимателей — за счет налогов в местный бюджет.

— Собираетесь ли вы возродить Нижегородскую ярмарку?
— Да, мы хотим в сентябре устроить в Нижнем Новгороде зону свободной торговли, освобожденной на месяц от всех налогов, сборов — во имя деловой активности и снижения цен.

ВЛАСТЬ

— Демократы на вас обижены за то, что вы взяли к себе в администрацию бывших партаппаратчиков.
— Это создает преемственность власти, без чего невозможно существовать; у аппаратчиков большой опыт управленческой деятельности. Главное сейчас: какой человек — такая и политика. Там, где назначены бывшие партийные работники, убежденные в правоте реформ, там реформы идут гораздо быстрее, чем в местах, где демократы.

— Если бы вам было суждено сформировать правительство России, кого бы в него вы включили?
— Я бы попросил Явлинского составить это правительство.

— Вероятна ли обратная волна реформ?
— Безусловно, она будет. И скоро.

— А кто ее погонит?
— Изменившийся состав правительства.

— То есть вы допускаете, что Ельцин может перестать быть демократом и стать диктатором?
— На 90% это будет определяться его окружением. Такая ситуация возможна, если его будут окружать люди, тяготеющие к авторитарному методу управления. Но они потерпят крах.

— Как вы оцениваете реформы Гайдара?
— Как вялотекущую шизофрению. Путь правильный, но нет всеохватывающего подхода, нет политической опоры.

— Как вы объясняете наши бесконечные провалы?
— Низкой квалификацией. Уничтоженный генофонд дал катастрофические последствия. Даже самые благостные идеи некому воплощать в жизнь. Поэтому техническая помощь Запада важнее его подачек или денег. Нам просто надо у него учиться.

— Какие, по-вашему, сильные и слабые стороны Ельцина?
— Это мужественный человек. Но меня настораживает в нем отсутствие четкой и ясной концепции. Я ни разу не слышал от него, как он представляет себе Россию, ее политическую и экономическую систему, ее взаимоотношения с другими государствами.

— Но он и сам этого наверняка не знает!
— Он Президент, он должен знать. Не умеешь отвечать, значит, ищи людей, которые тебе подскажут.

— Не кажется ли вам, что он идет точно по стопам Горбачева?
— Ситуация зеркально повторяет путь Горбачева. У того тоже была коалиционная компания: из реформаторов и консерваторов. Такую же кашу можно увидеть и в правительстве Ельцина. В этой каше каждый думает о своем влиянии на Президента. И единого курса нет и не будет. В нашей администрации тоже есть бывшие работники партийных органов, но здесь проводится одна (а не две, не три) политика.

— Президент едет к народу, призывая к рынку, и везет за собой вагон (или самолет) денег, колбасы… Это нормально для рынка?
— Это недопустимые вещи.

— Кто для вас самый уважаемый политик?
— Маргарет Тэтчер.

— С кем из российского руководства вам легче всего работать?
— С Ельциным. Он действительно хочет помочь. Но когда он что-то кому-то поручит, тогда все — до свидания.

О СЕБЕ

— Вас называют первоклассником, который стремится быть отличником…
— Я всегда был отличником.

— Что в вашей работе самое главное?
— Сохранение социального мира.

— На чем, по-вашему, может закончиться терпение нашего народа?
— На отсутствии хлеба и присутствии безработицы.

— Бывает ли вам за что-то крепко стыдно перед народом?
— Бывает, я же ошибаюсь.

— Счастливы ли вы в свои 32?
— Я себя чувствую нормально.

— Могли бы вы прожить на 3000 руб. в месяц?
— Один — запросто. А если с семьей, то с трудом.

— Были вы когда-нибудь бедны?
— Конечно, когда был ученым.

— Спрогнозируйте будущее СНГ на ближайшие три года.
— Дезинтеграция, потом медленное понимание необходимости контактов — по прообразу Европейского сообщества, но это дальняя перспектива.

Послесловие
Летняя жизнь в славном городе на Оке и Волге проистекает в обычном порядке: старики вспоминают, что «древле все было лучше и дешевле», и клянут новые власти со всеми их непонятными реформами.
Молодые — загорелые, крепкие — радуются «комкам», ярким заграничным шмоткам, провианту и надеются, что впереди все будет «о’кей».
В магазинах если не изобилие дорогого добра, то все-таки стойкое его наличие: колбасы по 100-160, сыр — 140, мясо — 70. На рынках цены невысокие, если сравнить с белокаменной: мясо по 100-110 руб., ягоды, и овощи — по 35-50 руб. за кг.
Сутки проживания в элитарной — бывшей партийной — гостинице «Октябрьская» обойдутся вам в 600 руб., а в буфете, где раньше было все суперимпортное, ныне ассортимент скудноват, нет даже ножей. Француз, попросивший у буфетчицы нож, получил в ответ: «Нам стыдно, но ножей нет», на что он не выдержал: «Чего зря стыдиться, лучше бы ножи купили». А я подумала, что никогда никакому иностранцу не понять души русской: грешить да каяться.

29.07.1992
Источник: АиФ

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.