Борис Немцов: «Сидящее на нефтяной игле правительство уйдет»

07.04.2018
История. Интервью с Борисом Немцовым

Издание «Известия»
Борис Немцов: «Страна беременна революцией»
6 апреля 2003

Лидер партии и думской фракции СПС Борис Немцов не боится брать на себя ответственность, но его слишком мало, чтобы изменить страну. «Высокие цены на нефть усыпляют бдительность власти, — считает Немцов. — Реформы начнутся тогда, когда закончатся деньги.
После Ирака профицит превратится в дефицит, и вы увидите, как будет меняться политический ландшафт.
Сидящее на нефтяной игле правительство уйдет! Придут новые люди и будут наверстывать упущенное»

Лидер партии и думской фракции СПС Борис Немцов не боится брать на себя ответственность, но его слишком мало, чтобы изменить страну. Поэтому он не согласился с обозревателем «Известий» Светланой Бабаевой, утверждавшей, что за годы в Думе Союз правых сил дал повод избирателям обидеться на него и задуматься, стоит ли голосовать за правых в декабре.

Власть находится в летаргическом сне

— У вас есть политический вес. Ваша фракция в Думе не самая большая, но вы — тот ресурс, который может быть эффективно задействован в ключевых «торгах» за те или иные законы. Поэтому часть ответственности за то, что ничего не происходит, вы должны взять и на себя.
— Я не снимаю с себя ответственности, но надо знать ситуацию в Думе: у нас 32 голоса — меньше 10%, и по базовым вопросам мы должны с кем-то блокироваться. Тем не менее нам удалось добиться 13-процентного подоходного налога, провести базовые положения судебной реформы (суд присяжных и арест по суду), принять законы, дающие право гражданам на землю, с этим мы шли на референдум. Также нам удалось в одиночку убедить всех депутатов, когда принимали Кодекс поведения госслужащих, в простонародье — закон об избежании конфликта интересов. Еще смогли провести ограничение депутатской неприкосновенности. Хотя никто этого не заметил.
Мы не партия власти. Мы — партия реформ. Например, разработали детальную программу перехода на контрактную армию. Сейчас представим план ухода экономики от сырьевой направленности.
Суть: снизить налоги для всех, в первую очередь социальные, до 24%. Одновременно изъять сверхдоходы, возникшие от аномально высоких цен на нефть, и разрешить строительство частных нефте- и газопроводов.
По масштабу и последствиям подобные предложения могут радикально изменить уровень экономического развития страны и ее место в мире.

— Это объясняется тем, что один из спонсоров партии — «ЮКОС»?
— Объясняется тем, что в страну будут вложены 100 млрд долларов! Будут созданы миллионы рабочих мест. Это инвестиции, рост экспорта, дополнительный приток валюты в страну — 20 млрд долларов в год. В бюджет поступят дополнительные средства, можно будет повысить заработную плату учителям и пенсии пенсионерам в полтора раза. В результате укрепится положение страны в мире.

— России грех жаловаться: ее внешнеполитический голос звучит сегодня и так гораздо сильнее ее экономических возможностей.
— Это потому, что Россия — ядерная держава. И постоянный член Совета Безопасности ООН. Но если выяснится, что от позиции России зависит экономическое благополучие Запада, будет иной разговор.

 

Страна беременна революцией

— Вы убедительно говорите о крупных проектах, которые затрагивают огромные корпорации. При этом позиционируете себя прежде всего как партия, защищающая интересы малого и среднего бизнеса. Где же ваша защита «мелких»?
— Жизнь многообразна, нужно иметь четкие программные позиции как в отношении крупного, так и малого и среднего бизнеса. Нельзя говорить, что раз мы партия малого и среднего бизнеса, то «Газпром» и «Транснефть» надо закрыть. Это глупо. И надо признать, что локомотивом российской экономики являются экспортно-ориентированные отрасли. Так же, как в Австралии — экспорт сырья.
Теперь по поводу малого и среднего бизнеса. Это проблема не экономическая, а социальная. Наша беда, что малый и средний бизнес в экономике России занимает скромное место. Он создает всего 10% ВВП, и в нем занято лишь 10-12 миллионов человек. Между тем пропасть между олигархами и 34 миллионами бедных грозит постоянным социальным взрывом, появлением экстремистских политических сил.
Страна беременна революцией, вот в чем причина популистских лозунгов.
Какой выход? Надо увеличить число занятых в секторе малого и среднего бизнеса хотя бы до 30-40 млн человек. Так мы решим проблему бедности, стабильности, ибо средний класс заинтересован в предсказуемости. Одновременно выбьем почву из-под экстремистов, потому что они существуют, пока есть миллионы обездоленных и разгневанных.
Малый бизнес — социальный проект. Нельзя заниматься фискальными изъятиями из этого сектора: налоги должны быть низкими, а правила регулирования — простыми.

— Опять «должны быть» и «надо»?
— Есть стандартный набор мероприятий: низкие налоги (пусть платят подоходный налог — и на том спасибо!); бюрократы должны забыть про бесконечные проверки; образовательная программа для тех, кто хочет заниматься бизнесом; доступ к недвижимости и кредитным ресурсам. По всем 4 направлениям у нас есть проработанная программа.

 

Я бы поднял вопрос по-партийному

— Думаю, если сейчас избирателям задать вопрос: о каких инициативах СПС за последние годы, касающихся малого и среднего бизнеса, вы помните? — многие не вспомнят ничего.
— Союз правых сил является автором вмененного налога, который позволил миллионам людей зарабатывать деньги. СПС провел фундаментальную для сотен тысяч бизнесменов поправку, чтобы упростить налогообложение в отношении предприятий с торговыми площадями 150 метров, а не 70, как предлагало правительство. СПС добивается отмены использования контрольно-кассовых машин для тех, кто платит вмененный налог. Миллионы предпринимателей отлично знают цену этим решениям. Да, не удалось закрыть часть проверяющих инстанций, прежде всего Госторгинспекцию. Не удалось преодолеть ведомственное хамство проверяющих контор, которые глушат бизнес. Я имею в виду санэпидстанцию, милицию, пожарников. Предстоит большая работа, и мы готовы в ней участвовать. Но на Руси принятие законов совсем не означает их исполнения.

Предельно важна, знаете, как в советские годы говорили, ориентировка: нужно объяснить губернаторам, мэрам, сельским старостам, что их политическая судьба зависит от числа рабочих мест в этом секторе. На месте президента на Госсовете поднял бы вопрос по-партийному, причем в том, старом понимании. Сказал бы: значит так, ваша работа будет оцениваться по количеству занятых в малом и среднем бизнесе, каждый регион получит план. Звучит экстравагантно. Но уверяю вас: до тех пор, пока каждый начальник не осознает важность проблемы, ничего не изменится.

— Вы апеллируете к президенту, отчасти справедливо, но, с другой стороны, почему вас эти годы нечасто видели убеждающим губернаторов, предлагающим, скажем, в Кемерове или Тамбове механизмы, которые позволят начальникам почувствовать ответственность и страх. А вас, извините, видят на концертах и тусовках.
— Должен с грустью констатировать, что на концерты хожу раз в год. Тусовки терпеть не могу. Мало кого интересует наша повседневная работа, а она приносит конкретные результаты. Например, Ирина Хакамада только что вернулась с Камчатки и Дальнего Востока, встречалась там с областной думой и приморской краевой. Итог: они пересмотрели ставки вмененного налога в сторону понижения.

 

За нас не голосуют обиженные

— И все же ваши избиратели ощущают себя обиженными. Вы располагаете лучшей и наиболее очевидной после коммунистов электоральной базой, активной и идеологически очевидной. Но при этом ваши избиратели — откуда и пошли разговоры, сможете ли вы вообще преодолеть 5-процентный барьер в Думе, — считают: мы думали, правые займутся реальным облегчением бизнеса, будут «продавливать» законы, они наиболее близки к структурам гражданского общества. Вместо этого — скандалы внутри, одни за Чечню, другие против, одни более либералы, другие менее, одни за Березовского, другие против, попытки, как их назвали, «прислониться» к Путину, великосветские тусовки…

— Вы нарисовали образ избирателя, который голосует за коммунистов, за «Яблоко», за кого угодно, только не за нас. За нас обиженные не голосуют. Наши избиратели — свободные и гордые люди, и они не очень-то рассчитывают на какую-либо власть, они верят в себя. В Россию верят. Они могут быть недовольны, что нам пока не удалось перейти к контрактной армии, добиться от правительства продолжения налоговых реформ, что не удалось проломить реформу здравоохранения. Но они верят, что рано или поздно мы это сделаем.

Вы знаете, в чем главная проблема сейчас? Высокие цены на нефть усыпляют бдительность власти. Реформы начнутся тогда, когда закончатся деньги. После Ирака профицит превратится в дефицит, и вы увидите, как будет меняться политический ландшафт. Сидящее на нефтяной игле правительство уйдет! Придут новые люди и будут наверстывать упущенное.

 

13 лет вместе

— Вы не сказали про собственные внутренние конфликты: Ковалев, Кириенко, Юшенков…
— У меня, как у председателя и у всех сопредседателей, по ключевым позициям консолидированная точка зрения на протяжении всех этих лет. Мы 13 лет вместе. Вы знаете хоть одну партию, где бы люди с 1991 года были вместе?

— Жириновский с ЛДПР…
— Он сам с собой вместе. А мы — команда. Нас пытались рассорить, развести, расколоть. Не удалось, и это раздражает.
Когда работали в правительстве в 1997 году, политтехнологи гурьбой заходили в кабинет и говорили: Немцов, сдай ты этого Чубайса, его страна ненавидит, всех облезлых кошек, как Ельцин говорил, «чубайсами» называют. Я отвечал: не дождетесь.
Теперь придумывают разные истории…
Что касается Кириенко, то он сложил с себя полномочия сопредседателя СПС, и правильно сделал. Он работает у президента, не должно быть никакого раздвоения. Сергей Ковалев не является членом СПС, это был его выбор, и никаких конфликтов не было.
Теперь о «Либеральной России». Юшенков и Похмелкин решили создать партию с Борисом Абрамовичем. Что из этого получилось, вы знаете. Более того, двери СПС для них открыты, они могут прийти.

— Вам нужны новые лица, новые люди. Говорят, чуть не первым номером в списке на выборах может пойти Гайдар.
— Насколько я знаю, это не входит в планы Егора Тимуровича. А новые люди действительно нужны, и они будут.

 

Кремль включился в драку

— Борис Ефимович, какой рейтинг у правых сейчас, какой процент вы будете считать хорошим в декабре?
— Рейтинг текущий малоинформативен, хотя с точки зрения политических манипуляций имеет значение. Перед прошлыми выборами рейтинг СПС был нулевой. На выборах в декабре 99-го мы получили 5 млн 677 тыс. 247 голосов — 8,5%. Для людей, интересующихся политической жизнью, очевидно: СПС в Госдуме будет. Хотя предстоящие выборы будут гораздо более жесткими, чем в 1999-м: у Кремля есть своя партия, и вместо того чтобы быть над схваткой, он включился в драку со всеми вытекающими отсюда последствиями: манипулирование СМИ, участие силовых структур, давление на губернаторов, федеральную и региональную элиту.

— Значит, вам не близки идеи построить в стране в перспективе двух-, трехпартийную систему?
— В стране две идеологические партии — КПРФ и СПС. Они диаметрально противоположны по идеологии, но самостоятельны в организационном, финансовом, идеологическом плане, имеют ясные и четкие позиции. Это противоречит принципам управляемой демократии. Однако надо иметь в виду, что наши избиратели — люди прагматичные. Они будут смотреть не на какие-то пиаровские штучки, а на четкие программные позиции и реалистичность их выполнения.
Двухпартийная система для России смертельно опасна. Почему? Потому что речь идет о борьбе между компартией, которая тянет страну в прошлое, и партией нынешней власти, главная цель которой — сохранить свое кресло. То есть борьба между идеологиями реванша и застоя. Перспектива нулевая. Для экономики они опасны

— Третьей партией на правом фланге могли бы как раз стать вы с «Яблоком».
— Трехпартийная система лучше. Но вряд ли надо за народ решать, сколько партий должно быть. И особых иллюзий по поводу коалиции с «Яблоком» больше питать не стоит. У нас не столько идеологические разногласия, сколько судьбы у нас разные. Мы не боялись брать на себя ответственность за то, что происходит в стране. А они на протяжении 10 лет уходили от ответственности. Конечно, по каким-то вопросам мы можем занять общую позицию: защита свободы печати, демократии в России.
Но есть и крупные различия, скажем, по вопросам ЖКХ. Невозможно всерьез обсуждать предложения «Яблока» освободить от налогов тех, кто работает в коммунальной сфере, и одновременно снизить тарифы для товариществ собственников жилья. Это означает, что олигархи переквалифицируются в начальников жэков. Раз от налога освобождают. Одновременно для реализации «судьбоносного» плана необходимо в местных бюджетах найти 150 млрд рублей. И это на фоне нищенских зарплат учителей и 20 замерзавших прошедшей зимой регионов.
Или идея — отменить призыв. Предложение привлекательное, только мы без армии останемся.

— А вы разве не за отмену призыва?
— Мы — за 6 месяцев службы. Это фактически учебка, а сама армия должна по контракту формироваться, в том числе из тех, кто 6 месяцев отслужил.

— Но в будущей Думе вам будет лучше с «Яблоком» или без?
— В плане, касающемся демократических основ государства, они должны быть. Что касается экономики, они безответственны, а потому опасны. То, что есть в стране, хорошее и плохое, сделали мы

— Вам нужна помощь Кремля на выборах?
— Для меня личная свобода имеет фундаментальное значение. Так мама воспитала.
Когда говорят, пойди на поклон, меня подташнивает, органически не могу пресмыкаться. Наши избиратели тоже не могут. Если начнем лебезить перед начальством, от нас отвернутся.
Когда речь идет о фундаментальных принципах, мы защищаем свою позицию. Например, по Чечне. Мы тысячу раз говорили о необходимости политического процесса, тысячи раз на нас оказывалось давление по этому поводу. Сейчас начался политический процесс, и мы поддерживаем то, что делается.
Мы с 1997 года говорили, что подоходный налог должен быть 13%. То же самое касается судебной реформы, которая необходима для наведения элементарного порядка и улучшения инвестиционного климата. Практически все наши инициативы рано или поздно осуществляются. То, что есть в стране, хорошее и плохое, сделали мы.

— А как вы относитесь к обвинениям, что вы к Путину «прислонились» и только на этом выезжаете?
— Мы крепко стоим на ногах, нам не надо ни к кому прислоняться.

06.04.2003
Светлана Бабаева
Источник: «Известия»

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.