Немцов: «Нам коричневая революция угрожает гораздо больше, чем оранжевая»

31.05.2018
История. Интервью с Борисом Немцовым

Персональный сайт Немцова, обзор СМИ
«Нам коричневая революция угрожает гораздо больше, чем оранжевая»
20 ноября 2005 года

Член политсовета СПС Борис Немцов — один из немногих российских политиков, которые безоговорочно поддержали Виктора Ющенко еще до того, как «оранжевая революция» победила. Лично участвовавший в акциях на Майдане, Немцов убежден, что повторение украинских событий в России невозможно, однако власть умело использует «оранжевую» угрозу для усиления авторитарных тенденций политического режима.

Об этом Немцов рассказал в интервью обозревателю «Газеты» Анастасии Матвеевой.

— Прошел год после «оранжевой революции». В ваших оценках что-то изменилось?
— Если бы я первый раз участвовал в революции, то был бы сильно разочарован. Потому что когда стоишь рядом с Ельциным на танке в 1991 году или на майдане в 2004-м, кажется, достаточно победить коммунизм или «кучмизм», и через полгода все станут счастливыми, довольными и богатыми. Но у меня не было романтического настроения на майдане — я знал, что путь к успеху будет сложным и драматическим. Так оно и случилось. Любая революция переживает несколько этапов. Первый — это любовь народа к революционной власти, надежда на чудо и новую жизнь. Закончился он отставкой Тимошенко. Начался второй — прозаический, который сейчас продолжается. Ничего катастрофического в этом нет.

— А каковы итоги революции?
— Ряд позитивных итогов. Украина — единственная демократическая страна на просторах СНГ. Там есть свобода печати, политическая конкуренция, оппозиция, есть независимый суд, несмотря на все эксцессы и коррупцию. Второе — на Украине достаточно профессиональное правительство Еханурова, которое не могло прийти сразу после революционных событий, ибо куда было девать героя революции Юлию Владимировну? Украинская экономика не выдержала революции во власти, поэтому с Юлией Владимировной пришлось расстаться.

— Какое впечатление тех событий стало для вас наиболее ярким?
— Очень сильное впечатление произвели люди, которые 17 дней и ночей стояли на морозе. Не видел ни одной драки и особо пьяных, и это при полном отсутствии милиции и вообще всякого вмешательства властей. Я запомнил на майдане учительницу русского языка — она подошла ко мне и спросила, есть ли у Путина дети. Это было после того, как Путин второй раз поздравил Януковича с победой. Я сказал, что у Путина две дочери. Тогда она сказала: пусть он выдаст их замуж за рецидивиста, а потом уже дает нам советы голосовать за Януковича. Я благодарен судьбе, что стал свидетелем двух революций, — это сильное эмоциональное впечатление.

— Почему реакция большинства российских политиков на события на Украине была такой негативной?
— Это комплекс метрополии по отношению к колонии — как это без нас Украина собирается что-то решать? Мы им говорим голосовать за Януковича, а они не слушают. Это имперский комплекс реального самодержца, который не может смириться с тем, что есть независимая страна, пусть и с небольшой историей государственности. Кроме того, это дремучий непрофессионализм, непонимание обстановки и политических процессов, бездарные, алчные и провокационно действующие советники, которые сознательно дезинформировали Кремль и зарабатывали на этом баснословные деньги, — этот фактор тоже имеет значение.

— Власть в России извлекла какие-то уроки из «оранжевой революции»?
— В искаженном виде — да, конечно. Она сильно, просто параноидально испугалась, что такое может быть у нас. Страх перед народом, который может выступить против фальсификаций, перерос в болезнь, которая преследует многих начальников в Кремле. Причем некоторые политтехнологи эти страхи еще раздувают, желая подзаработать. Напугав начальство угрозой «оранжевой революции», взять большой подряд на ее ликвидацию, а потом сказать: вот видите, революции не случилось.

— А она есть, эта угроза?
— Ее нет. Нам коричневая революция угрожает гораздо больше, чем оранжевая. У «оранжевой революции» были предпосылки — ненависть к режиму и фальсификации выборов. У нас Путина любят. Фальсификации у нас есть, однако без первого фактора революция невозможна. Но страх перед ней огромен, что косвенно свидетельствует о том, что власти готовят фальсификации. Создали политический презерватив под названием «Наши», который должен одноразовым образом выстрелить, разогнав недовольные массы.

— События на Украине стали дополнительным аргументом для «закручивания гаек» в России?
— Безусловно. Но они любой повод для этого используют. Как использовали борьбу с терроризмом, чтобы отменить выборы губернаторов. Не было бы «оранжевой революции» — нашли бы что-нибудь еще.

20.11.2005
Источник: nemtsov.ru/old
Оригинал: GZT.ru (материала там нет)

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.