Борис Немцов: «…смертельно напуганы Путиным, чекистами, боятся доносов»

12.04.2019
История. Интервью с Борисом Немцовым, май 2009 года

«Зырянская жизнь», архив
Вряд ли Торлопов будет устраивать провокации
31 мая 2009 года

Январь 2002 года. Только что избранный народом Коми на пост главы республики Владимир Торлопов с Борисом Немцовым в Сыктывкарском аэропорту. Фото Андрея Аксеновского.

 

 

 

Борис Немцов, один из лидеров объединенного демократического движения «Солидарность», в следующие выходные планирует посетить Сыктывкар и принять участие в учредительной конференции Коми регионального отделения движения. В минувшую субботу, 29 мая, находившийся в Италии г-н Немцов согласился побеседовать с корреспондентом «ЗЖ» по телефону.

 

 

— Если не секрет, что вы делаете в Италии?

— Тут вышла моя книга. У меня вообще две книжки вышли в Италии: сначала «Исповедь бунтаря», а сейчас перевели мою книгу, которая называются «Путин как катастрофа».

— А в России последняя из названных вами книг издавалась? Название что-то не припоминается…

— Удивительно, но нет. Она — только на итальянском и пользуется некоторой популярностью, судя по тому, что я тут постоянно выступаю по телевидению. И я должен вам сказать, что Берлускони, дорогой «Putin lover», тоже пытается всех построить, тем не менее элементы демократии здесь сохранились, все-таки Европа есть Европа. Поэтому оппозиция здесь имеет возможность выступать, в том числе и русская оппозиция. Так что я сейчас представляю эту книгу в Италии, вот еду с одной презентации на другую. Вы меня поймали в Милане, но скоро я приеду в Сыктывкар.

— На какой прием со стороны властей Коми вы рассчитываете? Прошлогодний приезд Гарри Каспарова в Сыктывкар сопровождался провокациями.

— Я, откровенно говоря, с властями не собираюсь общаться. То, что, зачастую, они ведут себя трусливо и подло, мне хорошо известно. Я на выборах в Сочи всего нагляделся: и нашатырь в лицо, и арест моих сторонников, и маски-шоу, и подлоги, и прочие подлости. На что они способны, я более-менее знаю.

— Известно, что в свое время вы были в достаточно хороших отношениях с главой Коми Владимиром Торлоповым и даже помогали ему на выборах в 2001 году…

— Ну, да, я давно с ним знаком, дома у него был, знаю его семью. И я не думаю, что он уж настолько испортился, чтобы устраивать какие-то провокации. Вряд ли он будет это делать — просто репутация имеет значение. Потом, знаете, жизнь длинная, земля круглая, сегодня ты в оппозиции — завтра ты во власти. Ну, и т..д. Провокации организовываются либо особо ретивыми местными чиновниками, либо дается прямое указание из Москвы. Этим там занимается Сурков (Владислав Сурков, первый заместитель руководителя администрации президента РФ — «ЗЖ»), у него есть специально обученные негодяи из движения «Наши» или там из «Молодой гвардии», которые все эти гнусности исполняют. Так что я не думаю, что Торлопов будет какую-то инициативу проявлять.

— Но с г-ном Торлоповым вы сейчас не общаетесь?

— Не общаюсь, нет. Вы знаете, они, кто сейчас при власти находится, даже люди вполне сносные, нормальные, смертельно напуганы Путиным, чекистами, боятся доносов и т.п. Я вам больше скажу, в Сочи, например, во время выборной кампании со мной не встретился ни один из моих родственников, потому что всем им было сказано: кто встретится с Немцовым, будет уволен с «волчьим билетом». Они держат бюрократию в страхе, поэтому рассчитывать на какие-то контакты, я считаю, бессмысленно. Есть особо смелые, правда. Например, мэр Самары Тархов недавно осмелился встретиться с Гарри Каспаровым. Или губернатор Нижегородской области Шанцев со мной встречается по той простой причине, что сидит в кабинете, в котором я когда-то сидел и руководил областью. Ну, и я могу встречаться с губернатором Тверской области Зелениным или губернатором Красноярского края Хлопониным просто потому, что их сто лет знаю. Все, конечно, от людей зависит, но я бы не хотел ставить Торлопова в какое-то глупое положение — звонить ему в приемную и предлагать встретиться, чтобы вспомнить о том, как мы вместе работали. Зачем человеку создавать какие-то проблемы?

— Помимо участия в учредительной конференции Коми отделения «Солидарности», где еще вы планируете побывать, с кем встретиться?

— Очень тяжелая ситуация сейчас в угольной промышленности — в том числе в «Воркутаугле», но вы лучше меня это знаете. Я думаю, встречи с профсоюзными лидерами были бы очень интересны, тем более, что я был все-таки министром топлива и энергетики и угольную отрасль знаю неплохо.

— Ситуация в Коми какой вам представляется?

— Кризис родился не в России, но Россия, и Коми в том числе, переживает его очень тяжело. Все экономические и социальные показатели — ужасные. Спад в промышленности — 16,5%, спад ВВП — 10,5%, безработица — более 10%. А Коми очень сильно страдает от кризиса, во-первых, потому, что «Воркутауголь» напрямую завязана на «Северсталь», а металлургия находится в полном нокдауне. Кроме того, резко сокращаются налоговые платежи, поэтому в Коми гигантский дефицит бюджета. И все это во многом — следствие безумной политики, которую проводил Путин.
А политика была следующая: под разговоры о вертикали власти отобрать у регионов деньги, налоги, полномочия. Все отобрали и потом с барского плеча раздавали. Эта политика, главное действующее лицо которой — чиновник, главный экономический ресурс — монополия, и главная доблесть — высасывание денег из регионов, обанкротилась. Сейчас чуть-чуть еще спасает то, что нефть опять подорожала, но это все ненадолго, потому что потребление нефти в мире падает. Я надеюсь, что все больше и больше людей, в том числе и в Коми, осознают, наконец, пагубность этого курса и будут прислушиваться к оппозиции.

— Какую основную мысль вам хотелось бы донести до людей, с которыми вы встретитесь в Сыктывкаре?

— Основная мысль такая: альтернатива коррупционному курсу Путина есть. Эта альтернатива — правовая, демократическая, европейская Россия.

Беседовал Сергей Сорокин

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.