Немцов: «Когда я был первым вице-премьером, тоже думал, что в Москве нет пробок»

22.10.2019
История. Интервью с Борисом Немцовым

«Вечерняя Москва»
БОРИС НЕМЦОВ: КОГДА Я БЫЛ ПЕРВЫМ ВИЦЕ-ПРЕМЬЕРОМ, ТОЖЕ ДУМАЛ, ЧТО В МОСКВЕ НЕТ ПРОБОК
29 августа 2001 года

Я считаю, что премьеру надо платить $10 000, а министрам — не меньше $5000

Четыре года назад, когда нижегородского губернатора Бориса Немцова пригласили на работу в Москву — первым вице-премьером в российском правительстве, отношение к нему было далеко не однозначным. В вину ему ставилось даже то, что слишком красивый, молодой и кудрявый. А все шаги, которые предпринимал вице-премьер, иначе как популистскими не назывались. После финансового кризиса 1998 года Немцов ушел в отставку. С тех пор он успел почитать лекции за рубежом, написал книги «Провинциал» и «Провинциал в Москве» и стал депутатом Госдумы, где возглавляет фракцию Союза правых сил.
На днях он общался по телефону «горячей линии» с читателями «Вечерней Москвы»

 

— Борис Ефимович, здравствуйте. Вы знаете, как разрешить кризис в Чечне?

— У нас есть такой план. Почему там никак не могут навести порядок? Потому что сейчас за Чечню отвечает десять ведомств, от ФСБ до Кадырова. Мы же предлагаем объявить Чечню восьмым федеральным округом и назначить там генерал-губернатора, желательно не чеченца (у них отношение друг к другу специфическое), у которого в руках сосредоточится и военная, и гражданская власть. Если в течении, двух лет действия генерал-губернатора будут успешными, то к следующим президентским выборам в Чечне настанут мир и покой. Если ничего не изменится, предлагаем ввести в Чечне принцип разделенных территорий. Этот принцип был реализован на Ближнем Востоке и в Ирландии. Заключается он в следующем: равнинная часть отделяется от горной, строится граница с распаханными полями, колючей проволокой и т. п.

— И во сколько обойдется такой принцип? И знает ли о вашем плане Путин?

— Обустройство границы обойдется в 400 миллионов долларов и содержание десяти тысяч пограничников — 100 миллионов долларов. А сейчас на войну тратится миллиард. Я уже не говорю об искалеченных судьбах, о ничем не восполняемом моральном ущербе. Этот план отдал Путину. У него своего-то нет.

— Борис Ефимович, добрый вечер! Меня зовут Георгий Александрович. На восстановительные работы в Чечне предусмотрено выделить 14 миллиардов рублей. Не пропадут ли эти деньги? Ведь сколько туда деньжищ вбухали, а они разворовывались.

— По поводу 14 миллиардов у меня нет никаких сомнений: большую часть этих денег разворуют. Когда их разворуют, туда поедут все: Счетная палата во главе со Степашиным, ФСБ, спецподразделения Министерства внутренних дел — и начнут искать. Я спрашивал Степашина: «Кого сажать будут?» А он мне: «Не знаю, кого». Сажать будет некого. У меня предложение: деньги не давать, пока не наведен порядок, не назначен человек, с которого и можно спрашивать, — генерал-губернатор. У чеченцев отношение к деньгам такое: либо деньги мои, либо их надо украсть. Кадыров говорит, что нужны деньги для восстановления цементного завода в Гудермесе, кирпичного завода в Грозном… А я уверен, что будет то же самое, что было с Гантамировым, которого я лично сажал в тюрьму. В свое время мы перечислили ему средства на детские пособия. Все эти деньги оказались в швейцарском банке. Он получил за это пять лет, потом его амнистировали и назначили первым замом Кадырова. Словом, считаю, что 14 миллиардов давать не надо. Сколько раз можно наступать на собственные грабли!

— Здравствуйте! Может быть, мой вопрос не по адресу. Как вы относитесь к автомобильным пробкам в столице?

— Я сегодня к вам на «горячую линию» целый час добирался. Знаете, почему не спешат решать этот вопрос? Когда Путин или Лужков едут, им дороги расчищают. Пробок никаких, все честь отдают. Когда был вицепремьером, я этих пробок тоже не замечал. Только сейчас на себе их почувствовал. Просто тихий ужас!

— Алло! У меня вопрос о реформе жилищно-коммунального хозяйства. Почему правительство считает все население дураками? Никакой реформы нет, есть просто 100-процентное повышение цен.

— Но если мы по-настоящему займемся коммунальным хозяйством, то не надо будет во много раз увеличивать и квартплату. А заниматься этим хозяйством надо, иначе через пару лет у нас половина страны замерзнет, как это было этой зимой в Приморье. В нашей программе говорится, что никто из малообеспеченных не должен платить за жилье больше 20 процентов своего совокупного дохода. Никто! Раскошелиться должны те, кто имеет излишки жилья.

— Я работаю учителем, скажите, какие проекты разрабатывает сейчас СПС для молодежи?

— Наша партия создала проект «Интернет-школа». Наши 33 депутата обязались установить в каждом своем регионе не менее 20 компьютеров с выходом в Интернет. В Нижнем Новгороде я установил во всех 74 школах своего округа компьютеры. Дети выходят в мир, общаются, изучают языки… В течение этого и следующего года постараемся оснастить в стране две тысячи школ. Конечно, это мало — ведь у нас в России 69 тысяч школ. Но эту работу надо начинать.

— Очень важная и больная проблема России — наркомания. Что вы предлагаете для ее решения?

— Картина действительно, страшная. Сейчас в России, по нашим оценкам, что-то около 7—8 миллионов наркоманов. Фракция СПС будет голосовать в Госдуме за увеличение финансирования программы по борьбе с наркоманией. Надо не только вести широкую рекламу против этой беды, но и использовать на всю катушку спецслужбы для уничтожения наркотиков. А для этого необходимо, чтобы эти подразделения хорошо финансировались. Иначе они будут брать взятки, и борьба будет скорее на словах, чем на деле.

— Скажите, почему наши депутаты, министры и другие высшие чиновники живут по социалистическому принципу распределения?

— Что вы имеете в виду?

— Получают бесплатно или на льготных условиях дачи, путевки в санатории, машины и прочее, вместо того, чтобы за все это платить из своего кармана.

— Это правда. Но проблема в том, что официальная зарплата высшего чиновника сегодня более чем скромная. Знаете, сколько зарабатывает Касьянов? Порядка 13 тысяч рублей, министр — 10 тысяч.

— Кто же в это поверит?

— Тем не менее официально зарплаты такие. А я считаю, что Касьянову надо платить 10 тысяч долларов, вице-премьеру — 8, министрам — 5—6. Руководителям департаментов полторы — две тысячи долларов. При этом сократить аппарат. По оценкам антикоррупционного комитета, мы теряем от коррупции 20 миллиардов долларов. Лучше поднять зарплату чиновникам и сказать: платите за дачи, санатории, автомобили. Имея высокую зарплату, они будут держаться за свои места и думать о своей репутации. А при нищенских зарплатах все равно будут воровать. Если говорить о крупномасштабной реформе государственной власти, то она, на мой взгляд, должна состоять из двух этапов: кадровой замены и резкого повышения заработной платы управленцам.

— Наши генералы тоже запускают руки в казну. От бедности, что ли?

— Это отдельная история. Раньше был бюджет так называемых строительных подразделений Министерства обороны. В результате вместо жилья для бесквартирных офицеров строились генеральские дачи в Подмосковье. Но с 1997 года мы предложили другой план. А именно: на личный счет бесквартирного офицера переводятся деньги на приобретение жилья, то есть уже минуя генералов, Министерство обороны, Генеральный штаб. Вы удивитесь, но эта программа, которую мы с огромным трудом пробили, дала фантастический результат: сейчас 45 тысяч офицеров получили квартиры, используя свои личные счета.

— Как вы относитесь к тому, что коммунисты хотели выразить вотум недоверия правительству, а «Единство» чуть было их не поддержало? С их стороны это было бы преступлением и наглостью.

— Я бы добавил еще — и свинством. Это дискредитировало бы «Единство» как партию власти. А вообще депутаты лучше бы делом занимались: до сих пор не приняты законы о налогах, земле, пенсионное законодательство. Необходимо настоятельно заниматься проблемами перехода к профессиональной армии. Коммунисты просто морочат голову отставкой правительства, чтобы поставить на уши всю страну.

— Что вы думаете о Павле Бородине? Украл он деньги или нет?

— Я вам так отвечу. Знаете, во что обошлась реставрация фирмой «Мабитекс» одной двери в Кремле? 12 тысяч долларов. Подчеркиваю: только одной двери. Когда я об этом узнал, мне стало ясно, что это кончится так, как кончилось. По-другому и быть не могло. Если бы Кремль реставрировали на основе открытого конкурса или тендера, то, скорее всего его выиграла бы российская компания. И страна смогла бы сэкономить сотни миллионов долларов. Я сожалею, что власти как-то мало об этом думают. Считаю, что и ремонт дорог, и всех наших зданий, и закупки для армии должны проводиться только на тендерной основе.

— Я работник Российского телевидения. В течение 26 лет выходила программа «Наш сад». Сначала она шла в удобное время, потом поставили на 6.15 утра. Господин Лесин пообещал перевести ее на более удобное время. «Перевел» — «Наш сад» сняли с эфира.

— Надо сказать следующее: «Слушай, Лесин! 85 процентов российской картошки собирается на садовых участках, 95 процентов ягод в стране выращивается там же. И вообще страна живет нормально благодаря садоводам, которые без всяких дотаций и помощи со стороны государства сами себя кормят, а некоторые еще даже свои излишки продают».

— Хочу спросить у вас, продолжается ли в Думе работа над законом, чтобы дети репрессированных родителей получили бы те же льготы, которые имеют сами репрессированные?

— Проект внесен фракцией СПС в Госдуму. Называется «О реабилитации жертв политических репрессий». Этот проект недавно обсуждался с Алексеем Кудриным — министром финансов, и премьер-министром Михаилом Касьяновым. Думаю, что в конце весенней сессии он будет принят в первом чтении.

— Здравствуйте! Я за вас голосовал. Как избиратель скажу: мне не нравится, что вы подыгрываете НТВ.

— А вы хотите, чтобы НТВ закрыли и все каналы были государственными?

— Нет, я этого не хочу. Но мне не нравится, что Киселев цепляется к каждому слову президента.

— Это он — по поговорке: кто о чем, а вшивый — о бане. Киселев, конечно, говорит о своей больной проблеме и пытается перенести ее на всю страну. С моей точки зрения, это неправильно. Но у нас должен быть независимый канал телевидения. Уже есть два путинских канала — ОРТ и РТР, хватит. Зачем еще третий. И кроме того, в регионах очень много частных телекомпаний, которые пытаются зажать местные губернаторы и мэры. Если заглушат НТВ, это будет своего рода сигналом для местных властей — тогда в регионах все частные телекомпании тут же прихлопнут.

— Но нельзя же так цепляться, как Киселев..!

— Ну что делать? Бывает. Словарный запас, видимо, ограниченный.

— У меня сын-капитан служит в ракетной дивизии в Алтайском крае, имеет двоих детей. Сейчас их сокращают, но жилья не дают.

— Согласно закону о статусе военнослужащих, они не имеют права отправить его в отставку, не предоставив жилья. Ему обязаны либо предоставить жилье, либо дать денежную компенсацию — что-то около 300 тысяч рублей.

— У меня такой вопрос. Когда вы были в правительстве, то возглавляли работу по обучению руководящих кадров. Эта программа действует?

— Эта программа действует до сих пор и дает эффект, потому что люди, которые стажировались за рубежом, получили знания по управлению компаниями, обросли заграничными связями. Мы создали рекрутское агентство, которое подбирает на конкурсной основе людей для обучения. Обязательное требование — знание иностранного языка. Все страны от Японии до Канады с удовольствием участвовали в этой программе. Единственное, чего не хватает — внимания Кремля к ней.

— Скажите, что вы думаете о Путине?

— 26 марта исполнится год, как Путин — президент, за это время можно было бы многое сделать. А что сделано? Да практически ничего. Наше государство сейчас напоминает ржавое судно, которое двигается хаотично. Вместо того чтобы заменить в нем двигатель, ему сделали всего лишь косметический ремонт. Нужна серьезная кадровая реформа, начиная от кремлевской администрации до Министерства обороны.

— Здравствуйте, вы хорошо знали Ельцина. Как по-вашему, Ельцин был лучше или хуже Путина?

— Чем мне Борис Николаевич Ельцин нравится? Он себя считал царем по жизни. Пьяный, трезвый — царь и все! Телевизор смотрит, там орут: «Ельцина под суд!» А он к себе это не относит. С критикой боролся просто: «Телевизор выключите немедленно, если включите — убью!» А Путин телевизор смотрит. Знаете, какие перемены в кабинете президента? Мебель вся та же, что была при Ельцине, но появился японский телевизор с огромным экраном. Раньше его не было. Как бывший разведчик Путин к информации относится трепетно, к дезинформации — тоже.

— Извините, у меня такой вопрос: вы сегодня вечером что будете делать?

— Через час встречаемся с Сергеем Кириенко.

— И как будете общаться? Чай пить?

— Ну выпьем что-нибудь: конец недели все-таки.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.