Немцов: «2006 год и последующие годы в Нижегородской области станут временем Шанцева»

19.11.2019
История. Интервью с Борисом Немцовым

НТА Архив
Борис Немцов: «Я считаю, что 2006 год и последующие годы в Нижегородской области станут временем Шанцева»
22 ноября 2005
Политика
Беседует Арсений Соловей

Борис Немцов – первый всенародно избранный губернатор Нижегородской области, первый вице-премьер России, руководитель партии «Союз правых сил».
В настоящее время председатель концерна «Нефтяной» в интервью корреспонденту Нижегородского телеграфного агентства оценил расклад политических сил в регионе.

 

— Многие эксперты считают, что в свое время закончилась эпоха Немцова, сейчас закончилась эпоха Кириенко, Вы согласны с тем, что сейчас в Нижегородской области началась эпоха Шанцева?

— Я считаю, что он, как губернатор, конечно же, отвечает за область, и в этом смысле 2005, 2006, 2007 и последующие года будут временем Шанцева, и я считаю, что это плюс.

 

— Почему?

— Я знаю Валерия Павлиновича, и могу сказать, что в России не так много профессиональных и честных людей, которые являются управленцами в органах власти. Шанцев как раз редкое исключение. Кроме того, у него такой богатый московский опыт, и такие связи, что это может ему помочь решить массу нижегородских проблем.

К тому же, он не связан ни с какими нижегородскими группировками, а, следовательно, не будет участвовать ни в каких бесконечных склоках, которые в Нижегородской области присутствуют в достаточных количествах, особенно, в последние годы. Это значит, что он будет нацелен на решение нижегородских проблем.

Кроме того, я считаю, что главное в Нижегородской области – задача привлечения инвестиций. С его приходом инвестиционный климат в регионе должен улучшится.

 

— Некоторые считают, что причиной всех этих склок был ушедший от нас полпред…

— Знаете, ситуация гораздо более сложная. Есть объективные конфликты между допустим федеральной и областной властью, но один вопрос в том, сколько денег надо отправлять в центр, а сколько оставлять в нижегородской губернии всегда был и до сих пор остается. Другой конфликт связан с полномочиями, например, сейчас при Путине огромные полномочия отданы федеральному центру, в то время, как у губернии эти полномочия просто ничтожны. Есть еще и личностные конфликты. Так или иначе, но в драке всегда все виноваты, и говорить о том, что Кириенко виноват, а Ходырев не виноват, или депутаты Законодательного собрания вот такие все белые и пушистые… мне кажется, что это не объективно.

По всей видимости, в конфликтах все равны. По моему опыту могу сказать, что для Нижегородской области, в которой проживает 3,5 млн. человек населения, идеальный вариант – это когда органы власти между собой не дерутся, а все-таки занимаются своими непосредственными обязанностями – защищают интересы граждан, создают рабочие места, строят школы и больницы. Я к этому выводу, будучи первым избранным нижегородским губернатором пришел не сразу.

Например, было время, когда мы постоянно выясняли отношения с Дмитрием Ивановичем Бедняковым. Чем это закончилось – всем хорошо известно. Я считаю это не лучшей страницей своей губернаторской работы, но, тем не менее, эту страницу надо было как-то перилистнуть. Потом, уже когда мы со Скляровым работали, никаких конфликтов у нас не было и, кстати, то время объективно многими воспринимается как наиболее удачное для губернии.

Поэтому, мне кажется, что сейчас, Шанцеву все карты в руки. Я не думаю, что ему будет препятствовать полпредство, в том числе и новое, или депутаты Законодательного собрания, которые его так единодушно поддержали.

Что касается Москвы, то конечно Шанцеву потребуется максимум своего влияния, чтобы губернию не грабили и бюджетные средства оставались на территории области.

 

— Мы к вам приехали из Росатома, где Кириенко представили руководителем этого ведомства. Как вы считаете, почему он перешел туда?

— Ну вы же у него наверное это спрашивали…

 

— Ну а все-таки с Вашей точки зрения…

— Насколько я знаю, была договоренность и Кириенко с Президентом о том, что он готов работать на посту полпреда не более пяти лет. Он свои обязательства выполнил, и в этом смысле, Президент Путин тоже должен был выполнить свои обязательства, и он их выполнил, хотя может быть и с некоторым опозданием.

Сергей Кириенко – это хороший проектный менеджер. Именно проектный. Есть проект, название его – полпредство. В принципе, это институт, который должен был решать не столько нижегородские проблемы, сколько разбираться с суверенным Татарстаном, с суверенной Башкирией, которые себя мыслили вне состава России, жили по своим законам, по своей Конституции, не платили налоги в федеральный бюджет. То есть на полпредстве лежала задача по объединению страны. Я считаю это главной проблемой, стоящей перед приволжским полпредством.

Что касается Росатома, то по-моему, Кириенко давно хотел такую работу, одновременно управленческую и одновременно хозяйственную. Дело в том, что Росатом – это единственное ведомство в России, которое занимается хозяйственной деятельностью. В принципе, это коррупционно опасное дело. Там две проблемы: первая – это очень закрытое место, по понятным причинам – там занимаются плутонием, производством урана… Понятно, что все это должно быть закрытым, но с другой стороны – там миллиарды долларов оборота. И задача любого человека, который возглавляет это ведомство, сделать его работу прозрачной, чтобы не повторить судьбу Адамова.

Я Адамова хорошо знаю, он работал в нашем Правительстве. В принципе он квалифицированный человек, но сама система, где все закрыто, где протекают миллиардные потоки долларов, она генерирует воровство. Сама система генерирует. Поэтому, у Кириенко важнейшая задача – сохранить важнейший сектор – атомную промышленность, и военную, и гражданскую, и в тоже время не воровать. Это тяжелая задача, но мне представляется, что опыт, который у Кириенко есть, достаточен для того, чтобы с этой задачей справится. Если конечно не будут мешать. Потому, что очевидно, что на эти многомиллиардные потоки есть много претендентов.

Мы не можем допустить, чтобы в руки террористов попал плутоний, или чтобы они захватили наши ядерные объекты. Наверное, у Сергея Кириенко хватит квалификации, чтобы справиться этими проблемами.

 

— Как вы считаете, вот такая ротация нормальна?

— Да, вполне нормальна. Я сочувствую тем начальникам, которые держаться за свои кресла. Я считаю, что время от времени надо менять место работы. Руководителей в Министерстве, а теперь в Федеральном агентстве по атомной энергии было много. Ядерная отрасль прогрессирует. Атомная промышленность – это огромное преимущество России перед другими странами мира. Это высокие технологии, которые необходимо развивать.

 

— Как вы оцениваете вновь назначенного приволжского полпреда Коновалова?

— Александр Коновалов родом из Питера, что означает, что он знает Президента, наверное… Я знаю его биографию, но лично мы не знакомы. Я знаю, что в Башкортостане он боролся с режимом Муртазы Рахимова, я приветствую это благородное дело.

 

— Но ведь Рахимов остался у руля власти…

— Остался. Но сам факт борьбы против Рахимова, то, что он не побоялся выступить против его режима характеризует его положительно, с моей точки зрения. Это говорит о том, что он человек крепкий.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.