Перейти к содержимому

Андрей Дмитриевич Сахаров. Последнее выступление

16.12.2019
Имена. Андрей Дмитриевич Сахаров

Андрей Сахаров родился 21 мая 1921 года в городе Москва. После школы, будущий ученый в 1942 году с отличием оканчивает физический факультет Московского государственного университета имени Михаила Васильевича Ломоносова.

На фронт во время Великой Отечественной войны не попал по состоянию здоровья и оказался эвакуирован из Москвы. После войны Сахаров начинает работать с известным специалистом по квантовой физике Игорем Таммом в Институте имени Лебедева.

В ноябре 1947 года Андрей Дмитриевич досрочно защитил кандидатскую диссертацию. Успех ученому приносит его величайшее произведение: водородная бомба, после чего становится почетным членом Академии наук.

Среди его работ: труды по магнитной гидродинамике, физике плазмы, управляемому термоядерному синтезу, элементарным частицам, астрофизике, гравитации. В июле 1953 года Сахаров защитил докторскую диссертацию.

С 1953 года на протяжении пятнадцати лет работал над совершенствованием ядерного оружия. В декабре того же года Сахарову присвоено звание Героя Социалистического Труда, и присуждена Государственная премия. Вторую Звезду Героя получил в 1956 году вместе с Ленинской премией, а третью в 1962 году. Во время этой работы в его душе все время боролись два чувства: чувство долга перед Отечеством и чувство протеста против ядерных испытаний. Ученый предпринимал попытки добиться запрещения испытаний, но безуспешно.

Андрей Дмитриевич Сахаров известен не только как физик — ядерщик, но и как ярый сторонник либерализации в коммунистическом мире. Выступал с манифестами, призывал к объединению советских и американских ресурсов, выступал за отмену цензуры и политических судов, за что оказался уволен со всех постов, лишен всех наград и отправлен в ссылку в Нижний Новгород.

В 1974 году собрал пресс-конференцию, на которой сообщил о состоявшемся Дне политзаключенных в СССР. Через год написал книгу «О стране и мире». В 1975 году Сахарову присуждена Нобелевская премия мира. Освобожден из ссылки лишь с началом перестройки, в декабре 1986 года, после почти семилетнего заключения.
Вернувшись в Москву, ученый не поменял своих взглядов и до самой смерти выступал в защиту мира и прав человека. В конце 1980-х годов Андрей Дмитриевич избран депутатом от Академии Наук и на I съезде народных депутатов СССР введен в состав комиссии по выработке новой Конституции страны. Ученый разу же приступил к работе над проектом Конституции, воплотив в него свои представления о целесообразном государственном и экономическом устройстве СССР.

Андрей Дмитриевич Сахаров скончался в результате внезапной остановки сердца на 69-м году жизни, вечером 14 декабря 1989 года в своей квартире на улице Чкалова в Москве, после публичного чтения проекта Конституции на Съезде народных депутатов. Простится с академиком на Востряковское кладбище пришли тысячи человек. В церемонии прощания приняли участие и лидеры государства, включая Михаила Сергеевича Горбачева.
РУспех

 

Последнее выступление*

Я хочу дать формулу оппозиции. Что такое оппозиция? Мы не можем принимать на себя всю ответственность за то, что делает сейчас руководство. Оно ведет страну к катастрофе, затягивая процесс перестройки на много лет. Оно оставляет страну на эти годы в таком состоянии, когда все будет разрушаться, интенсивно разрушаться. Все планы перевода на интенсивную, рыночную экономику окажутся несбыточными, и разочарование в стране уже нарастает. И это разочарование делает невозможным эволюционный путь развития в нашей стране. Единственный путь, единственная возможность эволюционного пути – это радикализация перестройки.

Мы одновременно, объявляя себя оппозицией, принимаем на себя ответственность за предлагаемые нами решения, это вторая часть термина. И это тоже чрезвычайно важно.

Сейчас мы живем в состоянии глубокого кризиса доверия к партии и к руководству, из которого можно выйти только решительными политическими шагами. Отмена статьи 6 Конституции и других статей Конституции, которые к ней примыкают, – это сегодня политический акт. Не чисто юридически-организационный. Это важнейший политический акт, который именно сейчас необходим стране, а не через год, когда будет завершена работа над новым текстом Конституции. Тогда это все будет уже поздно. Нам нужно уже сейчас возродить к делу перестроечные процессы.

И последнее, что нам необходимо, – это восстановить веру в нашу Межрегиональную группу. Межрегиональная группа – с ней связывало население страны огромные надежды. За эти месяцы мы стали терять доверие.

Последнее, о чем я хотел сказать, – то, что говорил Гольданский: был ли подарком правым силам призыв к политической двухчасовой забастовке и будет ли подарком правым силам объявление оппозиции. И с тем, и с другим я категорически не согласен. То, что произошло за эту неделю при обсуждении нашего призыва, – это важнейшая политизация страны, это дискуссии, охватившие всю страну. Совершенно неважно, много ли было забастовок. Их было достаточно много. В том числе были забастовки в Донбассе, были они в Воркуте, были во Львове, во многих местах. Но не это даже принципиально важно. Важно, что народ нашел наконец форму выразить свою волю, и он готов оказать нам политическую поддержку. Это мы поняли за эту неделю. И мы этой поддержки не должны лишиться. Единственным подарком правым силам будет наша критическая пассивность. Ничего другого им не нужно, как это.

* 14 декабря 1989 г. в 15 часов А. Д. Сахаров выступил на собрании Межрегиональной группы депутатов. (Вечером того же дня он умер. ) 17 декабря это выступление было опубликовано в газете “Московские новости”.

30 лет назад в этот день (14 декабря 1989 г.) не стало Андрея Дмитриевича Сахарова.

Сахаров центр

Вспоминает Александр Минкин:
В Лужниках грузовик с гробом медленно ехал по льду среди огромной толпы. Люди пропускали этот катафалк и шли за ним. Но не вплотную. За грузовиком шло крепкое оцепление – полукруг энтузиастов, прочно сцепившихся локтями. За ними – вся толпа. А внутри этого полукруга, никем не толкаемый и не заслоняемый, шёл Ельцин.
Получалось, что он и есть Россия, которая прощается со своей совестью. В грузовике возле гроба, на лавке у заднего борта, сидела Елена Боннэр, вдова. С немым изумлением она смотрела на главного скорбящего…

Была огорожена площадка для дипкорпуса, там было сухо, лежали доски. Простой народ теснился как попало. Рядом в давке, по щиколотку в талой воде, стоял посол Швейцарии – единственный, кто не воспользовался загоном для дипломатов. Видно было, что не политическую миссию выполняет, а просто пришёл, по-человечески.

Репортаж мой о похоронах напечатали в Швейцарии и ещё где-то. Вдруг пришло мне приглашение в швейцарское посольство на обед. Посол (итальянский швейцарец с замечательной для русского уха фамилией Пьянка) расспрашивал о литературе, о театре, а под конец (потрясающий кофе, ликёры, сигары) объяснил, почему пригласил.

Оказывается, его срок в Москве подходил к концу, и он уже знал, что его следующее место работы – Марокко. Во-первых, это было понижение, потому что Марокко против СССР не канало. Во-вторых, Пьянка всю жизнь занимался историей Ватикана, а мечта о Риме уплывала навсегда. И вдруг его вызвал министр иностранных дел Швейцарии и сказал: «Мы знаем, что вам хотелось бы стать послом в Риме, вы едете туда». – «Спасибо, очень рад, но почему?..»
И тут министр показал ему журнал «L’Hebdo» с моей заметкой о похоронах Сахарова, где упоминалось, как посол стоял среди простого народа в ледяной луже.
А в Швейцарии главная и максимально ценимая добродетель – скромность. Мы налили ещё по одной, и Пьянка сказал: «Ближайшие четыре года резиденция посла Швейцарии в Риме – ваш дом»…
* * *
вся статья
© Иван Шаблов

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: