Три года президентства Путина. Интервью с Немцовым

08.01.2020
История. Интервью с Борисом Немцовым

Эхо Москвы
Три года президентства Путина; военная операция в Ираке
26 марта 2003

В гостях Борис Немцов, сопредседатель партии «РПР-ПАРНАС», депутат Ярославской областной Думы
Ведущий Владимир Варфоломеев
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Борис Немцов депутат Госдумы, лидер фракции «Союз правых сил»
Эфир ведет Владимир Варфоломеев

 

СПРАВКА
На рассвете 20 марта 2003 года войска антииракской коалиции вторглись в Ирак, а их авиация подвергла бомбардировкам крупные города страны. При этом американское руководство отвергло идею массированной авиационной подготовки, как в 1991 году, и приняло решение уже с первого дня осуществить наземное вторжение. Отчасти это было вызвано тем, что Джорджу Бушу необходимо было как можно быстрее свергнуть иракского лидера и объявить о победе в Ираке для повышения собственного рейтинга, а также для исключения какой-либо возможности применения Ираком оружия массового поражения (нахождение которого на территории страны, впрочем, и так подвергалось сомнению).
ссылка

В. ВАРФОЛОМЕЕВ
Наш сегодняшний гость — лидер «Союза правых сил» Борис Немцов.
Борис Ефимович, здравствуйте.
Полчаса назад на вашем месте был глава администрации Чечни Ахмад Кадыров. Он подвел итоги референдума, сказал, что республика действительно поворачивается к миру, впереди президентские и парламентские выборы. Что касается выборов в парламент, он сказал, что, оказывается, в Чечне есть, и весьма активно действует отделение партии «Союз правых сил».
Как намерен действовать «Союз правых сил» в Чечне относительно выборов главы республики, которые будут в декабре? Вот Кадыров сказал, что он сам будет баллотироваться. Наверное, рано говорить о каких-то конкретных кандидатах, все-таки более полугода до выборов, но все же, считаете ли вы, что, наконец-то, начался именно политический процесс урегулирования в Чечне? И в этой связи будет ли СПС участвовать в президентских и парламентских выборах в Чеченской Республике?

Б. НЕМЦОВ — Во-первых, я считаю, что это действительно только начало политического процесса и предстоят очень долгие и серьезные переговоры, в том числе и с чеченской оппозицией. Я считаю, что здесь ключевая тема, вот какая — если удастся привлечь оппозицию к избирательному процессу, если люди, в том числе и входящие в парламент Ичкерии, и в правительство Масхадова согласятся принять в этом мероприятии активное участие, то можно сказать, что политический процесс увенчался огромным для России успехом. Но насколько я понимаю, сейчас очень сложная ситуация, двигаться к этому придется долго. Второе, я убежден, что после референдума нельзя расслабляться.

Сейчас нужно готовить всечеченский «круглый стол», на котором обсуждались бы основные базовые вопросы. А именно: прекращение зачисток, сокращение блокпостов, поэтапный вывод войск и участие всех политических сил Чечни в предстоящих выборах. Если подобного рода переговоры, если хотите, или «круглый стол» состоятся, то можно сказать, что ситуация в Чечне движется в правильном направлении.

Теперь что касается СПС. Рейтинг СПС в Чечне один из самых высоких, сравнимый с «Единой Россией» и действительно от позиции «Союза правых сил» во многом будут зависеть итоги выборов президента Чечни, а также парламента. Мы всерьез к этому относимся. Но пока еще официальная кампания не началась, и, естественно, говорить о кандидатах рано. Но то, что мы примем активное участие в этих выборах, у меня нет сомнения. Могу сказать, почему такой авторитет у СПС в Чечне. Дело в том, что мы всегда выступали за политическое урегулирование, за прекращение зачисток, прекращение издевательств и чеченцы отлично это знают. В свое время мною был собран миллион подписей против войны в Чечне, это люди тоже помнят. И я считаю, что СПС будет играть заметную роль в политическом процессе.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ
Так совпало, случайно или не очень, что именно сегодня 3 года со дня избрания Владимира Путина президентом. За этот срок, как вы считаете, Владимир Путин сделал больше в сторону решения чеченской проблемы, естественно, я веду речь о мирном решении, или же, наоборот, мы сейчас оказались дальше от этой цели, чем были 3 года назад?

Б. НЕМЦОВ — Я считаю, что чеченская проблема одна из самых болезненных для страны в целом и для президента, в частности. Я рад, что президент, наконец, принял решение участвовать в таком политическом процессе. Я считаю, что Кремль уже окончательно понял, что военного решения чеченской проблемы нет. Сейчас главное, чтобы не было никакой эйфории от итогов референдума, главное, чтобы политический процесс был продолжен. Убежден, что президенту накануне своих собственных выборов, предельно важно урегулировать ситуацию в Чечне. Потому что если он ее не урегулирует, то будут жертвы, а вы знаете, что только во второй чеченской войне погибло 4 тысяч наших солдат и офицеров и десятки тысяч мирных жителей, сотни тысячи беженцев до сих пор не могут вернуться к себе в дома. И если выяснится, что война не закончена к моменту избрания президента России, то это ляжет тяжкой виной на плечи президента и он это, по-моему, отлично понимает.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ
Три года президентства Путина. Какие на ваш взгляд можно вспомнить или отметить знаковые события этого периода?

Б. НЕМЦОВ — Я бы отметил три положительных момента и для симметрии три отрицательных. Положительное это то, что, естественно, возрос авторитет России на постсоветском пространстве и в мире в целом, это плюс. Второе очевидно, что в России политическая стабильность и это важно, в том числе для улучшения инвестиционного климата. И 13% подоходный налог я бы отметил как достаточно знаковое событие, кстати, выгодное всем россиянам. Поступления от этого налога увеличились в 2 раза. Были, конечно, и важные решения в сфере реформирования российской экономики. Я имею в виду и Закон о земле, я имею в виду и судебный арест, и суды присяжных, и модернизацию трудового законодательства, если профсоюзы защищают права работников. Это все, безусловно, положительные моменты. Хотя мне кажется, что очень многие наши соотечественники питали гораздо больше надежд по поводу этих трех лет. Я бы отметил и очень крупные и болезненные проблемы страны.

Первое это глубочайший коммунальный кризис. В начале президентского срока замерзало 3 российских региона, в 2001 — 6, а в 2002-2003, в этом сезоне уже 20 и все это происходит на фоне роста тарифов на коммунальные услуги, низкого качества услуг. Гигантский инфраструктурный кризис будет и дальше углубляться, если не хватит политической воли навести порядок в этой сфере.
Вторая болезненная тема — это крупномасштабная пропасть между богатыми и бедными. Причем на фоне 17-ти официальных долларовых миллиардеров, опубликованных журналом «Форбс», мы имеем 34 млн. россиян, живущих ниже черты бедности и такая структура общества, такое общество всегда беременно революцией и беременно крупномасштабными социальными потрясениями. И третье, что в Москве не бросается в глаза, но от чего стонут регионы, — это я бы сказал, действительно, обнищание регионов на фоне более-менее благополучной Москвы.
В начале президентства отношение бюджетов между Центром и регионами было 50х50, сейчас 65х35 в пользу Центра. И все это сказывается на качестве здравоохранения, народного образования, безопасности людей, экологической обстановки, защиты престарелых, многодетных и всех тех миллионов наших соотечественников, которые едва сводят концы с концами. Вот эти болезненные проблемы, я считаю, очень серьезны, без их решения я не вижу перспектив у страны.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ
Ясно, что это самые серьезные проблемы. Но возникают они, например, проблема коммунального хозяйства возникает с наступлением зимы, проблема педагогов — летом, когда не хватает денег на отпускные. Президент собирает очередные совещания, делает внушение своим министрам, силовым или не очень силовым, проблема тем или иным способом начинает решаться. На ваш взгляд, у главы государства, у его команды, если есть команда Путина, есть ли какой-то целостный взгляд на то, как должна развиваться страна, есть такое слово как стратегия развития?

Б. НЕМЦОВ — Вы знаете, один из печальных итогов этих лет состоит в том, что, к сожалению, у страны нет стратегии. Есть доктрина информационной безопасности, согласно которой телеканалы должны быть под контролем государства, а ведущие радиостанции желательно тоже. Есть доктрина оборонительная, которая иногда выполняется, иногда нет, но на этом фоне в фактически тяжелейшем состоянии находятся вооруженные силы и мало что делается для перехода армии на контрактную основу. Но такой глобальной стратегии развития России нет. Буквально завтра днем, мы недалеко от «Эха Москвы» будем проводить «круглый стол» с участием различных политических сил с тем, чтобы обсудить, какая же должна быть стратегия. На мой взгляд, должно быть триединство следующего: должно быть сильное эффективное государство, должна быть частная конкурентная экономика и должна быть индивидуальная свобода.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ
Сильное государство и индивидуальная свобода?

Б. НЕМЦОВ — Эффективное, я сказал. То есть грамотный бюрократический аппарат, профессиональная армия, прозрачность всех государственных процедур, более низкий, чем сейчас, уровень коррупции, потому что вообще без коррупции не бывает. Вот это я имею в виду, говоря о сильном эффективном государстве. Так вот, должен вам сказать, что в истории России никогда такого триединства не было. Никогда. При Сталине было сильное государство, но не было никакой свободы и не было, естественно, никакой частной экономики. При Горбачеве и Ельцине было слабое, в общем, государство, совсем неэффективное, хотя были и зачатки и свободы, и частной экономики.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ
Тоже слабые.

Б. НЕМЦОВ — Зачатки, я сказал. Так вот, я считаю, что стратегический курс России должен быть таким — свобода, собственность, эффективное государство. Я убежден, что если бы это триединство было бы организовано, в том числе и высшей властью, то те проблемы, о которых мы говорили, и с коммунальным хозяйством, и с обнищанием людей, и с межрегиональной поляризацией, и с положением в вооруженных силах, так остро бы сейчас не стояли.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ
Вопрос от Галины, нашей слушательницы — «Какова судьба того плана развития страны, который господин Кириенко от имени СПС вручал Путину в рекламном клипе на предыдущих выборах?»

Б. НЕМЦОВ — Галина, спасибо вам большое за вопрос. Мы буквально месяц назад изучали этот документ, и я должен вам с радостью сказать, что 80% того, что в нем написано, реализовано.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ
При этом все равно куча минусов, о которых вы только что говорили.

Б. НЕМЦОВ — Совершенно верно. В оставшиеся 20% входит нежелание или неумение решать проблемы коммунального хозяйства, очень медленное продвижение в наведении порядка в вооруженных силах (это, конечно, серьезная тема), и полное забвение идей федерализма и защиты интересов регионов и городов.

Голосование
В. ВАРФОЛОМЕЕВ
Вопрос ставим следующим образом. Ровно три года назад был избран президентом России Владимир Путин. Зная все то, что произошло в нашей жизни за этот период и по тому, как нам рассказывают и объясняют это политики и по тому, что мы почувствовали, извините, собственной шкурой, сегодня лично вы как бы проголосовали за Владимира Путина, как кандидата в президенты? Если бы вы проголосовали за него, то позвоните нам 995-81-21, если бы вы сегодня проголосовали против Путина 995-81-22. Телефонное голосование продлится в течение пяти минут, звонки для жителей Москвы и области бесплатные.

Итоги подведем позже, и я спрошу вас, Борис Ефимович, как бы вы ответили на этот вопрос, пока не будем подсказывать нашим слушателям ни один из вариантов ответа. Иракская война является сейчас для России серьезным внутриполитическим фактором?

Б. НЕМЦОВ — Для России иракская война будет иметь очень серьезные последствия, причем стратегически важные. Дело в том, что Ирак является потенциально вторым экспортером нефти после Саудовской Аравии. Крупный экспорт нефти из Ирака означает снижение цен на это сырье и ударяет очень больно по миллионам наших военнослужащих, учителей, врачей и пенсионеров. Поэтому для нас предельно важно, чтобы в экономическом плане Россия в результате не потеряла всего этого. И я считаю, что фундаментальная роль России сейчас должна состоять в том, чтобы вернуть процесс обсуждения международных дел в мире в Нью-Йорк, в ООН. Я думаю, что у России, равно как и у Европы, есть все шансы принять участие и в восстановлении Ирака, и в формировании будущего иракского правительства.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ
Это единственный мотив?

Б. НЕМЦОВ — Нефть для нас является серьезным мотивом. Второй мотив — политический, не менее важный, состоит в том, что нарушение мирового порядка, которое на наших глазах, начиная с 20-го марта, произошло, будет иметь огромные негативные последствия для России в том числе. Представьте себе, что так же, без решения СБ и ООН, будет действовать Китай. Я вам должен сказать, что диктаторских режимов довольно много, в том числе и с ядерным оружием. Например, Пакистан.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ
Возможна эта цепная реакция?

Б. НЕМЦОВ — Да. И что, мы с Пакистаном будем так же разбираться? Или пока Мушарраф дружит с Бушем, мы его не трогаем, а как только он с кем-то поругался, то тут же войска союзников туда входят?

В. ВАРФОЛОМЕЕВ
Очень любопытные результаты голосования, больше 3 тысяч звонков, кстати, мы уже получили за 2 минуты. Результаты чуть позже. Борис Ефимович пытается через мое плечо заглянуть в монитор компьютера, я думаю, что его эти результаты тоже весьма заинтересуют. А сейчас опять к иракской проблеме. Почему она в данном случае так меня интересует? Я не припомню ни одной другой ситуации, ни нашей внутриполитической, ни той, которая произошла за пределами страны, когда бы все российские политики, все политические партии как одна выступали бы с единой позицией, поддерживая при этом руководство страны в том, что они против военных действий. Закрадывается сразу подозрение, что, может быть, некоторые из них поступают не вполне искренне, а просто ориентируются на те сумасшедшие результаты опросов общественного мнения и заявление президента о том, что наша страна против, и большинство граждан тоже против войны. И все действия политиков, некоторых партий, есть ни что иное, как проявление политической конъюнктуры?

Б. НЕМЦОВ — Я бы вот что сказал. Во-первых, партии имеют разные позиции по этому поводу. Например, коммунисты и ЛДПР защищают Саддама, кровавого диктатора, на совести которого убийства, в том числе и с использованием химического оружия, 500 тысяч курдов, на совести которого убийства своих соратников по партии «Баас», на совести которого уничтожение с помощью химического оружия шиитов. И на совести которого 8-летняя война с Ираном и нападение на Кувейт. Две наши партии выступают в защиту Саддама Хусейна. Что касается СПС, то наша позиция такова, что мы против Саддама, мы не за Буша, мы за Россию. Согласитесь, это немного разные позиции. Мы не хотим участвовать в истерике, в том числе антиамериканской, мы считаем, что долгосрочные партнерские отношения с Европой и с Америкой выгодны России, и экономические отношения, и политические отношения. Вторую холодную войну наша страна просто выдержать не может. У нас же выбор между пушками и маслом. Это американцы могут 60-70 млрд. направить на войну, а у нас весь бюджет 80 млрд.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ
Примерно полминуты осталось для электронного голосования. Совершенно бешеная активность наших слушателей, я понимаю, вопрос интересный. Почти 6 тысяч звонков мы получили за 4 минуты.

Б. НЕМЦОВ — Так вот, мы должны извлекать уроки. А главный урок из иракской войны в следующем до тех пор, пока мы не станем сильными, в первую очередь в экономической сфере, с нами никто не будет считаться. Надо признать, что роль России очень и очень ограничена в решении этой иракской проблемы и убежден, что все было бы по-другому, если бы у нас бюджет был не 80 млрд., а, например, хотя 300 или 400. Я вас уверяю, что это ключевая задача. Поэтому сейчас самое время заняться нашими внутриэкономическими, политическими проблемами, социальными проблемами, постараться осуществить экономический прорыв, постараться, наконец, выработать долгосрочную стратегию и стараться придерживаться этой стратегии. Потому что Россия, к сожалению, никак не может найти себя в этом мире. И до тех пор, пока мы сами себе не скажем, к какой цивилизации мы принадлежим, куда мы движемся, каков наш особый путь, до тех пор, я думаю, на нас никто не будет обращать внимание.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ
Может быть, сейчас надо поступить иначе? Был не успех нашей внешней политики, не удержали США, война случилась, но понятно, что рано или поздно она закончится. Может быть, теперь не надо устраивать обструкцию Америке в СБ, как заявляет министр Иванов, что мы не допустим легитимизации их действий и так далее, и так далее? Может быть, теперь как-то осторожно понемногу возвращаться к сотрудничеству?

Б. НЕМЦОВ — Вы знаете, я эмоционально понимаю и принимаю точку зрения миллионов россиян и в том числе некоторых министров и министра иностранных дел. Только вот эмоции в политике должны отойти на второй план. Должен быть стратегический расчет в интересах России. Расчет такой — нам ссориться со сверхдержавой не нужно. Не нужно. От того, что мы с ними поссоримся, у нас в кошельках будет меньше денег и будет больше бедных. Вот собственно главная мысль. Теперь второе. Конечно, Америка угрожает суверенитету любой страны, это мы увидели. И я считаю, что защита суверенитета России это ключевая тема. А чтобы его защитить, нужно заняться экономикой. Давайте сейчас, пока война в Ираке, снизим социальный налог, я вас уверяю, повысится зарплата, выйдет из тени львиная доля российской экономики. Давайте, пока война в Ираке, постараемся изъять сверхдоходы, которые есть у нефтяных компаний. Давайте, наконец, ускорим инвестиционный процесс в стране, разрешим, примем политическое решение о строительстве частных нефтепроводов, которые привлекут в экономику 100 млрд. долларов, создадут миллионы рабочих мест и увеличат наш бюджет.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ
Чтобы американские корпорации, те же «Халлибертен» восстанавливали не только Умм-Каср, но и нашу Тюмень, и многое другое.

Б. НЕМЦОВ — Я думаю, что российские нефтяные компании самостоятельно, имея огромные деньги, могут действительно обеспечить заказами российскую промышленность, и я еще раз хочу сказать, создать огромное количество рабочих мест. Нам американцы в этом смысле не помощники.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ
И в завершении нашей беседы вернемся к результатам голосования за президента. Точнее, оно получилось, извините, против президента. За 5 минут мы получили 7123 ваших звонка. Большинство слушателей «Эха Москвы», а это 66%, не проголосовали бы сегодня за Владимира Путина как кандидата в президенты, готовы поддержать нынешнего главу государства 34%. И короткий комментарий.

Б. НЕМЦОВ — Я считаю, что у президента еще есть время изменить ситуацию.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ
Как всегда оптимистичный Борис Немцов, лидер «Союза правых сил», был в прямом эфире радио «Эхо Москвы». Спасибо, и будем следить за вашим завтрашним представлением концепции стратегии развития страны.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.