Итоги президентсикх выборов 2000 с Борисом Немцовым

14.04.2020
История. Интервью с Борисом Немцовым
Итоги президентсикх выборов 2000, политическая ситуация в России, предстоящее формирование нового кабинета министров, вероятность вхождени
Март 2000

Пресс-конференция Бориса Немцова и губернатора Д.Ф.Аяцкова.
г. Саратов 26.11.1998 г.

Эхо Москвы
Интервью с Немцовым
В ГОСТЯХ: Борис Немцов, сопредседатель партии «РПР-ПАРНАС», депутат Ярославской областной Думы
ВЕДУЩИЙ: Алексей Венедиктов
28 марта 2000 года.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» один из лидеров СПС, вице-спикер Госдумы РФ Борис Немцов.

М.СТАРОСТИНА: Давайте начнем с политической ситуации в России. Высказывается уже мнение, что в России произошла некая революция. И говорят это люди из администрации президента. Вы с этим согласны?

Б.НЕМЦОВ: Ну, им видней, конечно. Хотя следов революции я, честно говоря, не обнаружил. На самом деле, сейчас новый этап развития России, коорый революционным назвать трудно, и президент России просто обязан определить стратегию развития страны. Мышиная возня, которая сейчас на наших глазах происходит (я имею в виду возможные кадровые назначения) — лишь только внешнее проявление главного: по какому пути пойдет страна. У России выбор, на мой взгляд, всего изт двух вариантов.

Вариант первый — это продолжение строительства приятельского, семейного или олигархического капитализма. Может быть, со сменой физиономии олигархов, но, по сути — то же самое, что было в эпоху Ельцина.
И второй вариант — это все-таки строительство европейской рыночной экономики, где главная движущая сила — это бизнес, находящийся в одинаковых условиях, где есть сильное государство, но не в вульгарном коммунистическом смысле, а в смысле законности: усиление позиций судов, усиление правоохранительных органов в части, касающейся исполнения наказаний, неотвратимость наказаний в случае нарушения закона и принятие важнейших решений в экономической сфере. На мой взгляд, те группы, которые вокруг Путина сейчас суетливо пытаются своих людей протолкнуть, отражают как раз две эти возможности. Одни выступают за сохранение того, что было, а другие все-таки считают, что страна должна двигаться в сторону Европы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Смотрите, как интересно получается. Когда шли выборы 1996 года, это как раз был выбор между двумя дорогами: между дорогой реванша коммунистов и дорогой вперед Ельцина. Сейчас избрали президента, и эти две дороги образуются после избрания. Какого Путина выбрали? Все говорят, что есть две дороги. Говорят это не 25 числа, не накануне выборов, а 27-го, 28-го.

Б.НЕМЦОВ: Именно потому, что Вы сказали, я достаточно сдержанно относился к кандидатуре Владимира Владимировича перед выборами и сейчас четко не могу сказать, мы готовы его поддерживать или нет. Хотя выборы уже состоялись, и это бессмысленный вопрос. Дело в том, что страна проголосовала за вполне конкретного человека с абсолютно непредсказуемой политикой. До тех пор, пока эта политика не будет ясно и четко обозначена, позиция «Союза правых сил» не может быть ясной и однозначной.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А по каким шагам, по каким конкретным действиям президента вы будете судить, выбрал он тот или иной путь?

Б.НЕМЦОВ: Естественно, кадровые решения очень важны. Как на уровне администрации Кремля Если, допустим, руководство администрации останется в том виде, в каком оно было до 26 марта, то говорить о том, что новый президент собирается выбрать новую стратегию и новый курс, будет большой натяжкой. Попросту говоря, это будет самообман. И правительство. Правительство, конечно, явно не будет хватать с неба звезды, это точно. Но если это будет правительство профессионалов-либералов, то тогда можно говорить об изменениях в экономической сфере. Если же это будут серые мыши, которые кроме бюрократического опыта и долгой работы во властных структурах больше ничего не имеют, то тогда можно говорить о стагнации, о застое и фактически о тиражировании того опыта, который был в ельцинскую эпоху. Так что первые кадровые назначения уже будут прояснять более-менее реальные позиции президента России и наше к нему отношение.

М.СТАРОСТИНА: Одно из первых кадровых решений Владимира Путина — он дал указание подготовить все документы для продления пребывания в должности министра обороны Игоря Сергеева.

Б.НЕМЦОВ: Неплохое решение. Игорь Дмитриевич — очень достойный министр. В тяжелом положении находятся вооруженные силы, в первую очередь из-за отсутствия финансирования, но, тем не менее, ему удалось в целом сохранить вооруженные силы и избежать тех скандалов и потрясений, когда министром был Грачев, например. Человек он, безусловно, честный и порядочный, а это немаловажно для министра, особенно министра обороны, который распоряжается огромными деньгами.

М.СТАРОСТИНА: Не будет ли у нас усиливаться вообще роль силовых структур?

Б.НЕМЦОВ: При нынешнем уровне заработной платы, которая есть у офицеров, в том числе у офицеров спецслужб, я не думаю, что можно по-настоящему сделать дееспособными как спецслужбы, так и в целом силовые ведомства. Я считаю, что без решения бюджетных проблем России и без трансформации спецслужб, в том числе и, возможно, их сокращения с увеличением зарплаты для оставшихся, я вообще думаю, что невозможно будет навести элементарный порядок, и та приватизация спецслужб и прокуратуры, а также следственных органов сохранится, потому что прожить на 50 или даже на 100 долларов в месяц в Москве, в том числе и высшим офицерам, просто невозможно. Так что они вынуждены подрабатывать. Они, может быть, даже обижаются, когда говорят, что их приватизировали те или иные группировки, но с другой стороны, а какой у них выход-то?

М.СТАРОСТИНА: Есть мнение, что глава государства — офицер КГБ — это плохо. Как Вы считаете?

Б.НЕМЦОВ: Я думаю, что это не важно. Это, конечно, может быть, не очень вдохновляющий факт его биографии. Но с другой стороны, его офис новый в Кремле заставляет его по-новому думать, в том числе и переосмыслить свой собственный путь. Я думаю, что он об этом задумывается и понимает, что глава государства и руководитель ФСБ, или полковник ФСБ, или разведчик в Германии — это не одно и то же.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В 1997 году очень многие считали, что наследником будете Вы. Собственно говоря, Путин сидит на Вашем месте. На том месте, на котором могли бы быть Вы, если бы выборы были в 1997 году, предположим.

Б.НЕМЦОВ: Слава Богу, что они в 2000-ом.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, но, тем не менее, не обидно? Вы смотрите  и думаете: а это мог бы быть я.

Б.НЕМЦОВ: Мне кажется, что Путину должно быть обидно, а не мне.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Почему?

Б.НЕМЦОВ: Вы посмотрите на цвет его лица, на его глаза, бесконечно уставшие и, мне иногда кажется, потухшие. Хотя многие журналисты интерпретируют это как стальной взгляд. Такую тяжелую обузу он на себя взял и настолько очевидно, что вся его жизнь, в том числе личная жизнь, закончилась, что я ему абсолютно не завидую. А он, наверное, мне завидует. Если он меня увидит сегодня по телевизору, я думаю, он мне будет завидовать.

М.СТАРОСТИНА: Как Вы считаете, грозит ли России некая диктатура? Такие тоже мнения есть.

Б.НЕМЦОВ: Во-первых, приватизированное государство не способно к диктатуре. Говорят очень много о коррупции. При таком уровне коррупции, который есть в России, я вообще не представляю, как можно заставить чиновников исполнять те решения, которые исходят от потенциального диктатора. Так что нет худа без добра. Это первое. Второе: есть силы в стране, к счастью, которые явно будут сильно сопротивляться диктатуре. Какие это силы? Во-первых, это многотысячная армия журналистов, которые понимают, что диктатура — это нищета и безработица в первую очередь для них.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, с журналистами справиться легко. Можно поставить вопрос о смене лицензии — то, что сейчас стоит перед двумя каналами, ТВЦ и ОРТ. Можно применить другие инструменты — через Росбанк или «Газпром» обанкротить НТВ, как пытаются это сделать. Это просто! Подумаешь, журналисты.

Б.НЕМЦОВ: Технологию, как зажать прессу, обсуждать не будем, неинтересно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да что Вы! А нам интересно.

Б.НЕМЦОВ: Предлагаю обсуждать последствия. Диктатура предполагает ограничение свободы слова. Ограничение свободы слова — это потеря работы сотням тысяч журналистов. Вот это очевидно. Как это сделали: отобрали лицензию или дали не тому лицензию — не важно. Ясно, что такой армии журналистов для диктатора просто не потребуется. Сравните количество людей, занятых в этой сфере при советской власти, и сейчас. В разы, в десятки раз отличается. Это первое. То есть надежда на вас во многом. Второе — это многомиллионная армия бизнесменов российских. Они очень не заинтересованы в диктатуре, потому что понимают, что произвол коснется в том числе их и их бизнеса. А у очень многих бизнес связан с международными контактами, то есть со свободой передвижения. Их 12 миллионов человек в России, и это немаловажное обстоятельство. Третья группа крайне не заинтересованных в диктатуре — это владельцы сети Интернет. Кстати, их обычно не упоминают, но их уже около миллиона человек. Точнее, около миллиона пользователей. А на самом деле, с членами семей это уже несколько миллионов человек. Это серьезная вещь. Кстати, сегодня на совете Думы обсуждалась очень важная тема под названием «Государственное регулирование в сети Интернет».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы поговорим об этом во второй части.

Б.НЕМЦОВ: Я уже напугался до полусмерти, потому что ясно, чем это все закончится. Уже попытки там навести порядок, как говорят наши левые, предпринимаются. Это третье. Четвертый пункт — внешний фактор. Это довольно большая зависимость России от Запада. В первую очередь я имею в виду большой внешний долг и огромное количество денег, которые мы получаем за счет продажи, например, российского газа или нефти. Так что не так-то просто будет привести к диктатуре. Эти четыре фактора, на мой взгляд, такие мощные, что даже при большом желании у главы государства не сразу все получится.

М.СТАРОСТИНА: Вам не предлагали войти в правительство?

Б.НЕМЦОВ: Нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, вопрос о правительстве и о Думе. Вы же вице-спикер в Государственной Думе. Как Вы думаете, насколько сейчас Дума будет готова быстро утвердить почти любую кандидатуру премьера? Насколько Дума готова с Путиным идти так далеко, чтобы утвердить Чубайса премьером или Гайдара?

Б.НЕМЦОВ: Я думаю, что это экзотический вариант, когда Дума утвердит Гайдара или Чубайса премьером. Я их очень уважаю, они мои товарищи, но я понимаю, какой расклад политических сил внутри. Что касается всех остальных, то, я думаю, любого наперед заданного утвердит. Между прочим, даже и Чубайса могла бы утвердить, если бы была договоренность с «Отечеством». А такая договоренность возможна, хотя в этой конфигурации, естественно, что-то будет предлагать и «Отечество» тоже.

М.СТАРОСТИНА: А Касьянова?

Б.НЕМЦОВ: Да вообще без вопросов. Он конституционное большинство наберет, скорее всего.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вас не было в Москве, а сразу перед выборами здесь у нас были представители разных движений. Действительно ли Вы считаете, что тот альянс т.н. праволиберальный, который сложился между «Союзом правых сил», в определенном смысле «Яблоком» и ОВР в период формирования Государственной Думы, сохранится по существенным вопросам? Скажем, по вопросу СНВ-2. Кстати, Вы приехали из Соединенных Штатов Америки. Насколько этот вопрос важен для них?

Б.НЕМЦОВ: В связи с выборами, откровенно говоря, эта тема не обсуждалась. Больше обсуждается все-таки тема Чечни. Сейчас она наиболее, особенно перед апрельским заседанием Парламентской ассамблеи Совета Европы, жгучая. В целом перспектива российско-американских отношений и перспектива бизнеса в России — вот это главные темы. А СНВ-2, откровенно говоря, не очень обсуждается. Тем более, в Америке сейчас президентская гонка, и СНВ-2 — такая же разменная карта, как и у нас, по большому счету.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо. Правоцентристская коалиция?

Б.НЕМЦОВ: С «Яблоком», несмотря на неважный результат Явлинского на президентских выборах. Результат, действительно, обескураживающе плохой, особенно если сравнить с теми инвестициями, которые были вложены в его избирательную кампанию. Между прочим, я думаю, что если бы Григорий Алексеевич вообще не вел избирательную кампанию, просто не вел бы и всё, то он бы получил не меньше голосов. Уже хотя бы потому, что его очень хорошо люди знают и не надо обществу еще раз рассказывать о Явлинском. Это может, в конце концов, раздражать. Альянс с «Яблоком», я считаю, абсолютно реальная вещь. Я думаю, что процесс дальнейшего сближения будет. Другое дело, что это непросто. Уже много было разных попыток объединиться. Все они заканчивались печально. И есть груз личных взаимоотношений, который мешает дальнейшему сближению. На мой взгляд, это сейчас не самое главное. Что касается «Отечество — Вся Россия», то по ряду вопросов, я думаю, мы можем быть союзниками. В первую очередь я имею в виду решения, которые внесены в повестку дня весенней сессии Думы по отмене депутатской неприкосновенности. Это, скорее всего, вопросы, связанные с земельным законодательством и, я надеюсь, с налоговым тоже. Не могу сказать, что это будет единое объединение. Такое сказать, наверное, было бы очень смелым шагом. Но то, что договориться по ряду позиций мы сможем, я не сомневаюсь.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сегодня кандидат на пост президента Соединенных Штатов Америки Джордж Буш-младший, комментируя итоги российских выборов, сказал, что, конечно, мы понимаем, что господин Путин хочет строить сильное государство, и мы его в этом поддерживаем, но нельзя строить сильное государство на разрушенных свободах (имеются в виду личные свободы). Как бы Вы могли прокомментировать то, что сказал, возможно, будущий президент США?

Б.НЕМЦОВ: Я согласен с Джорджем Бушем-младшим в этой части.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы встречались, кстати?

Б.НЕМЦОВ: Нет, я с ним не встречался, но я с ним согласен. Действительно, нельзя построить сильное государство, если при этом ущемлены элементарные права. Я, кстати, думаю, что Путин будет потихонечку заканчивать боевые действия в Чечне. Думаю, что будет введен режим чрезвычайного положения, будет назначен генерал-губернатор, т.е. президентское правление.

А.ВЕНЕДИКТОВ: У нас нет закона о президентском правлении, кстати. Как можно ввести то, чего нет в законах.

Б.НЕМЦОВ: Могут не объявить, но назначить генерал-губернатора там, для этого закон не нужен, и фактически начинать политический диалог. Все равно без этого восстановить там мир и спокойствие невозможно. По-моему, все уже это понимают. Если до президентских выборов Чечня была мощным политическим фактором поддержки Путина, то сейчас она таковым не является. И второе: по-моему, Путин все-таки стремится к самостоятельности. Вряд ли у него это получится, но он стремится к этому. В том числе он не хочет быть заложником, например, российских генералов, которые воюют в Чечне. Согласитесь, что если генералы в силу, может быть, каких-то профессиональных обстоятельств, а может быть, в силу того, что просто нет денег, нет ресурсов, будут проигрывать одну битву за другой, то доверие, которое было оказано Путину 26 числа, исчезнет мгновенно. Чтобы не быть их заложником, также, как и заложником олигархов, Путин постарается от всех от них дистанцироваться. А лучший способ для этого — заканчивать войну.

М.СТАРОСТИНА: Мне бы еще хотелось спросить о судьбе Союза правых сил. Я не имею в виду фракцию в Государственной Думе, я имею в виду в широком смысле.

Б.НЕМЦОВ: В широком смысле мы готовимся к учредительному съезду, который состоится в мае, несмотря на проблемы, которые у нас были в связи с выборами. Вы знаете, что позиции в СПС разные были, по отношению в том числе и к Путину. Хотя решение о его поддержке было принято большинством голосов. Мы остались единой организацией. Я считаю, что вообще единство «Союза правых сил» — это абсолютный приоритет, потому что должны быть носители правой идеи. Мы объединялись мучительно и долго, 15 партий и движений, и разбежаться по разным углам было бы непростительной глупостью и ошибкой. Так что мы остаемся единой организацией. Довольно активно идет подготовка к съезду. Я думаю, что одновременно и дальнейшие консультации с «Яблоком» по совместным действиям будут продолжены. Так что перспективы есть. Другое дело, что СПС, к сожалению, непосредственно в выборах не принимал участия. Я считаю, это неправильно. Было бы гораздо лучше, если бы мы выдвинули своего кандидата. Его бы поддерживали. Я убежден, что наш единый кандидат мог получить 10 процентов, даже если это Чубайс.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я вернулся бы к средствам массовой информации, к их положению. Возвращаюсь к двум каналам, довольно широко известным. Это ОРТ, у которого возникла проблема с лицензией, и это НТВ, в адрес которого постоянно звучат угрозы впрямую от ближайшего окружения нового президента, или от окружения старого президента, скажем так.

Б.НЕМЦОВ: Старое окружение нового президента.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Плюс к этому, Вы знаете, что бюджетный комитет Госдумы рекомендовал снять все льготы со СМИ. Ну так, немножко экономически за горло взять, даже в нарушение Международной флорентийской конвенции, но это бог с ним. Как Вам видится ситуация Путин — ОРТ, Путин — НТВ?

Б.НЕМЦОВ: Разные позиции, я думаю, у него по отношению к ОРТ и к НТВ. Я почти уверен, что он постарается единолично контролировать ОРТ. Его явно не будет устраивать то мощное влияние, которое есть у Березовского и Абрамовича на ОРТ, поэтому я не исключаю, что он будет использовать эту историю с лицензией для того, чтобы просто жестко сформировать руководство ОРТ, непосредственно подчиняющееся Кремлю, может быть, даже лично себе на первом этапе. Потому что Вы понимаете, что борьба за ОРТ будет очень жесткая, и если лично сам президент не будет в этом участвовать, то, скорее всего, все будет идти по-старому. Не исключаю такой возможности. Думаю, что это одна из самых жестких схваток, которая предстоит Путину. Если он ее выигрывает, то у страны, как бы это эпохально ни звучало, действительно есть шанс двигаться в европейскую сторону, а не в азиатчину. Что касается НТВ, то тут ситуация, на мой взгляд, для НТВ хуже. Вот в каком плане. Все-таки бывший работник спецслужб вряд ли в восторге, когда критикуются его действия, причем критикуются открыто и не пытаются понравиться тем или иным обитателям Кремля. Я не думаю, что это вызывает восторг и у него, и особенно у тех, кто вокруг. По всей видимости, попытки каким-то образом повлиять, хотя бы на информационную политику НТВ, будут предприняты. Плюс, те административные ресурсы, которые есть у власти, Вы их назвали, не исключаю, что могут быть применены. И здесь проверка на вшивость не столько для руководства НТВ, сколько для нас. Я имею в виду в том числе и «Союз правых сил». Я считаю, что и «Союз правых сил», и «Яблоко», и масса других демократических организаций должны очень жестко, недвусмысленно и ясно сказать, что если тронут НТВ, то это грубейшее нарушение всех прав и свобод в России, за которым последуют такие же действия в отношении региональных компаний, может быть, менее известных компаний, и мы четко и ясно заявляем о своей оппозиционности такому режиму — по-другому его уже будет назвать нельзя. Здесь надо будет биться четко и ясно до конца. А если мы опять пропустим, то тогда не надо удивляться, почему дальше невинных людей будут сажать и будет твориться в стране произвол. Это для меня, например, лакмусовая бумажка.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы сказали очень важную вещь о том, что сегодня на совете Госдумы обсуждался вопрос о регулировании Интернета. Если можно, свою позицию по этому поводу тоже.

Б.НЕМЦОВ: Я считаю, что должны действовать международные правила. Дело в том, что Интернет — это не российская сеть, это глобальная Сеть. У нас не может быть драконовских правил пользования Интернетом, хотя определенные правила должны быть. Я, кстати, скажу, что самое главное. Самое главное — не затушить Интернет на корню. Если, например, будет введена повременная оплата за Интернет, то можно закрывать эту сеть, какие бы свободы внутри нее не гарантировались. Второе: я считаю, что могут быть определенные наказания за антиконституционные действия в Интернете. Это нормально. Но есть закон о печати и есть наша Конституция. Мне кажется, что этих документов достаточно для того, чтобы регулировать Сеть. Если же попытаются ввести какие-то еще регуляторы, то, скорее всего, это будет скрытая попытка ввести цензуру в Сети, хотя это будет очень трудно сделать. Просто денег не хватит для того, чтобы за всеми сайтами следить.

В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был один из лидеров СПС, вице-спикер Госдумы РФ Борис Немцов.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.