Rubin: «Nemtsov’s murder a direct result of policy that demonized him»

15.08.2020
Вспоминая Бориса Немцова…

TwinCities, PIONEER PRESS
Труди Рубин: «Убийство Немцова — прямой результат политики…»

HILADELPHIA — The assassination of Boris Nemtsov last month only steps from the Kremlin marks the final blow to the dream of a liberal democratic Russia, a dream that once flourished after the breakup of the Soviet Union.

It’s hard to believe this joyous, funny, tall, mop-haired opposition leader was shot in the back from a moving car by a professional killer — the highest-profile political murder since the fall of the Soviet Union.

A former deputy prime minister who became one of the most outspoken critics of Vladimir Putin, Nemtsov lay sprawled on a bridge with the candy-colored domes of St. Basil’s Cathedral in the background. As word spread in Moscow, Russian activists told me they kept expecting to receive a tweet from him saying the news had been a mistake. “He was so warm, so alive, so honest, you could not buy him,” the well-known Russian journalist Natalya Gevorkyan told me by phone. “You cannot imagine that he is dead.”

These intense feelings of shock guarantee a large turnout at a memorial march for Nemtsov on Sunday.

Who killed him and why? I’ll get to that question in a moment. First, let me describe the first and last (of many) times I met with Nemtsov. That will help explain why his death is such a loss for Russia and such an indictment of Putin’s regime.

In 1992, the 33-year-old Nemtsov came to Philadelphia after the breakup of the Soviet Union. Trained as a nuclear physicist, he had just been elected governor of Nizhny-Novgorod province, formerly the site of the principal Soviet nuclear weapons research center. He hoped that Nizhny’s provincial capital would became Philadelphia’s sister city (it did), and that he could find joint-venture partners in Philly’s University City Science Center to help reemploy former weapons scientists on peaceful projects (he didn’t).

What I remember most clearly was Nemtsov’s boyish enthusiasm and his long-term vision for his country. He believed Russia had to move its economy away from heavy reliance on a state-run military-industrial complex and toward civilian enterprises. “The brainpower is enormous (in Russia),” he said, “but there was no way to turn ideas into products in our old centralized system.”

Nemtsov’s dynamism attracted seed capital from many international agencies. He rose to become deputy prime minister and point man for market reforms under Boris Yeltsin in the mid-1990s and was briefly considered a possible presidential candidate.

But Russia’s autocratic past couldn’t be overcome in one decade. A 1998 ruble crash and bank default led to the firing of Yeltsin’s economic reformers, including Nemtsov.

Putin became president in December 1999 and began sidelining any opponents. Opposition parties and independent media were squeezed out, and many activists and journalists were mysteriously murdered.

Yet Nemtsov never gave up, never went into exile, and always appeared at the head of Moscow’s pro-democracy protests, even when they grew smaller as government repression grew greater. As Putin whipped nationalist fervor in 2014, Nemtsov was one of the few who dared to denounce his seizure of Crimea.

For that, he was denounced by the Kremlin-controlled media as a traitor. A huge banner with his portrait and those of four others was hung from a high building in the heart of Moscow labeling them a “fifth column.” Yet Nemtsov was poised to issue an explosive report that he said would prove Russian soldiers were fighting in eastern Ukraine and that would show Putin was lying when he told the public no Russians were dying there.

My last meeting with Nemtsov was in March 2012 over a lengthy, boisterous dinner at a popular Moscow eatery called Coffeemania. He was organizing a big pro-democracy demonstration before presidential elections, and his two cellphones were ringing constantly.

“Putin has destroyed all state institutions over the past 12 years,” he told me, “including the election system, the courts, and the army. He wants to control everything.” Ever the optimist, Nemtsov predicted Putin’s own errors, especially with the economy, would eventually undermine him. “Putin will help us,” he joked. Then, more seriously, “He will make mistakes. He has no chance to control everything.”

Was he nervous about Putin’s public claim that the opposition planned to murder one of their leaders so they could blame the crime on the Kremlin? “I’m very worried about that,” he said. “If the leader of a KGB country says he knows someone from the opposition will be killed, it means he’s warning, ‘Stop what you are doing or you will be responsible for your own death.’”

Which raises the question of who murdered Nemtsov. Putin has denounced the killing, and a Russian government spokesman blamed it on Islamist terrorists! But already some officials are hinting the murder was a “provocation” to rally support for opponents of the government.

No matter. This murder was clearly a consequence of Kremlin policy, whether or not it was directly involved.

On the day before the murder, Putin signed a decree making Feb. 27 an annual holiday celebrating Russia’s seizure of Crimea. The holiday is dedicated to Russia’s special forces, the “little green men” who seized Crimea wearing unmarked uniforms, even as Putin denied any Russians were involved.

The Feb. 27 murder of the “traitor” Nemtsov was clearly meant as a present to Putin on the first “Special Forces Day.” That’s true, no matter who hired the gunman.

Nemtsov knew he was at risk. Before he left our dinner, he joked that his mother was more worried than he was. That’s how I remember him, laughing, surrounded by young admirers eager to have their photos taken with him, as he headed out the door to meet a friend for a late-night drink.

Trudy Rubin is a columnist and editorial-board member for the Philadelphia Inquirer, P.O. Box 8263, Philadelphia, Pa. 19101. Her email address is trubin@phillynews.com.

TRUDY RUBIN / STAFFAnti-Putin leader Boris Nemtsov is glued to his cellphone in the Cafe Malya in Moscow.


Google-перевод

ФИЛАДЕЛЬФИЯ.
Убийство Бориса Немцова в феврале 2015 года всего в нескольких шагах от Кремля знаменует собой последний удар по мечте о либерально-демократической России, мечте, которая когда-то процветала после распада Советского Союза.

Трудно поверить, что этот веселый, веселый, высокий лидер оппозиции с шевелюрой волос был убит профессиональным убийцей выстрелом в спину из движущейся машины — самое громкое политическое убийство со времен распада Советского Союза.

Бывший заместитель премьер-министра, ставший одним из самых откровенных критиков Владимира Путина, Немцов лежал на мосту на фоне разрисованных куполов храма Василия Блаженного. Когда в Москве распространилась информация, российские активисты сказали мне, что они все ожидали получить от него твит о том, что новость была ошибочной.
«Он был таким теплым, таким живым, таким честным, что его нельзя было купить», — сказала мне по телефону известная российская журналистка Наталья Геворкян. «Вы не можете представить, что он мертв».

Эти сильные потрясения гарантируют большую явку на марше памяти Немцова в воскресенье.

Кто его убил и почему? Я скоро перейду к этому вопросу. Во-первых, позвольте мне описать первый и последний (из многих) раз, когда я встречался с Немцовым. Это поможет объяснить, почему его смерть является такой потерей для России и таким обвинением режиму Путина.

В 1992 году 33-летний Немцов приехал в Филадельфию после распада Советского Союза. По образованию физик-ядерщик, он только что был избран губернатором Нижегородской области, где раньше располагался главный советский центр исследований ядерного оружия. Он надеялся, что столица провинции Нижний станет городом-побратимом Филадельфии (так оно и было), и что он сможет найти партнеров по совместному предприятию в Научном центре Университетского города Филадельфии, чтобы помочь повторно задействовать бывших ученых-оружейников в мирных проектах (он этого не сделал).

Больше всего мне запомнился мальчишеский энтузиазм Немцова и его долгосрочное видение своей страны. Он считал, что России необходимо переместить свою экономику от сильной зависимости от государственного военно-промышленного комплекса в пользу гражданских предприятий. «Умственные способности огромны (в России), — сказал он, — но в нашей старой централизованной системе не было возможности превратить идеи в продукты».

Динамизм Немцова привлек стартовый капитал многих международных агентств. В середине 1990-х он стал заместителем премьер-министра и руководителем рыночных реформ при Борисе Ельцине и на короткое время считался возможным кандидатом в президенты.

Но автократическое прошлое России не преодолеть за одно десятилетие. Обвал рубля в 1998 году и дефолт банка привели к увольнению ельцинских экономических реформаторов, включая Немцова.

Путин стал президентом в декабре 1999 года и начал оттеснять любых оппонентов. Оппозиционные партии и независимые СМИ были вытеснены, а многие активисты и журналисты были загадочно убиты.

Тем не менее, Немцов никогда не сдавался, никогда не отправлялся в изгнание и всегда появлялся во главе московских демократических протестов, даже когда они становились все меньше по мере усиления правительственных репрессий. Когда в 2014 году Путин вдруг заразился национализстическими идеями, Немцов был одним из немногих, кто осмелился осудить захват Крыма.

За это подконтрольные Кремлю СМИ объявили его предателем. Огромный баннер с его портретами и портретами четырех других людей был вывешен на высоком здании в центре Москвы, что означало, что это «пятая колонна». Тем не менее, Немцов был готов выпустить взрывоопасный доклад, который, по его словам, докажет, что российские солдаты сражаются на востоке Украины, и покажет, что Путин лгал, когда он сказал общественности, что русские там не умирают.

Моя последняя встреча с Немцовым была в марте 2012 года за продолжительным шумным ужином в популярной московской закусочной под названием Кофемания. Перед президентскими выборами он организовывал большую демонстрацию в поддержку демократии, и два его мобильных телефона постоянно звонили.

«Путин уничтожил все государственные институты за последние 12 лет, — сказал он мне, — включая избирательную систему, суды и армию. Он хочет все контролировать».
Будучи всегда оптимистом, Немцов предсказывал, что собственные ошибки Путина, особенно в отношении экономики, в конечном итоге подорвут его. «Путин нам поможет», — пошутил он. Затем, уже более серьезно: «Он будет делать ошибки. У него нет возможности все контролировать».

Нервничал ли он по поводу публичного заявления Путина о том, что оппозиция планировала убить одного из своих лидеров, чтобы обвинить в преступлении Кремль?
«Я очень переживаю по этому поводу, — сказал он. «Если лидер страны КГБ говорит, что знает, что кто-то из оппозиции будет убит, это означает, что он предупреждает: «Прекратите то, что вы делаете, или вы сами будете ответственны за свою смерть »».

Отсюда возникает вопрос, кто убил Немцова. Путин осудил убийство, а представитель правительства России обвинил в нем исламистских террористов! Но некоторые официальные лица уже намекают, что убийство было «провокацией», чтобы заручиться поддержкой противников правительства.

Не важно. Совершенно очевидно, что это убийство было следствием политики Кремля, независимо от того, было ли оно замешано напрямую.

За день до убийства Путин подписал указ, объявляющий 27 февраля ежегодным праздником в честь захвата Крыма Россией. Праздник посвящен российскому спецназу, «зеленым человечкам», захватившим Крым, в форме без опознавательных знаков, даже несмотря на то, что Путин отрицает причастность к этому русских.

Убийство «предателя» Немцова 27 февраля явно было задумано как подарок Путину в первый «День спецназа». Это правда, независимо от того, кто нанял убийцу.

Немцов знал, что ему угрожает опасность. Перед тем, как покинуть наш ужин, он пошутил, что его мать волновалась больше, чем он.

Вот каким я помню, как он смеялся в окружении молодых поклонников, жаждущих сфотографироваться с ним, когда он выходил за дверь, чтобы встретиться с другом, чтобы выпить поздно вечером.

Труди Рубин — обозреватель и член редакционной коллегии Philadelphia Inquirer,
почтовый ящик 8263, Филадельфия, Пенсильвания, 19101.
Адрес электронной почты: trubin@phillynews.com .

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.