Борис Немцов: «Путин — не Пиночет. Никого он не построит»

10.09.2020
Пресса о Борисе Немцове. Фрагменты выступления Немцова
Политика

Газета «Псковская губерния»
Борис Немцов: «Путин — не Пиночет. Никого он не построит»
Автор Игорь Зинатулин
25 февраля 2004

В конце января на московском семинаре Клуба региональной журналистики «Из первых уст» состоялось выступление экс-лидера СПС Бориса Немцова. Политик постарался убедить собравшуюся в зале общественность в том, что возглавляемая им в недавнем прошлом партия переживет все невзгоды, а российские демократы поборют сложившийся в стране авторитарный режим власти.

На фоне трагичных для российского либерализма итогов парламентских выборов любое публичное выступление лидеров демократического фронта можно расценивать на вес золота. Речь Бориса Немцова не стала здесь неприятным исключением.

С самого начала г-н Немцов занялся наболевшим — разбором полетов предвыборной кампании Союза Правых Сил. По его мнению, СПС потерпела сокрушительное поражение по двум ключевым причинам. Первая — так и не созданная коалиция с партией «Яблоко».

Вторая — отсутствие «уникального политического предложения», суть которого, по словам экс-лидера СПС, должна заключаться в наличии внятной, четкой позиции партии.

— С одной стороны мы за Путина, — признался Борис Ефимович. — Он проводит более-менее эффективную международную политику, он подтянутый, спортивный. С другой стороны, мы против, поскольку он у нас в стране строит авторитарный режим. Он закрыл НТВ и ТВС. Госканалы стали похожи на брежневское телевидение.

Именно подобное двоемыслие по отношению к президенту привело к фатальным последствиям, убежден политик.

— Я считаю, что нам надо было занять ясную и недвусмысленную позицию: мы представляем альтернативный взгляд на будущее России, — продолжил временно безработный в тот момент Немцов. — Путин видит будущее в авторитарном управлении. Он не верит ни в гражданское общество, ни в независимую прессу, ни в то, что должна быть состязательная среда в суде. Он верит в самодержавную власть. А мы считаем, что должны быть гражданские институты, должна быть независимая пресса, независимый суд, должен остаться парламентаризм, многопартийная система. Это абсолютная альтернатива Путину.

 

Во всем виноват Чубайс?

Категорического «нет» Кремль от правых сил так и не получил. Если верить Борису Ефимовичу в большей степени в этом, естественно, виноват Анатолий Чубайс со своей «либеральной империей» и непрерывным заигрыванием с президентом. По словам Бориса Немцова, партии не следовало бы соперничать за один и тот же электорат с пропрезидентскими «новообразованиями», к тому же, в выражении преданной любви Путину «Единой России» не было и нет равных. Чубайс же мыслился стратегами СПС в качестве мостика между их партией и Кремлем.

Но вскоре грянул арест Ходорковского и председатель правления РАО ЕЭС оказался в неуготованной ему нише — из человека, отвечающего за сотрудничество с президентом, он превратился в объект преследования со стороны государства.

— Главное, что к нам прилепился ярлык партии олигархов, партии крупного капитала, партии ненавистного Чубайса, — негодует сегодня г-н Немцов. — Отклеиться, отмазаться от этого нам особенно и не давали возможности. Это было невозможно, потому что так работала госмашина.

Далее, поделился экс-председатель СПС, началось фантастическое крушение рейтинга партии, не прекращавшееся до дня голосования. Сейчас Борис Немцов убежден, что если бы его партия с самого начала встала в жесткую оппозицию политике Кремля, арест главы «Юкоса» только прибавил бы им очков.

Очевидно, именно Чубайс стал главным виновников и неудавшегося объединения СПС и «Яблока» накануне парламентских выборов.

По мнению г-на Немцова, без Чубайса партия СПС стала бы вполне привлекательной для «яблочников».

— Отсутствие Чубайса приводило к успеху, — рассказал нам Борис Немцов.- Мы проводили исследования: готовы ли вы проголосовать за союз демократических сил СПС плюс «Яблоко», в состав которого не входил бы Чубайс. Исследования давали синергетический результат. То есть, если за каждую партию по отдельности было около пяти процентов, то в совокупности без Чубайса мы получали 13-14%.

Борис Немцов также признался, что год назад все-таки убедил Чубайса уйти из коалиции в случае, если она будет создана. После этого сопредседатели СПС провели переговоры с Михаилом Ходорковским. В итоге миллиардер согласился с доводами Немцова и Чубайса и пообещал договориться с Григорием Явлинским.

— Михаил Борисович провел четырехчасовые переговоры с Григорием Алексеевичем, — не без досады вспомнил Борис Ефимович. — После этого позвонил и сказал: «Я в этом не участвую».

Немцова сильно разочаровала ситуация, при которой инициатива одного из председателей партии пойти на выборы президента не встретила поддержки со стороны ее членов. Наверно, поэтому он говорил об этой ситуации совсем коротко. Известно, что за поддержку Ирины Хакамады на съезде проголосовал 61 человек из 137, при этом большинство делегатов съезда высказалось за свободное голосование. Немцов назвал это решение «страусиной позицией», а свою бывшую партию сравнил с «Яблоком», в котором «Григория Явлинского в такой же ситуации точно бы поддержали». В то же время региональные отделения СПС собрали один миллион триста тысяч подписей для Хакамады.

Немцов также заявил, что Ирина Хакамада возглавит партию, если ее личный результат на выборах президента превысит результат СПС на парламентских выборах.

— Иначе я не вижу никаких законных основания для того, чтобы Ирина стала лидером, — добавил он.

 

«Он не Пиночет»

Помолчав с полминуты, Борис Ефимович стал говорить о дне насущном и перспективах российской демократии, в существовании которых журналисты уже было разуверились.

Судя по словам Бориса Немцова, день насущный — это фактически раздавленный демократический фронт, раскол СПС на сторонников Кремля и убежденных оппозиционеров, гибельная ситуация с правами и свободами человека, мощный прессинг на независимые СМИ.

Однако политик не склонен излишне драматизировать ситуацию. У российских демократов есть шанс, убежден он. Борис Немцов считает, что даже если действующая власть будет продолжать рыночные реформы, удваивать ВВП и перераспределять собственность, существенной пользы страна не получит.

По мнению г-на Немцова, частная собственность в той или иной форме всегда существовала в России.

— Но в России никогда не было свободы, поэтому Россия нищая, — заключил он. — Ценности свободы гораздо более значимы для процветания, чем ценности частной собственности. Именно в гармонии свободы и частной инициативы и есть формула успеха.

Исходя из этого тезиса г-н Немцов вынес сокрушительный вердикт внутренней политике действующего президента. Какие бы попытки возродить отечественную экономику им не принимались, без гражданских прав и свобод реформы обречены на прозябание.

Политик опасается, что консерваторы, пытающиеся найти консенсус между авторитаризмом и рынком, рискуют двинуть страну в сторону Латинской Америки. Тут неожиданно для всех собравшихся Борис Немцов вспомнил о Пиночете.

— К примеру, Пиночет зажал все свободы в Чили, — стал пугать журналистов экс-председатель СПС. — Он был кровавым диктатором, убившим 15 тысяч человек в этой маленькой стране. Но он уникален тем, что свято верил в закон. Пиночет сказал одну вещь, которую Путин в принципе не может сказать: «Я диктатор. Почему? Я не буду обсуждать с народом три вещи. Я отказываюсь с народом их обсуждать. Я не буду обсуждать роль армии. Роль католической церкви. Роль частной собственности. Для меня это непреложная истина, что это должно быть так».

Российский президент, сообщил Борис Немцов, живет не по закону, а по понятиям. Поэтому у него не получатся никакие реформы.

— Когда мне говорят: «Еще немного, и он всех построит», я отвечаю, что ничего не будет, — уверяет Борис Немцов. — Путин — не Пиночет. Поэтому наши консерваторы загоняют страну в худший латиноамериканский вариант, то есть капитализм, социальное неравенство, бедность, бесправие, постоянная угроза византийских интриг, переворотов и так далее.

 

Скорбящие вместе

В этих драматических условиях, поведал г-н Немцов, разрозненными «боевыми отрядами» демократы не смогу противостоять легионам бюрократическо-авторитарной власти. Сам Борис Немцов вместе со многими другими известными политиками и общественными деятелями создал Комитет-2008, который займется подготовкой широкой демократической площадки перед президентскими выборами 2008 года. Немцов убежден, что разногласия в стане демократов играют на руку их идеологическим противникам.

— Мы, например, не хотели делать единую партию с «Яблоком», — продолжил он. — Мы разные партии. Но надо понимать, что самое значимое на этом этапе, а что на прошлом. На этом этапе — это защита свободы, независимого правосудия, парламентаризма, местного самоуправления, интересов регионов, мирный процесс в Чечне. По всем этим вопросам у нас с «Яблоком» одинаковая позиция. У нас разногласия по поводу коммунальной реформы. У нас разногласия по поводу энергетики. У нас разная оценка итогов приватизации. Это все сущая правда. Но никакого отношения к будущему страны сейчас это уже не имеет.

Сказав это, Борис Немцов выразительно посмотрел в окно. В зале мгновенно воцарилась очень напряженная, но вместе с тем торжественная атмосфера. Стало вдруг понятно, что объединяться демократическим силам не просто важно, но жизненно необходимо. Как-то сами по себе в голову полезли ассоциации недавних декабрьских выборов с восстанием декабристов 1825 года.

Они ведь тоже тогда не смогли противопоставить царской власти ничего, кроме разрозненных горсток одержимых людей. А сегодня демократы снова как 180 лет назад говорят «Долой самодержавие»…

Все так же неожиданно пришли на ум слова политолога и философа Владимира Кара-Мурзы. Незадолго до парламентских выборов он призвал все либеральные силы объединить усилия в соперничестве с кремлевским Левиафаном.

— Многие говорят, что «Яблоко», скорее, левая партия, СПС, скорей, правая партия, — сказал политолог. — В этом наверняка что-то есть, просто я считаю, что наше общество сегодня еще не доросло до такого уровня, а находится на развилке между демократическим свободным обществом или хотя бы его зачатками и полицейским авторитарным режимом. Притом, что безусловным двигателем полицейщины и авторитаризма сегодня является «Единая Россия», я считаю, что все демократические силы, пусть они будут, скорей, социал-демократическими, скорее, либеральными, может быть консервативными, должны наконец объединиться.

Игорь ЗИНАТУЛИН.
Москва.

P. S. На минувшей неделе стало известно, что Борис Немцов все-таки трудоустроился, возглавив Совет директоров концерна «Нефтяной». Президент концерна Игорь Линшиц — личный друг Бориса Ефимовича. «Нефтяной» занимается банковской деятельностью, инвестициями в строительство жилья и Интернетом. Ожидается, что в будущем концерн займется также энергетикой.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.