Немцов и Листьев в программе «Час Пик»

05.03.2021
Интервью с Немцовым
Борис Немцов — губернатор Нижегородской области
Февраль 1995 год

«Независим, решителен, играет в большой теннис»

Борис Немцов, губернатор нижегородской области, 16 февраля 1995 года

У Владислава Листьева — молодой губернатор Борис Немцов. Два ярких и светлых человека. Две жертвы убийства.
Эта программа записана за две недели до гибели первого 1 марта 1995 года. За 20 лет до Марша памяти второго…

– Ваши взгляды вообще на политику, на власть, за 4 года работы губернатором, почти за 4 года, изменились? И насколько, в какую сторону?

– В сторону умеренности изменились, а самое главное – это то, что стало ясно, что быстро все равно ничего нельзя сделать. Ничего нельзя сделать за 100 дней, ничего нельзя сделать за 500 дней, за 1000 дней. Нужна кропотливая, иногда абсолютно изнурительная работа, работа опасная в условиях России, работа непредсказуемая…


Программа «Час Пик» телекомпания ВИД, 16 февраля 1995 года
16 февраля 1995 года

Ведущий: Листьев Владислав
Персоны: Немцов Борис – губернатор Нижегородской области (1991-97).

Борис Немцов:

  • Рассказывает о своем спортивном увлечении — игрой в теннис.
  • Описывает первые шаги, предпринятые им в политической карьере, как выиграл на выборах, конкурируя с кандидатами КПРФ.
  • Дает свою характеристику состоявшемуся в этот день обращению Президента РФ Бориса Ельцина к Федеральному собранию.
  • Выступает за выборы губернаторов на местах (в регионах).
  • Поднимает вопрос коррупции, военного конфликта в Чечне, общей экономической ситуации в России.
  • Говорит об опасностях, которые ожидают человека, решившего посвятить себя политической карьере.
  • Рассказывает о так называемых «немцовках» — государственных ценных бумагах — займах, а также облигациях, выпущенных в Нижегородской области.
  • Приводит пример решения жилищной проблемы в регионе.

РАСШИФРОВКА:

Владислав Листьев. Добрый вечер, сегодня «Час Пик» в прямом эфире для губернатора Нижегородской области Бориса Немцова. Здравствуйте.
Борис Немцов. Здравствуйте, добрый вечер.

Борис Немцов. 35 лет. Сделал блистательную политическую карьеру. В 32 года – губернатор Нижегородской области. Назначен президентом России. Депутат Совета Федерации. По образованию физик. С отличием окончил Горьковский государственный университет. В 25 лет стал кандидатом физико-математических наук. По данным журнала «Тайм» входит в сотню молодых лидеров мира. Независим, решителен, играет в большой теннис.


Листьев: «Независим, решителен, играет в большой теннис». Многие могут подумать, что большой теннис – это дань тому, что многие политики этим занимаются.

Немцов: Вообще-то, я начал играть в теннис еще задолго до того, как наш президент освоил эту игру. И, откровенно говоря, если бы я знал, что эта игра будет столь популярна среди политиков, то может быть и не начинал.

Листьев: И не стал бы заниматься.

Немцов: Да. Но, поскольку начал я еще в 70-х годах, когда тогдашнее руководство ничего, кроме ручки держать в руках не могло, то, естественно, я не думал, что так жизнь быстро изменится.

Листьев: Скажите, а в 32 года поход в политику на волне, ну, скажем так, демократических реформ в стране, приход в политику – он понятен, но как удалось удержаться за это время, ведь подтянулись старые волки, монстры, которые такое видели-перевидели…

Немцов: На самом деле, все-таки, такая карьера, если можно говорить в наше время о политической карьере, началась раньше. Она началась еще со времен выборов в союзный парламент в 89-м году. Другое дело, что тогда не удалось пройти через сито окружного предвыборного собрания.

Листьев: В силу многих обстоятельств.

Немцов: Ну, одного обстоятельства. Просто потому, что там сидели коммунисты, а я коммунистом никогда не был. Естественно, они не могли такого человека пропустить даже на суд народа. Но после этого были выборы уже в республиканский парламент. И там я был избран в очень жесткой, и в то же время честной, впервые за советские годы, борьбе. Было 12 кандидатов, 11 коммунистов и я.

Листьев: Три года, три года…

Немцов: Вот, а никто не выбил почему… Почему, как вы говорите, старые волки не пришли на моё место…
Всё зависит от того, чем ты занимаешься, и как много ты врешь, и как мало ты делаешь. Если ты много врешь и мало делаешь…

Листьев: Вот, баланс у политика между враньем и деланьем – каков? Чтобы остаться в живых.

Немцов: У каждого свой.

Листьев: А у вас какой?

Немцов: Я думаю так, что если больше 50-ти процентов будет дела и меньше 50-ти процентов вранья, то тогда есть шанс удержаться долго. Если же наоборот, то, конечно – это конец.

Листьев: Давайте поговорим о деле и вранье. Вы только что – сегодня утром – присутствовали при выступлении Бориса Николаевича Ельцина перед Федеральным Собранием с ежегодным обращением. Как вы думаете, какую цель ставил Борис Николаевич и чего он добился этим обращением?

Немцов: Цель – соблюсти конституцию, если говорить формально. Дело в том, что обращение – оно довольно формально было выполнено: президент зачитал Послание и на этом всё закончилось, не было ни дебатов, ни дискуссий, ни вопросов, ни ответов, ничего.

Листьев: Как было воспринято в кулуарах?

Немцов: По-разному, естественно. По-разному: одни люди говорили, что в целом понятна теперь позиция президента, президент обнародовал некую свою программу действий на 95-й год, другие говорили, что было очень много, таких, славословий на общие темы и ничего конкретного…

Листьев: Общих формулировок, округлых, неконкретных?

Немцов: Да. Третьи отмечали позитивные моменты, я вот считаю, что позитивным, все-таки, в Послании можно назвать то, что президент лично обнародовал очевидную, в общем-то, идею необходимости президентских выборов в 96-м году и парламентских выборов уже в этом, в нашем, в 95-м году. Мне все-таки показалось, что в экономической части президент четко обозначил главный курс, а именно – курс на финансовую стабилизацию, хотя из уст президента это звучит сейчас довольно банально. Можно об этом было говорить в 92-м году, в 93-м году, в 94-м году. В 95-м году нужно уже говорить – каким образом мы добьемся финансовой стабилизации. К сожалению, в этой части, если говорить об экономической форме, так вот в этой части выступление президента мне показалось не очень убедительным, просто потому что непонятно, каким образом эту стабилизацию достичь. Ведь что сейчас анекдотичным образом получается у нас в стране. Как мы хотим добиться финансовой стабилизации: мы хотим занять у американского народа 6 млрд долларов, и у российского народа чуть больше, ну, может быть, там, 40 трлн рублей.

Листьев: Такое советско-американское СП по стабилизации российской экономики.

Немцов: Да. Что касается американского народа, то, судя по переговорам с Международным валютным фондом, американский народ не очень-то хочет…

Листьев: Не расположен.

Немцов: Да, да, не расположен давать деньги. Что касается российского народа, то, я думаю, что 40 трлн он сейчас найти не может в принципе, просто потому что в связи с сильной инфляцией и обнищанием люди не имеют практически свободных денег. Поэтому, вот, основа стабилизации финансовой, она сейчас под огромным, огромным вопросом. И я-то, откровенно говоря, хотел услышать от президента – какие конкретные программы, содержательные программы нужно исполнить, чтобы сократить расходы бюджета. Если б президент сказал, что нужно сократить аппарат, и я начинаю сокращение со своего аппарата, если б президент сказал, что мы не будем тратить деньги на войну и я как президент буду бороться за мир в Чечне, потому что Чечня смертельна для России – она не только требует огромных затрат, но там просто умирают люди, и мы не можем себе позволить такую роскошь как войну. Кстати, она смертельна и для армии, потому что – вы представьте себе весенний призыв. Я думаю, что будет так же, как в Соединенных Штатах в 73-м году. Когда матери не будут своих сыновей пускать просто в армию, и будет сорван призыв, а значит, будет разрушена армия. То есть, она смертельна для России. Если б он это сказал. Если б он сказал, что сейчас Россия находится на пороге полной зависимости от продовольствия, завезенного из Европы и Америки, просто потому что у нас неэффективное сельское хозяйство и нужно делать земельную реформу. Он этого не сказал, он вообще не сказал про земельную реформу, и сейчас мы пожинаем плоды от отсутствия реформ. 60% продовольствия Москвы – импортное, во всех крупных городах такая же ситуация.

Листьев: У вас так же?

Немцов: Ну, у нас поменьше чуть-чуть, но тоже очень много. Сотни… вот, у нас в Нижнем Новгороде 750 колхозов, из них в двухстах колхозах уже не платят зарплату несколько месяцев, они просто банкроты. То есть, реформа земельная – это абсолютно необходимая вещь сейчас для России, и спасение для России! Об этом тоже ни слова. То есть, мне показалось, что подход скорее бухгалтерский – давайте сократим расходы, а за счет чего сократим не говорится.
Мне показалось весьма настораживающим заявление о реформе армии, которая, судя по выступлению президента, должна сводиться исключительно к тому, что надо больше денег тратить, но ничего не говорится, например, о создании ударных частей армейских, которые могли бы участвовать действительно в сложных операциях, ничего не говорилось о профессиональной армии, президент ни слова об этом не сказал. Хотя, мне кажется, что если бы сейчас были сформированы профессиональные дивизии, пусть одна, две или три, то это уже был бы очень важный первый шаг к тому, чтобы наша армия действительно стала сильной и мощной.
Если говорить о части выступления президента, касающейся разгильдяйства чиновников, распухания аппарата, коррупции и роста преступности, то в этой части мне показалось, что президент написал послание не народу, а самому себе, потому что все эти вопросы находятся в его компетенции. Кто мешает президенту, например, выгнать половину своих бездельников, которые его окружают? Кто мешает президенту действительно устроить серьезное разбирательство по тем фактам коррупции, которые уже давно известны? Кто мешает президенту разобраться, наконец, кто дал бандиту Дудаеву оружие? Почему об этом он ничего не сказал? Почему никто не наказан? То есть, мне показалось, что Послание, оно достаточно, такое, обтекаемое и расплывчатое, и неконкретное, что очень не похоже на Ельцина. Потому что если вы вспомните выступление Ельцина даже двухлетней давности, то там всегда четко и ясно ставились конкретные задачи и предлагались пути решения, пусть не получалось, но были четкие задачи.

Листьев: Но, во всяком случае, путь был ясен.

Немцов: Да. Здесь, к сожалению, более расплывчато это было, и заседание проходило в зале заседаний Пленумов ЦК КПСС, хотя выступление вроде бы и не очень…

Листьев: И что-то витало в воздухе…

Немцов: Ну, не что-то, но, понимаете, вот, когда, все-таки, расплывчато так говорит глава государства, то это наводит на грустные мысли.

Листьев: Я благодарю вас, небольшая цитата в продолжение нашего разговора, будьте добры:


Мы не можем быть заложниками одного человека. Даже если он президент. Мы не можем быть заложниками ни Ельцина, ни Жириновского, ни Зюганова и т.д. Народ не должен бояться, что после очередных выборов президента всё в России пойдет вверх тормашками. Поэтому я предлагаю провести выборы губернаторов на местах до 13 июня 1996 года.
«Рабочая трибуна», 22.11.94.

Листьев: Почему вы считаете, что выборы губернаторов на местах – это какая-то гарантия стабильности?

Немцов: Это довольно просто: представим себе, что мы не будем проводить выборы губернаторов. Тогда, если придет к власти абсолютно новый человек, в результате выборов, то в одночасье он снимет с работы всех 89 губернаторов, и назначит 89 своих. Поскольку сейчас губернаторы имеют огромную власть, и в области социальной политики, и в области строительства жилья, сельского хозяйства, приватизации – чего угодно, то естественно в одночасье страна изменит свою окраску. Если выберут коричневого президента, то страна в одночасье станет коричневой, если красного – то она станет красной. А я не хочу, чтобы жизнь страны зависела от того, кого…

Листьев: Какой политик придет?

Немцов: Да, да, не хочу этого. Я думаю, большинство людей этого не хотят. Они хотят спать спокойно в ночь с 12-го на 13-е июня 96-го года. Когда мы проводим выборы губернаторов по всей России, то тоже есть вероятность ошибок. Люди ошибаются, иногда они выбирают Дудаева, иногда они выбирают Гамсахурдиа. Бывает такое, ничего страшного. Но когда выбирают в 89 регионах губернаторов, то, даже если они ошибутся в нескольких, люди, то в большинстве, все-таки, выберут достойных людей.

Листьев: Но когда они выбирают Немцова – они не ошибаются.

Немцов: Ну…

Листьев: Я попытался продолжить.

Немцов: Я нет, дело в том, что я достаточно адекватно оцениваю свои возможности и свои способности. Я думаю, что если люди проголосовали, то они особой ошибки не совершили. Ошибка, она ведь видна не в момент голосования, а после.

Листьев: Да, это естественно, конечно, потому что в любом случае…

Немцов: То есть, нужно создать систему защиты от дурака. Это очень просто. Нужно защитить себя от дурака, на это должна направлена быть вся деятельность и президента, и правительства, и Госдумы. Я, вот, думаю, что если б президент, например, после Чечни, когда стало ясно, что в Конституции слишком много прав у президента, сказал, что – друзья, для того, чтобы в следующий раз не было таких потрясений, для того, чтобы были какие-то сдержки и противовесы, я лично выступаю с инициативой, лично выступаю с инициативой – ограничить права президента в Конституции. Если бы он выступил с таким заявлением, то, я думаю, что это был бы шаг к тому, чтобы создать стабильную систему в обществе. Я думаю, то если б он сегодня в выступлении сказал, что ради сохранения стабильности России, ради спокойствия в России, я считаю, что нужно объявить выборы губернаторов, обязательно, я думаю, это тоже бы играло на стабильность.

К сожалению, этого ничего нет, хотя должен сказать, что, когда Борис Николаевич плавал по Волге летом прошлого года, он, давая интервью многочисленным журналистам, сказал, что, конечно, в Нижнем Новгороде надо немедленно провести выборы губернатора, и вообще в России нужно их провести. Я думаю, что сейчас настало время действительно так сделать. Представьте себе губернаторов, которых назначил Ельцин, и которые должны работать в преддверии президентских выборов. Вот, они каждый день открывают газету, там написаны рейтинг Зюганова, Явлинского, Жириновского, Ельцина. И каждый день они думают – что же с ними будет в ночь с 12 на 13 июня? Вы представляете, вообще, во что превратится… И все остальные чиновники, назначенные до самых сельсоветов, тоже так же думают. Вся государственная машина начнет пробуксовывать, она начнет искать себе запасные аэродромы, коррупция приобретет необъятный совершенно характер и неконтролируемый, то есть, люди будут очень нервничать. Вот, сегодня президент говорил об укреплении государственной власти. Во имя укрепления государственной власти и нужно объявить выборы. Причем, везде, и не только губернаторов. Нужно объявить выборы в городах, в районах – везде. Еще один аргумент, со стороны демократических, формально демократически настроенных деятелей в окружении президента, это то, что если объявить выборы губернаторов, то выберут коммунистов и фашистов.

Листьев: Я хотел сказать об этом же. Вы же тоже следите внимательно за рейтингами?

Немцов: Да. Да, выберут коммунистов и фашистов. Ну, в отношении коммунистов, я вам могу так сказать: что если, например, раскрасить нашу страну красками в зависимости от политической ориентации руководства областей и краев, то она, в основном, будет красная и слегка розовая. Иногда только будут белые такие пятна небольшие.

Листьев: Это пятна демократии?

Немцов: Это пятна, где не коммунисты.

Листьев: А, понятно.

Немцов: Вот, поэтому, если объявить выборы, то в этом плане хуже не будет. Может быть, более розовые пятна появятся, в большем объеме, и уменьшится количество бордовых.

Листьев: Как-то вы успокоили своих коллег – коммунистов-губернаторов.

Немцов: Ну, да, то есть, хуже в этом плане не будет. Что касается фашизма, а сегодня, кстати, президент говорил и об угрозе…

Листьев: Он впервые так.

Немцов: Да, об угрозе фашизма, и это очень важно, я считаю, это замечательно, что он на это обратил внимание, то, конечно, российский народ в преддверии 50-летия победы не может голосовать за фашистов, если его до этого не довели. Если его довели просто обнищанием, то он готов за черта проголосовать, чтоб только хоть что-то изменилось. Поэтому, это опять-таки, я бы сказал, такое автообращение. Я думаю, что здесь надо просто почаще смотреться в зеркало, вот и всё.

Листьев: Вы часто смотритесь в зеркало?

Немцов: Ну, вот, например, перед передачей смотрелся.

Листьев: Благодарю вас. Небольшая цитата в продолжение разговора из вашего интервью, будьте добры.

– Ваше имя в последнее время называют в числе претендентов на пост президента России. Как Вы относитесь к этому?

– От добра добра не ищут. Меня очень увлекает сегодняшняя работа. Кроме того, я не привык бросать дело на полпути. У меня есть убеждение, что до 2000 года мы сможем убедиться в результатах труда. И я буду с гордостью говорить: кое-что удалось сделать. В том числе, и мне здесь, в Нижнем Новгороде. «Рабочая трибуна». 22.11.94


Листьев: Ваши взгляды вообще на политику, на власть, за 4 года работы губернатором, почти за 4 года, изменились? И насколько, в какую сторону?

Немцов: В сторону умеренности изменились, а самое главное – это то, что стало ясно, что быстро все равно ничего нельзя сделать. Ничего нельзя сделать за 100 дней, ничего нельзя сделать за 500 дней, за 1000 дней. Нужна кропотливая, иногда абсолютно изнурительная работа, работа опасная в условиях России, работа непредсказуемая.

Листьев: Опасная в каком смысле – для личной жизни?

Немцов: Она опасна и для личной жизни, она опасна и с точки зрения семьи, и с точки зрения будущего. Потому что спросите любого губернатора, спросите любого члена правительства – что с ним будет через два года? Никто не ответит. Ни один человек не может ответить в России, а политики в первую очередь. Именно поэтому заниматься политикой в России – это настоящая мужская работа. По-настоящему мужская работа. И я считаю, что именно это время наиболее интересно, хотя, по китайской пословице, не дай вам бог жить в эпоху перемен. Да, тем более, еще тут заниматься конкретной деятельностью такой, политической, но, тем не менее…

Листьев: Но всё равно – классно, всё равно здорово.

Немцов: Не, это захватывает, это захватывает. Совершенно, я согласен, это абсолютно захватывает.

Листьев: Вы стали жестче за это время?

Немцов: Ну, по-видимому, да. По-видимому, да.

Листьев: Циничнее?

Немцов: Ну, нет, я бы не сказал.

Листьев: Не к людям, я имею в виду, а вообще, к ситуации?

Немцов: Просто, понимаете, в наше время, когда, действительно, в кризисном положении находится общество, очень редко приходится принимать популярные решения, и очень часто – непопулярные. Непопулярные решения – они, как правило, приносят боль десяткам тысяч, а иногда и миллионам людей. Например, повышение квартплаты, или безудержное повышение цен и так далее. В этом смысле, жесткость проявлять надо, потому что, забавно – когда перемены в стране, и хочешь принять популярное решение, то, как правило, через месяц оно, выяснится…

Листьев: Оно настолько невыгодно…

Немцов: Да, настолько разрушительно, что его нельзя…

Листьев: Экономически.

Немцов: И наоборот! Сегодняшнее принятое непопулярное решение может оказаться благом через месяц или через два. Вот, яркий пример – минимальная зарплата. Конечно, все хотят, чтобы минимальная зарплата была повышена до 5–4-х (?) тысяч.

Листьев: Ну, понятно. Насколько это все всхлестнет инфляцию.

Немцов: Я могу сказать – всё будет просто, никому просто её платить не будут, и всё. То есть, сейчас не только шахтеры не будут получать деньги, и работники военно-промышленного комплекса, но не будут получать деньги врачи, учителя, не будут получать пособия детские миллионы и миллионы семей, имеющих детей… Поэтому вот это решение, казалось бы, популярное, да – его принимать нельзя. Потому что оно может разрушить окончательно Россию.

Листьев: Скажите, вам удалось на рынке ценных бумаг у себя в Нижегородской области создать, ну, во всяком случае, прецедент, когда государственная бумага очень высоко котируется, я имею в виду знаменитые «немцовки».

Немцов: Да, было такое.

Листьев: Вы наряду, там, «керенки», «катеньки», «немцовки» вошли…

Немцов: Я бы, конечно, был бы счастлив, если бы бумаги имели такое же хождение, как «катеньки», которые, как известно, можно было обменять в Лондоне, в Париже и в Нью-Йорке. «Немцовки», к сожалению, в этих городах обменять нельзя.

Листьев: Да о них пока там не знают.

Немцов: Да. Ну, может. Нет, знают, наверное, все-таки, писали о них тоже, но, просто так случилось, что первый раз за долгую советскую и постсоветскую историю власть обещала выплачивать дивиденды и их выплачивала, власть обещала разыгрывать тиражи выигрышей и разыгрывала эти тиражи, власть обещала и никого не обманула, выпуская бумаги.

Листьев: И народ поверил, и стал покупать, и за ними, говорят, гоняются даже.

Немцов: Да. Сейчас ситуация совершенно замечательная, мы выпустили еще второй такой заём, и выпустили уже третий, жилищный. Общий объем проданных бумаг только в нашей области больше 50 млрд рублей, это большая сумма. И что мы сделали: вот на жилищный заём мы построили дома. И впервые в России будет в начале марта сдаваться несколько домов, для людей, которые построены на деньги, вырученные от продажи каких-то, всего лишь, региональных бумаг.

Листьев: Это настолько вдохновить должно людей, простых жителей, которые стоят в очередях…

Немцов: Совершенно верно, это вообще фантастическая программа, я никак не ожидал, что она так разовьется. И вообще, эта жилищная программа, пожалуй, единственное, что можно сделать, когда сильная инфляция. Ну, посудите сами: люди не могут скопить даже себе… Ну, в Москве вообще невозможно ничего купить честному человеку.

Листьев: В Москве ужас…

Немцов: Да, в Москве не трогаем. Но даже в Нижнем Новгороде бешеные цены на квартиры.

Листьев: Бешеные – сколько метр стоит вот?

Немцов: По-разному он стоит. Я могу сказать – он стоит от 600 тысяч до 2–3 миллионов рублей за квадратный метр. В плохом, таком, непрестижном районе – 600 тысяч можно купить, это довольно…

Листьев: Копейки, по московским ценам.

Немцов: Да, да. Абсолютно. Я согласен, но это очень плохое жилье, без особых удобств и так далее.

Листьев: Ну, понятно.

Немцов: Дорогое жилье стоит, конечно, уже несколько миллионов рублей за квадратный метр.
А здесь ты покупаешь облигацию – один квадратный метр у нее номинал. Просто на ней написано – «1 квадратный метр». Вот, сегодня можешь купить один квадратный метр – купил, потом еще один, потом еще, и так метр за метром…

Листьев: И что потом делать?

Немцов: Метр за метром…

Листьев: Ну, хорошо, сто я купил таких.

Немцов: Всё, потом приносишь в кассу и говоришь: «Вот у меня сто бумаг, там сто метров, давай мне стометровую квартиру». Тебе через месяц ее дают.

Листьев: Серьезно?

Немцов: Всё, да. Вот в этом смысл программы.

Листьев: Так, как к вам в Новгород поехать… Очень хотел бы.

Немцов: Пожалуйста, да.

Листьев: А сколько стоит один метр?

Немцов: Значит, один метр, номинальная цена была, стартовая – 750 тысяч рублей, когда мы начинали.

Листьев: Этот выпуск. А сейчас на рынке?

Немцов: Да. Сейчас на рынке она колеблется около миллиона сто – миллиона двести.

Листьев: О, прилично, прилично.

Немцов: Ну, что делают сейчас предприятия? Допустим, я не могу заплатить такую цену за один метр. Подписывается договор с директором завода, директор говорит: «Если ты купишь, то я тебе компенсирую 60%».

Листьев: Класс.

Немцов: И, фактически, люди… Завод, допустим, не может построить дом, но купить несколько квадратных метров своим сотрудникам – может. Во-первых, люди работают уже, работают…

Листьев: Конечно, у них перспектива.

Немцов: Да, они ждут, вот у них три метра, они уже не хотят увольняться, они хотят дальше работать

Листьев: Хотят 5 метров, потом 6…

Немцов: То есть, это на самом деле очень отличная программа, я даже не ожидал, когда мы ее начинали, какая она будет бурная. Кстати, Чубайс сегодня, буквально, обещал приехать и перерезать ленточку на доме, где будут заселяться жильцы, которые, вот, скопили соответствующее количество бумаг.

Листьев: Это он завтра приедет?

Немцов: Нет, он приедет в начале марта, в марте.

Листьев: Вам предстоит ответить сейчас на звонки наших зрителей. Прошу, господа.
Итак, первый звонок.

– Что Вы как губернатор области сделали для улучшения работы милиции в борьбе с преступностью, и Ваше мнение о ее работе? Замораев, Краснодарский край.

Немцов: Очень конкретный вопрос. Сначала статистика. За 94-й год уровень преступности в Нижегородской области уменьшился на 12%, а раскрываемость увеличилась до 64%.

Листьев: О, это фантастические [цифры].

Немцов: И, кстати говоря, опросы, которые мы проводили среди нижегородцев, показали, что вопросы безопасности граждан, если раньше они были на первом месте, а на втором месте инфляция, на третьем – развал страны и так далее, то сейчас вопросы борьбы с преступностью отошли в общественном сознании, у людей – на третье-четвертое место.

Листьев: А что на первом?

Немцов: На первом инфляция, рост цен, отсутствие денег. Это самый главный вопрос. На втором, вот, месяц назад была Чечня. На третьем была борьба с преступностью.
Что сделано. Мы создали довольно мощную систему муниципальной милиции, увеличив штатную численность больше чем на 5000 человек, из бюджета выделяется миллиарды и миллиарды рублей. Далее, мы создали ударные подразделения спецназа и 6-го Управления по борьбе с организованной преступностью, кроме того, мы закупаем довольно мощную технику, которая давно уже есть у бандитов, но никогда не было у милиционеров. Я имею в виду и высокоскоростные автомобили, и подслушивающую аппаратуру, и радиостанции, и так далее. То есть, мы тратим на это миллиарды рублей, не жалеем на это денег, потому что безопасность – это единственное, что должна власть делать у нас по-настоящему, и что она пока не может сделать. Я думаю, что проблема борьбы с преступностью – она по-настоящему ключевая, и если даже не удается, допустим, остановить инфляцию, потому что это не в силах местная власть сделать, то, по крайней мере, уж навести порядок у себя в собственном городе – это мы должны сделать. Мы проводим регулярно рейды на рынках, регулярно подключаем внутренние войска, пока Чечни не было, внутренние войска патрулируют улицы, и, кстати говоря, в те дни, когда внутренние войска выезжают на улицы Нижнего, бандиты, конечно, абсолютно, прячутся и уже никто не выходит.

Листьев: Понятно. Я благодарю вас, к сожалению, наше время истекло, и мне очень жаль, что мы не может продолжить «Час Пик» дальше. Спасибо большое, сегодня был «Час Пик» для губернатора Ниже-город-ской области Бориса Немцова, самого молодого и самого перспективного губернатора России.
Всего доброго, до понедельника.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.