Немцов о кампании по сбору подписей против войны в Чечне

07.03.2021
Интервью с Немцовым. Пресс-конференция
Немцов и Чечня
Январь 1996 года

Сюжет посвящен сбору подписей в Нижегородской области под обращением о прекращении войны в Чечне.
Пресс-конференция Бориса Немцова в Центральном Доме Журналиста (нарезка).

Она состоялась вскоре после того, как Борис Ефимович вручил президенту Ельцину собранный им в Нижегородской области миллион подписей против войны в Чечне.
Популярный нижегородский губернатор, сенатор и уже известный всей стране политик рассказал о своих предложениях по прекращению войны, о том, как собирались подписи, о предстоящих президентских выборах и многом другом.

«Понимаете, война имеет одно свойство. Война всегда заканчивается. Всегда. И наступает мир. Вот, у неё такое есть свойство. Как и у всего остального на Земле».

«Мир – это когда не убивают ни в чём не повинных людей. Мир – это когда не убивают солдат, офицеров и так далее. Вот и всё. До тех пор, пока будут приезжать в Нижний Новгород цинковые гробы из Чечни – мира там не будет, это очевидно».

«Если президент вот сейчас действительно приложит все силы к прекращению кровопролития, там не будут погибать люди – то я буду его поддерживать. А если нет – то нет».


Интервью Алексею Косульникову: подробные ответы на вопросы о ходе кампании, ее результатах и реакции президента.
Справка городского межведомственного архива администрации Нижнего Новгорода о принятии подписей на хранение.

Немцов Борис Ефимович — кандидат физико-математических наук, общественный, политический и государственный деятель.
31 января 1996 года

00:00–14:49 • Пресс-конференция
14:49–31:04 • Интервью

РАСШИФРОВКА:

Немцов: На вас смотреть, да?

Косульский: Ну, вот сюда.
Первый вопрос вот какой. В Нижегородской области собрали миллион подписей против войны в Чечне. Как шел этот сбор, как интенсивно? За сколько дней собрали?

Немцов: За десять. Очень интенсивно. Причем, никаких административных методов сбора подписей мы не использовали. Люди самостоятельно ходили по подъездам, собирали подписи на улицах. Я вас уверяю, что собрать миллион подписей по вопросу, который не волнует, не интересует людей за 10 дней в Нижнем Новгороде невозможно. Я думаю, что не только в Нижнем Новгороде, но и в любом другом месте тоже. Ни один из кандидатов на пост президента за 10 дней в Нижнем Новгороде миллион подписей не соберет, в этом я вас уверяю.

Косульский: И это при том, что сбор подписей шел в самый разгар кизлярских событий, когда очередная вспышка античеченских настроений в обществе, в общем, опять как-то…

Немцов: Сбор подписей начался, действительно, в тот момент, когда были заложники в Кизляре, и продолжался уже и после окончания событий в Первомайске, то есть, он шел все время. Он и сейчас, кстати, идет. Вы знаете, люди не могут так просто успокоиться. И до сих пор, вчера я был у себя в кабинете, до сих пор приносят люди огромные папки с подписями. Кстати, пресса очень большое значение имеет в этом деле. Практически, все нижегородские газеты опубликовали образцы подписных листов, и многие люди просто заполняли их, посылали в редакции газет. Так что, это такое общегражданское движение.

Косульский: Скажите, пожалуйста, с какими чувствами вы шли к президенту, когда, вот, имели уже на руках этот документ, удостоверяющий, что такое огромное количество подписей собрано? Надежда? Сомнение, я не знаю?

Немцов: Волнение, первое чувство. И второе – надежда, что президент поймет, что мнение людей нельзя сбрасывать со счетов. Вы знаете, я абсолютно уверен, и мне так показалось во время разговора с президентом, что он понял значимость вот этого события. Президент понял, что эти подписи могут быть за него, или могут быть против, в зависимости от того, какое он решение примет. Президент понял, что за 10 дней собрать миллион подписей в одном регионе России невозможно, если люди не хотят окончания войны. Президент понял, что это движение нельзя будет остановить в стране. И президент понял, что надо будет, если таких подписей будет несколько десятков миллионов, надо будет кардинально, действительно, принимать решение. Я думаю, что сейчас этот сбор подписей не от безысходности происходит, а как раз от надежды. И если сейчас люди в нашей стране действительно займутся этим – неважно, это начальники или это рядовые граждане, это не имеет никакого значения – я вас уверяю, это может иметь конкретный результат. По-настоящему. Люди смогут добиться, действительно, прекращения этого безумия.
18:09

Косульский: Какое у вас сложилось ощущение: президент, все-таки, достаточно информирован о том, что происходит в стране? Его комментарии к событиям в Первомайском как-то не оставляют такое ощущения.

Немцов: Да, я свами согласен, что касается Первомайска, то тут у меня такое же мнение, как и у вас. Но президент абсолютно информирован в части, касающейся задержки с выплатами пенсий, мы об этом тоже говорили, он информирован по поводу задержек заработной платы практически всем работникам бюджетной сферы, начиная от милиционеров и кончая сотрудниками охраны. Это он тоже знает.
Что касается деталей войны в Чечне, то мы с ним просто это не обсуждали, но мне кажется, что он достаточно информирован в целом об обстановке.
В меньшей степени, по всей видимости, он проинформирован о тех социологических опросах, которые сейчас проводят различные службы как в стране, так и у нас в области. Хотя для него не был удивительным тот опрос, который я показал, сделанный в Нижегородской области накануне, где, в принципе, видны, какие шансы есть у президента и у других кандидатов.

Косульский: Назовите, пожалуйста, эти цифры.

Немцов: Ну, цифры известны, в общем-то сейчас, и они уже в «Итогах» были обозначены, хотя опрос проводила совсем другая служба и совсем по другой методике.
На первом месте Зюганов, у него чуть больше 10%, на втором – Явлинский, у него 10%, на третьем месте Жириновский, у него около 8%, на четвертом месте Лебедь, у него чуть больше 6%, и на пятом месте Ельцин, у него около 6%. Вот. Если говорить об отношении людей к деятельности Ельцина, то полностью поддерживают и поддерживают его деятельность около 7% нижегородцев, а 30% – иногда поддерживают, иногда не поддерживают.

Косульский: А остальные, стало быть?..

Немцов: Остальные против. И только, по-моему, 7 или 8% не определились. Таким образом, если президент будет делать очень правильные шаги, в том числе и решение чеченского конфликта, то, вот, у него есть довольно большой запас, потому что 30% – это люди, которые могут, в принципе, поддержать президента на выборах. Что важно, конечно.

Косульский: Тут прозвучало мнение, что вы, якобы, обещали свою поддержку как одного из региональных лидеров президенту в будущем, если, соответственно, он адекватно откликнется на вот эти подписи, которые сейчас собираются по стране.

Немцов: Да. Это не «прозвучало мнение», это я и сказал. Что если в ближайшее время будет прекращено кровопролитие и закончится безумие, то я буду поддерживать президента. Я могу повторить.

Косульский: А скажете, пожалуйста, вот, по вашему ощущению, сколько миллионов подписей должно быть собрано… Вот, сколько еще недостаточно, а сколько – уже достаточно. Какое количество можно считать, что, вот, уже достаточно.

Немцов: Да. Я думаю, что если будет собрано 20 или 30 млн, то это абсолютно достаточно для того, чтобы закончить войну. Абсолютно. Просто это подписи избирателей, понимаете? Это не просто подписи граждан, которые чем-то довольны, чем-то недовольны. Это подписи людей, которые, не веря, что их мнение может быть услышано, тем не менее, ставят подпись, и если их мнение будет воспринято, и если, находясь прямо, вот, я не знаю, огромными пачками этих подписей, президент принимает решение, то люди начинают ощущать, что действительно они что-то значат, и действительно их мнение может быть услышано. Это нешуточное дело, на самом деле. Именно потому, что это сейчас происходит. Именно потому, что предстоят выборы. Именно потому, что война уже всем надоела, именно потому, что ситуация такая же, как в середине 80-х, когда все ненавидели войну в Афганистане, понимаете. Именно потому, что никакого особенно умного решения силового никто предложить не может, а если предлагает, то все заканчивается вот этой вот историей в Первомайском.

Косульский: Но ведь в итоге получится, что это очередной виток такой большой политической игры, что, вот, президент реагирует на 20 или 30 млн подписей не потому, что этого требует разум, я не знаю, гуманизм… Такие слова.

Немцов: Вы знаете, я извиняюсь, что я вас перебиваю, может быть, это нехорошо, но я хотел бы просто отметить. Не надо думать, что движет действиями политиков. Об этом вообще думать не надо. Это неважно! Важны результаты. Если война будет закончена, если люди будут жить мирно и спокойно, если вместо разрушенных домов будут возникать строящиеся новые, если заработает экономика, если солдаты, которые призваны с территории Нижегородской области и любых других областей, придут к себе домой, если не будут бессонными ночами думать о том, как их сыновья служат в Вооруженных силах, их матери – вот это результат. А что двигало тем или иным политиком, когда он принимал решение, кого это интересует, кроме его собственной жены? Это неважно! Понимаете, это… Я считаю, в данном случае даже этот вопрос задавать ни к чему.

Косульский: Вы можете изложить какую-то свою версию, как именно может быть прекращена война?

Немцов: Вы понимаете, у меня есть, конечно же, версия, но, все-таки, я считаю, что этот вопрос всецело, и по Конституции, и с моральной точки зрения, и как угодно, находится в компетенции главы государства и Верховного Главнокомандующего. Я вас уверяю, у него огромное количество инструментов и достаточное количество власти, чтобы, действительно, разработать и план, и принять конкретное решение, каким образом покончить с этой войной. Я думаю, что президент тоже возвращается к этой теме периодически, наверное, ежедневно возвращается. И просто было бы слишком неэтично с моей стороны, я все-таки нижегородский губернатор, понимаете. Было бы неэтично с моей стороны – вот сейчас главе государства, Верховному Главнокомандующему, давать какие-то советы, которыми он потом воспользуется или не воспользуется. Зачем это нужно делать? У каждого своя работа. Но уверяю вас, что у любого разумного человека, который интересуется этой проблемой, знает историю, знает, сколько длилась война с Шамилем, читал книжки генерала Ермолова, читал Льва Толстого, наконец, у любого человека вполне в голове должен нормальный созреть план мирного решения конфликта. У президента огромное количество экспертов, огромное количество консультантов, наконец, свой огромный жизненный опыт. Я думаю, что этого достаточно, и советы, тем более, через телевизионный экран, когда смотрит 100 млн телезрителей программу, давать просто нехорошо.

Косульский: <Угу>. Но, тем не менее, вы начали это процесс.

Немцов: Я начал несколько иное, согласитесь. Сбор подписей под письмом, где не говорится конкретный план, а где просто делается утверждение, как народ голосует, фактически это голосование против войны в Чечне, понимаете? Без обсуждения конкретного плана действий. Я думаю, это не надо делать людям. Это должен делать, действительно, глава государства.

Косульский: Я это и имею в виду. Вы начали сбор подписей, и как дальше лично вы будете принимать участие в каком-то расширении этого?

Немцов: Да. Вчера я разослал обращение к своим коллегам, губернаторам России, всем без исключения, с просьбой тоже содействовать. Потому что организовывать тут ничего не надо, тут нужно просто содействовать сбору подписей. Чтобы люди знали, куда их приносить, чтобы их могли сосчитать. Ну, чтобы был элементарный такой бюрократический порядок соблюден, чтоб потом информация попала в Администрацию президента, и так далее.

Косульский: Какой был отклик?

Немцов: Ну, только вчера послал письмо, отклика не знаю. Ну, я думаю, разный будет отклик. Губернаторы все разные. Но я думаю, что большинство разумных губернаторов это предложение поддержит. Кроме того, я обратился к средствам массовой информации, московским в первую очередь, что они на страницах своих изданий опубликовали свои тексты обращения к президенту, безусловно, и образцы подписных листов. Сейчас уже, я знаю, что Комитет солдатских матерей по стране собирает подписи. Короче говоря, как говорил незабвенный Михаил Сергеевич, «процесс пошел».

Косульский: А как вы почувствовали, в Администрации президента, как говорится, пошла волна?

Немцов: Ну, почему почувствовал, просто знаю реакцию главы Администрации. Против.

Косульский: Почему?

Немцов: Это не ко мне вопрос. Понимаете, когда… Если бы сегодня на дворе был 95-й год, тоже самое время, конец января – вы помните, что было: штурм Грозного, нерешенный, кстати, вопрос с дальнейшей судьбой Чечни, вот, то тут еще какие-то дебаты могли вестись. Можно силовыми методами решить проблему – нельзя ее решить, если нельзя – то тогда, что надо делать… Если бы это было год назад. Сегодня «партия войны» уже проиграла полностью. Неважно, какие политические убеждения. Принадлежащие к «партии войны» – это динозавры, которые должны вымереть. Они все равно умрут. Время, просто, конечно, какое-то должно пройти, безусловно. Так вот, после того, что случилось, после того позора, который вся Россия испытала за более чем год войны, после всего этого говорить о силовых решениях – это просто демонстрировать ущербность – интеллектуальную, какую угодно.

Косульский: Понятно. Ладно, будем надеяться, что все у нас получится.

Немцов: Ну, как в той рекламе! «Все у нас получится»! Нет, я серьезно. Я, знаете, поначалу, я вам могу сказать, поначалу, когда все это начина… когда только все это как бы становилось, у меня особых иллюзий не было. Я, наверное, думал так же, как и вы, что никто это не увидит, никто не прочитает, никто не узнает. И, откровенно говоря, если бы не было миллиона (мы думали, может быть, будет несколько десятков тысяч) – то…

Косульский: Может быть, то, что появилось сейчас – это тоже иллюзия?

Немцов: Что?

Косульский: Вот, вы сказали, что поначалу у вас не было иллюзий…

Немцов: Все-таки, знаете, встреча с президентом оставляет большие надежды.

Косульский: Дай бог.

Немцов: Оставляет большие надежды. Я, конечно, понимаю, что к президенту в кабинет заходят другие люди, которые могут говорить прямо противоположные вещи, я понимаю, что, может быть, сторонники таких, силовых, и зачастую абсолютно нелепых и абсурдных методов могут возобладать сейчас в аппарате, я это все понимаю. Но я понимаю, что можно отказаться от мнения Немцова, но 30 миллионов избирателей!.. Понимаете? Вот они, это избиратели. Которые, придя на участок… Не так часто мы ставим сейчас подписи, если не считать предвыборных кампаний. Это редкое, в общем, событие. И люди многие помнят, поставили они свою подпись или не поставили. От этого очень трудно отвертеться. От Немцова – нет вопросов. Просто не пускать в кабинет, и все. Нет времени, мы тебя принять не можем. От его мнения тоже, можно изложить совсем другое, прямо противоположное, в любой газете. Можно найти 30 генералов, которые скажут, что этого делать нельзя. Хотя я знаю генералов, причем, очень толковых, выдающихся руководителей военных, которые категорически против войны в Чечне, и поддерживают мою позицию. Я их знаю очень много. Да, они в сложном положении: если они в действующей армии, то открыто заявлять это – это значит уйти в отставку. Но встречи с ними показывают совершенно однозначно. Короче говоря, отвертеться от десятков миллионов россиян, которые придут на выборы – невозможно. Поэтому придется принимать решение.

Косульский: Будем надеяться, что это решение будет, все-таки, принято достаточно скоро. Спасибо вам за то, что вы делаете.

Немцов: Спасибо.


Материал и расшифровку подготовила Алена Голубева
Страница в FB НЕМЦОВ.ВИДЕО
ВИДЕОАРХИВ БОРИСА НЕМЦОВА

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.