«Получается, я пожизненно склонен к побегу?»

31.05.2021
Навальный незаконно сидит в тюрьме
31 мая 2021 года — 134 дня


31 мая в Петушинском районном суде Владимирской области прошло второе заседание по иску Алексея Навального к исправительной колонии №2 из-за постановки его на учет как склонного к побегу. В суде выступили представители колонии, сотрудники, которые будили Навального проверками, а также сам оппозиционный политик — он участвовал в заседании по видеосвязи.

Навальный попросил снять его с профучет, на что представитель колонии заявил, что это невозможно, так как формально Навальный находится в тюремной больнице в колонии ИК-3, и он снова будет поставлен на учет в ИК-2 и шесть месяцев должен будет на нем провести.

Автор репортажа — Василий Полонский.

По словам Полонского, Навальный жаловался, что после этапирования в ИК-2 в Покрове сотрудники колонии начали регулярно его будить по ночам каждые два часа, а иногда и каждый час. На суде, представители колонии и свидетели, отметил Полонский, сообщили, что к политику приходили всего четыре раза за ночь.

«Есть вопросы к самому профучету, потому что, во-первых, есть несколько документов, в которых указано, что Навальный был поставлен в кабинете главного в колонии на профучет, или в медицинской части, то есть несостыковки, юридические казусы в самих документах. На это юристы ФСИН обещали ответить 2 июня, когда будет следующее заседание. Самое интересное — это примирение Алексея Навального в этом иске. Он готов примириться с колонией, в том числе и по двум другим своим искам, если все будет соблюдено. Это по Корану, который ему запретили выдавать, и по газетам, где у него вырезали определенные статьи», — рассказал Полонский.

Адвокат Алексея Навального Вадим Кобзев рассказал, что позиция колонии в том, что больше раза в два часа они ни разу не проверяли Навального по ночам.

Навального поставили на учет как склонного к побегу еще в СИЗО в Москве, где он ожидал отправки в колонию. После этапирования в ИК-2 в Покрове сотрудники колонии начали регулярно будить оппозиционера по ночам. Каждые два часа, а иногда и каждый час, они подходили к его кровати, включали видеорегистратор и вслух говорили, что осужденный Навальный находится на месте. Из-за этого Навальный, по его словам, не мог нормально спать.

В апреле Навальный подал иск к колонии.
Первое заседание прошло 26 мая. На нем представитель ИК-2 заявил, что колония автоматически ставит на учет тех, кто поставлен на учет в изоляторе.


«Объясните мне, что я, блин, такого сделал?»

Как прошел суд по иску Навального к колонии

Навального завели в комнату для видеосвязи. Он здоровается с судьей и говорит, что отлично слышно. Заседание начинается

Второе заседание в понедельник началось с выступления защитника Навального Вадима Кобзева. Он заметил неточности в копии протокола о постановке Навального на учет и попросил колонию предоставить оригинал этого документа.

Вслед за ним выступила представительница колонии. Она попросила приобщить справку, что от других заключенных никаких жалоб на нарушение сна не поступало.

«Они не пишут жалобы, потому что боятся, что их убьют или боятся, что их в СИЗО закроют. Это не имеет ко мне ни малейшего отношения. Если все остальные завтра напишут заявления, что им это помогает спать, что их восемь раз за ночь будят, это ко мне не имеет все равно никакого отношения», — говорит Навальный, возражая против приобщения этой справки.

Навальный просит объяснить, за что его поставили на учет как склонного к побегу

— Это фактически разновидность дисциплинарного взыскания, — сказал Навальный. — Мало того, по своей реализации это фактически пытка.

— Ваша честь, попробуйте, пожалуйста, завести себе будильник восемь раз за ночь — вы двинетесь через неделю. Или попросите своего соседа, чтобы он хотя бы четыре раза за ночь заходил в вашу квартиру, подходил к вашей кровати и говорил: судья такая-то, проверка профучета, находится на месте — и выходил.

— Не надо переводить на судей, — прерывает его судья.

— Ваша честь, проведите этот мысленный эксперимент. То, что я стою на профучете, не означает, что я капризничаю, что меня записали в какой-то список, и я говорю — выключите меня из списка. Самое главное: я подвергнут этому взысканию за что? Объясните мне, что, блин, я такого сделал? Я взбирался на забор? Я делал подкоп? Я вырывал у кого-то пистолет? Объясните, почему это вдруг меня сделали склонным к побегу?

Навальный также отметил, что в протоколе о постановке его на учет нет срока. «Это получается, я пожизненно склонен к побегу? Вот сейчас против меня возбудили еще три уголовных дела. Дадут мне по ним еще 10 лет сверху. И еще, получается, я на 10 лет буду склонен к побегу?» — спросил он.

После Навального выступил представитель колонии. Он перечислил, в каких случаях можно сняться с учета — освобождение, решение специальной комиссии или смерть заключенного.

— Мне хочется не по последнему основанию в связи со смертью, а немножко раньше сняться с учета и поспать ночью, — заметил Навальный. — Я вам завтра напишу ходатайство. Вы его рассмотрите и снимете меня с учета, если оперативный сотрудник скажет, что я не делал подкоп и нет под моей кроватью горы земли, которую я пытаюсь скрывать как в фильме «Побег из Шоушенка?».

Представитель колонии ответил, что с тех пор, как Навальный убыл из ИК-2 в Покрове, он находится на учете в другом учреждении — в ИК-3 (в больницу этой колонии его перевели во время голодовки).

Навальный попытался еще раз выяснить, как ему сняться с учета:

— Я могу написать ходатайство или не могу?

— Нет такого порядка, чтобы заключенные писали заявления. Это должна решать комиссия, — ответил ему представитель колонии.

— А что я должен сделать, чтобы меня сняли с этого профучета как можно скорее?

— Положительно себя вести.

— Спасибо, — засмеялся Навальный.

Ближе к концу заседания Навальный еще раз попытался уточнить, что имеется в виду под хорошим поведением.

— Представитель колонии говорит, что надо вести себя хорошо. Что это означает? Вот у меня было в месяц 24 выговора, а за последний месяц у меня один выговор. Я хорошо себя веду? Давайте мне тогда справку, что я хороший мальчик.

— Навальный, вы решение комиссии ИК-3 оспариваете в суде? — уточнила судья.

— Нет, не оспариваю, — ответил Навальный.

— Насколько я поняла, на сегодняшний день данных о том, что вы [стоите на учете] в ИК-2 нет. То есть действие этого протокола утратило силу, — подвела итог судья.

Выступает свидетель — сотрудник колонии, который будил Навального ночью. Он утверждает, что видеорегистратор, на который записывали Навального, включался на улице перед входом и не мог мешать Навальному спать. Судья предлагает Навальному задать вопросы свидетелю:

— Александр Викторович, как часто было такое, что сотрудники меня укутывали одеяльцем и поднимали с пола того плюшевого мишку, который выдается, как известно, каждому заключенному по прибытии в колонию? (судье) Ну, ваша честь, серьезно?! Нам на полном серьезе говорят, что регистратор включается на улице на входе в отряд! Ну, кто в это поверит?

Навальный снова обращается к сотруднику колонии:
— Скажите честно, сколько раз я просыпался?
— Ну, не всегда. Но просыпались вы часто. Но допустим, у меня чуткий сон, я тоже просыпаюсь от каждого шороха.
— Справедливости ради, ваш голос нельзя назвать шорохом.

Суд попытался разобраться, какую характеристику отправили из ИК-2, где Навальный должен отбывать наказание, в ИК-3, где он находится сейчас. На этот вопрос представители ИК-2 ответить не смогли.

«Представитель колонии говорит, что надо вести себя хорошо. Что это означает? Вот у меня было в месяц 24 выговора, а за последний месяц у меня один выговор. Я хорошо себя веду? Давайте мне тогда справку, что я хороший мальчик»

Навальный предложил колонии примирение, но представители ИК-2 отказались. По их словам, примиряться не с чем — есть регламент, согласно которому решение о снятии с учета должна принимать комиссия.

«С моей точки зрения примирение было невозможно, — прокомментировал после заседания адвокат Навального Вадим Кобзев. — Позиция колонии — что они его больше, чем раз в два часа, не проверяли. Оно [примирение] будет противоречить их же позиции».

По словам Кобзева, в ИК-2 Навального будили по восемь раз за ночь до 30 марта. После того, как защита подала жалобы и поднялся скандал, Навального стали будить меньше — и стали делать это тише. «Но предмет нашей жалобы — это именно март, когда все было очень плохо. Когда было восемь раз и когда было громко», — пояснил Кобзев.

Следующее заседание по иску назначили на 2 июля.


«Получается, я пожизненно склонен к побегу?»

Речь Навального в суде по иску к колонии

Я готов — еще раз, чтобы показать, что я самый дружелюбный человек на свете — вообще примириться с ИК-2. Но я хотел бы какой-то разумности и справедливости.

Мы рассматриваем какой-то ворох бумаг. Но помимо этой грандиозной глупости, что непонятно, из-за чего плодятся эти бумаги, вокруг меня днем и ночью ходят инспекторы.

Я призываю суд и администрацию учреждения обратить внимание на базовую вещь — что де-факто я подвергнут наказанию. Я стою на профучете, это фактически разновидность дисциплинарного взыскания. Мало того, по своей реализации это фактически пытка. Ваша честь, попробуйте, пожалуйста, завести себе будильник восемь раз за ночь — вы двинетесь через неделю. Или попросите своего соседа, чтобы он хотя бы четыре раза за ночь заходил в вашу квартиру, подходил к вашей кровати и говорил: судья такая-то, проверка профучета, находится на месте — и выходил.

— Не надо переводить на судей, — прерывает его судья.

Ваша честь, проведите этот мысленный эксперимент. То, что я стою на профучете, не означает, что я капризничаю, меня записали в какой-то список, и я говорю — выключите меня из списка. Я просто хочу, чтобы ко мне перестали ночью подходить и меня перестали будить. Самое главное: я подвергнут этому взысканию за что? Объясните мне, что, блин, я такого сделал? Я взбирался на забор? Я делал подкоп? Я вырывал у кого-то пистолет? Объясните, почему это вдруг меня сделали склонным к побегу?

Я сейчас смотрю протокол — там нет срока. Это получается, я пожизненно склонен к побегу? Вот сейчас против меня возбудили еще три уголовных дела. Дадут мне по ним еще 10 лет сверху. И еще, получается, я на 10 лет буду склонен к побегу?

Ваша честь, вот у нас есть существенные пункты любого юридического акта. Договор, например. Место, стороны, дата. Так и здесь. Невозможно бессрочно и пожизненно меня поставить на профучет. Это просто абсурд в принципе.

Я понимаю отлично, что сейчас администрация учреждения скажет: «Да блин, это не мы виноваты. Это московское СИЗО-1 поставило на профучет, а здесь его автоматически продлевают». Но тем не менее они не имели права продлить [его] до бесконечности. Второе: они не имели права проверять меня каждый час. И каждые два часа — это абсурд был, но каждый час, ну это просто реально, мне просто не давали спать.

Когда меня снимут с этого профучета, объясните мне, пожалуйста? Объясните мне, пожалуйста, когда наступит та дата, и когда это уже закончится? Ее нет, этой даты, и нет процедуры снятия, и нет причин, по которым я так стою. Я, извините меня, считаю, безусловно, что мои права существенным образом нарушаются. Нет ни одной причины, по которой меня поставили на профучет. Нет даты, когда он заканчивается, нет процедуры, по которой я могу быть с него снят.

И последнее, что я хочу сказать. Сама вот эта процедура проверки, она, конечно, даёт большие возможности, не то, что для произвола… для манипуляции. Вот здесь, в ИК-3, меня стараются не будить. Но, если ты хочешь, чтобы человека будили, он будет просыпаться. Его не надо будет тормошить, он будет просыпаться, потому что мы же все спали в кровати, да? Мы понимаем, как легко человека либо разбудить, подходя к его кровати, либо не разбудить.

Особенностью ИК-2 является вот эта их извращенческая система карантина, когда есть зона усиленного контроля, сектор усиленного контроля «А». Сокращенно «СУКА», как известно. И вот там задача: на всех максимально нагнать какого-то максимального ужаса и кошмара. И вот тебя на карантине начинают специально будить. А в другом месте тебя стараются не будить.

Но это какой-то произвол, так происходить не может, поэтому я предлагаю еще раз: я смотрю на моих любимых представителей ИК-2, к которым я скоро приеду из ИК-3, я готов с вами примириться. Мало того, я понимаю отлично, что вам самим, наверное, не хочется, чтобы сотрудники целыми днями меня ходили, проверяли. Давайте сделаем это разумно. Поставили меня на учёт автоматически на три месяца? Три месяца уже прошло. Потому что сейчас прошло с момента первоначальной постановки, мне кажется, уже пять месяцев, и я по-прежнему на профучете. Так снимите меня просто с него. И все.
И закончим на этом. Спасибо.

Информация взята с сайта ТК ДОЖДЬ: здесь, здесь и здесь и из телеграм-канала ДОЖДЬ

1 комментарий для “«Получается, я пожизненно склонен к побегу?»”

  1. Уведомление: Навальный: «Я попал в бесконечный порочный круг» — НЕМЦОВ МОСТ

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.