Немцов о профессии политика и не только

27.06.2021
Интервью с Немцовым
Беседовала Юлия Королева
[18 сентября 2001 года]

Интервью взято с сайта Peoples
Однако смущает дата. Борис Немцов говорит о событиях, которые не могли произойти в 2000 году. Они случились в 2001 году, а дата интервью – декабрь 2000 года.
Далее, часть интервью была найдена в издании АиФ (ссылка в конце интервью), там стоит дата его 18 сентября 2001 года. И эта дата соответствует событиям, о которых идет здесь речь. Еще одна странность: в интервью Борис Немцов приводит в пример издание АиФ, с другой стороны – в АиФ есть только часть его.
Кроме того, издание «Северный край» публикует часть этого интервью (о женщинах), поставив дату 7 марта 2003 года и автором Юлию Королеву.

Сопоставив все это, мы ставим дату сентябрь 2001 года. Относительно источника – сомнения. Нашли это интервью на сайте Peoples


Юлия Королева: Что для Вас значит профессия политика: способ зарабатывать деньги или прекрасная возможность реализации способностей?

Борис Немцов: Это абсолютно захватывающая профессия в условиях России, потому что мы живем в эпоху революционных перемен, когда от твоих действий действительно очень многое зависит.

Я приведу пример. Идет в стране налоговая революция, о которой мы, правые, говорили последние 10 лет. Мы – авторы этой революции. И приятно, что, благодаря нам, народ будет платить самый низкий подоходный налог – 13%, а Россия станет в налоговом плане самой либеральной страной Европы.

Мы говорили о том, что должна быть частная собственность на землю. И замечательно, что Земельный кодекс принимается. В Америке, Швейцарии, Швеции 100 лет назад это было сделано, поэтому-то у них все в порядке. Я, например, автор пенсионной реформы. Если она пройдет, то каждый, в том числе и вы, будите иметь накопительную пенсионную книжку. Приятно в старости будет увидеть, что начатая тобою в начале 21-го века программа реализована, а пенсия не нищенская, и составляет, допустим, 70-80% от всей зарплаты.
Это захватывающая работа и это мужская работа, потому, что в российской политике жизнь непредсказуемая: что с тобой завтра будет – неизвестно, будешь ли ты в политике – неизвестно, в каком состоянии окажешься – неизвестно. Мужская работа.

КОРОЛЕВА: Женщина и политика – насколько совместимые вещи?

НЕМЦОВ: Вы знаете, мне в жизни очень повезло: есть Ирина Хакамада, мой соратник. Я считаю, что женщина и политика – абсолютно совместимы. Просто только мужественная и сильная женщина может в России заниматься политикой. Таковых не так много, потому что если бы их было много, мы бы их видели. Но мне повезло, мы с Хакамадой вместе. Я считаю, что никакой разницы в плане политической деятельности между нами нет. Было бы мужским чванством и высокомерием сказать, что мужчины, именно из-за того, что у них такое специфическое телосложение, заранее имеют некоторые преимущества. Ничего подобного: пол здесь не принципиален. Все зависит от интеллекта, судьбы, энергии, характера и родителей.

КОРОЛЕВА: Вы всегда остаётесь верны своим принципам или чем-то приходится жертвовать?

НЕМЦОВ: У любого политика, откровенно скажу, всегда есть выбор между принципиальностью и целесообразностью. И дальше все зависит от того, как тебя воспитали. Если ты воспитан как человек достаточно честный, то для тебя принципиальные вещи являются более существенными, чем целесообразность.
С другой стороны, политика – это искусство возможного. Я приведу пример. Вчера мы боролись за то, чтобы провести полную дебюрократизацию России – запретить чиновникам выдавать лицензии на все, чтобы они не брали взяток.

На сегодняшний день существует только 420 видов лицензий, а самих лицензий – миллионы. Вчера их сократили до ста. Неплохо, да?

Принципиально мы себя вели или конъюнктурно? Я считаю, что достаточно принципиально, добились важного шага вперед в деле дебюрократизации.
Мы ввели частную собственность на землю, но не на сельскохозяйственные земли, хотя мы за то, чтобы крестьянин работал на своей земле. Принципиально ли мы себя ведем?

Я считаю, что мы ведем себя последовательно. Шаг за шагом отвоевываем то, за что боролись. Сразу добиться всего в России очень трудно. Страна консервативная. Люди говорят, что они плохо живут, но как только говоришь: давайте, чтобы лучше жить, снизим налоги, поднимем частный бизнес, сохраним свободу слова, – они говорят: «НЕ НАДО». Страна говорит: я бедная, несчастная, но ты меня лучше не трогай, потому, что, не дай Бог, еще хуже будет. Надо осторожно двигаться вперёд. И в этом смысле компромиссы могут быть.

Нельзя идти на компромисс только по базовым позициям. Например, скажут, что в стране должен быть порядок, и «АиФ-Новости» надо закрыть. Это – самостоятельная газета, пишет черт знает что, президента критикует. Никаких компромиссов, мы категорически против, будем биться до конца. Потому, что если не будет свободной печати, не будет хлеба. Я это серьёзно говорю. У нас это уже было. Не было свободной печати, была талонная система.

КОРОЛЕВА: Каким должно быть в России взаимоотношение власти с журналистами?

НЕМЦОВ: Власть не должна мешать прессе, а пресса должна мешать власти. Это нормальные взаимоотношения. Не симметричная ситуация, но свидетельство здоровья общества.

КОРОЛЕВА: Как Вы считаете, как скоро Россия будет государством европейского типа?

НЕМЦОВ: Когда человек из нынешнего молодого поколения станет президентом.

КОРОЛЕВА: Будет ли СПС выдвигать на ближайших президентских выборах своего кандидата?

НЕМЦОВ: Будем. Причем у нас процедура заключается в следующем. Любой, кто вступит в СПС, может стать нашим кандидатом, так как каждый член СПС может участвовать в предварительных выборах. Если он получит максимальную поддержку избирателей, будет нашим президентом. Так что, вступайте, есть шанс стать президентом!

КОРОЛЕВА: Есть ли вероятность того, что с течением времени СПС и «Яблоко» все-таки объединятся в единую политическую организацию?

НЕМЦОВ: Мы открыты. И ни каких амбиций у нас, в том числе у меня, чтобы возглавить демократическую партию, нет. Но не все так считают, и не все думают, что можно легко объединиться. Тем не менее, мы считаем, что создание предвыборной коалиции абсолютно реально. У меня нет никаких сомнений в том, что СПС наберет больше голосов, чем в 1999 году, и я считаю, что, если мы будем с «Яблоком», мы наберем еще больше. Если же мы с «Яблоком» не будем – это не катастрофа, разумеется. Хотя многие наши сторонники будут разочарованы.

КОРОЛЕВА: В связи с принятием закона о политических партиях, каким в ближайшем будущем Вам представляется политический ландшафт страны?

НЕМЦОВ: Союз правых сил будет самой сильной демократической партией России.

КОРОЛЕВА: Насколько в России оформлен средний класс, кто в него входит?

НЕМЦОВ: Понятие среднего класса в России – интересная вещь. Например, многие считают, что средний класс – это те, у кого есть квартира, машина, дача и возможность уехать куда-нибудь отдохнуть. Опросы, которые проводились ВЦИОМ, показали, что в России 40-50 миллионов человек – большая цифра, между прочим, – сами себя относят к среднему классу. Не мы их относим, а они сами себя относят!

Позор России в том, что, например, ученые, учителя, врачи и воспитатели детских садов, которые на Западе являются основой среднего класса, у нас – нищие. Такие «новые бедные». Задача СПС – с бедностью покончить. Это действительно проблема серьезная. Вы знаете, это очень интересно: за нас голосуют люди, которые относят себя к среднему классу. Мы – партия среднего класса и очень заинтересованы в том, чтобы бедных было меньше. У нас такая «корыстная» политическая задача.
Чем меньше бедных и больше состоятельных, тем больше у нас поддержки. У коммунистов, между прочим, – наоборот: за них голосуют бедные, люмпены. Вы посмотрите, кто у них на митингах выступает. И коммунисты, хотя и говорят, что они тоже за социальную справедливость, заинтересованы в том, чтобы было больше бедных, потому, что для них больше бедных – больше голосов. А мы объективно заинтересованы в том, чтобы их было меньше. Голосуя за СПС – борешься с бедностью, в том числе с собственной.

КОРОЛЕВА: Средний класс – это какой доход?

НЕМЦОВ: Трудно сказать. В Москве это может быть очень большой доход, 10-15 тысяч рублей. В провинции может быть 3-4 тысячи рублей. Но еще есть один момент, состоящий в том, что каждый, независимо от дохода, определяет, к какому классу относится. Например, если человек не думает о том, как ему прожить месяц в смысле еды, одежды и так далее, может с семьей поехать за город, на свою дачу, у него есть автомобиль, и он может что-то отложить на будущее, то этот человек часто себя относит к среднему классу. Ведь это внутреннее состояние и вопрос ментальности. Как сам себя ощущаешь, к тому классу и относишься.

КОРОЛЕВА: Многие Ваши качества высоко оцениваются. А что, по-вашему мнению, мешает Вам в работе? Есть ли такие качества, которые Вы скрываете от окружающих?

НЕМЦОВ: Есть. Иногда мне просто лень что-то делать, но я с этим борюсь.

КОРОЛЕВА: Иногда хочется что-то кардинально поменять в жизни, как часто это происходит у Вас?

НЕМЦОВ: Да, такое часто бывает. И говорят, что кризис среднего возраста существует. Вот у меня он был в конце 1997 года, когда мне пришлось уйти из правительства. Я оказался перед новыми проблемами, неожиданно для себя оказался ни с чем. Вся карьера резко оборвалась, пришлось начинать все с начала. И я хочу сказать, что эта ситуация во многом помогла мне, потому что я провел внутреннюю самооценку, оценил свои возможности и задумался над тем, что я делал и что мне надо делать. На мой взгляд, поскольку я сейчас в Думе, я этот кризис благополучно преодолел.

КОРОЛЕВА: Какие качества Вы цените в людях, какие ценности Вам дороги?

НЕМЦОВ: Честность, порядочность. И еще: я ненавижу трусов и лгунов.

КОРОЛЕВА: Правда – это всегда хорошо, или она иногда мешает делу, работе, дружбе?

НЕМЦОВ: Правда – это всегда хорошо, хотя она иногда мешает делу, если это дело – политика, тем более большая политика.

КОРОЛЕВА: Вы дружите с Путиным?

НЕМЦОВ: Сейчас вам многие будут рассказывать, как они дружат с Путиным. Нет, я не дружу с Путиным, я с ним иногда встречаюсь.

КОРОЛЕВА: Вы знакомы с Гусинским?

НЕМЦОВ: Конечно.

КОРОЛЕВА: Как познакомились?

НЕМЦОВ: Это было давно, в 90-е годы, тогда я еще губернатором был. Он приезжал к нам в Нижний Новгород – тогда открывалось «НТВ-плюс».

КОРОЛЕВА: Ваше мнение о нем как о личности?

НЕМЦОВ: Он незаурядный человек, безусловно, талантливый, энергичный бизнесмен, созидатель. Одновременно мне кажется, что у него предельно завышенная самооценка. В принципе все себя любят, но одни – в меру, другие – без меры. Если бы не завышенная самооценка самого себя и своей роли в российской истории, я думаю то, что произошло, могло бы и не произойти.

КОРОЛЕВА: А что вы думаете о Березовском?

НЕМЦОВ: Березовский умный человек. Он многое сделал для развития капитализма в России. Максимум усилий приложил, чтобы избрали Ельцина, а потом Путина. Но, по-моему, он слишком метафизичен. Березовский считает, что страна должна жить в законсервированном состоянии и не верит в то, что от олигархических правил можно перейти к демократической России. А мне кажется, это надо делать, я даже в этом уверен.

КОРОЛЕВА: Есть ли у вас друзья детства? Расскажите о них.

НЕМЦОВ: У меня есть друзья детства, так же как и есть друзья, которых я приобрел после. И, к сожалению, в прошлом году я потерял одного из таких друзей. Это Валерий Аникин – бывший руководитель моего аппарата и мой друг. Произошла трагическая случайность, Валеры не стало, и это очень большая утрата. Я его по-доброму вспоминаю и очень жалею, что его нет.

КОРОЛЕВА: Ваша известность не мешает дружбе?

НЕМЦОВ: Настоящей дружбе, по-моему, не мешает.

Продолжение здесь

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.