Перейти к содержимому

Борис Немцов: «Быть гламурным пошло!»

03.10.2021
Немцов. Интервью
Сентябрь 2006 года

Газета «Караван». Эксклюзив
Интервью с Немцовым
1 сентября 2006 года

Главная ответственность мужчины в семье – чтобы не было никаких материальных проблем. Все остальное можно простить.

считает отец четверых детей, политик Борис Немцов
С корреспондентом «Каравана»

Наша неторопливая беседа состоялась в офисе члена Федерального политсовета СПС Немцова, расположенного в центре Москвы. Мы говорили о политике и взаимоотношениях между мужчинами и женщинами. Немцов охотно поделился рецептами здоровья и красоты. Сам 47-летний Немцов по-прежнему хорош собой!

Нурай МУКАДЕС: Прошел слух, что Немцов уходит из политики и становится бизнесменом.

НЕМЦОВ: В России, честно говоря, политикой занимается только один человек – Путин. Он считает, что это удел только президента. Политический ландшафт России выглядит довольно уныло. Такая зачищенная пустыня, на которой возвышается бесконечно высокий холм под названием «президентская власть». Это признак недемократической страны.

По сути, в России есть негласный запрет на две профессии: на политическую оппозиционную деятельность и телевизионную журналистику. Именно поэтому исчезли Киселев, Леонид Парфенов, Савик Шустер (программа «Свобода слова») и вообще нет прямых эфиров. Сейчас господство одного человека. Считаю это очень плохим моментом в жизни России. Все, кто занимается политикой, сменили профессию. Все, не только Немцов.

Заниматься общественной работой, политикой надо для того, чтобы твои дети, твои единомышленники ощущали хоть какую-то политическую опору и защиту. Другое дело, что технологии меняются. В любой авторитарной стране это становится небезопасным делом. Если раньше при Ельцине была свобода и можно было свои идеи и позиции доносить через рейтинговые телевизионные программы, то сейчас это пусть влиятельные, но малотиражные газеты. К счастью, есть газеты, которые являются еще свободными, и радиостанции «Эхо Москвы», «Сити FМ», которые тоже пока свободны. А многотиражные газеты «Комсомольская правда», «Аргументы и факты», «Московский комсомолец» подцензурны. Так что не могу сказать, что мы в положении диссидентов, это не правда, но мы, очевидно, в положении людей, которых не слышат.

Кроме того, сама ситуация в России очень специфическая. В России какое-то нефтяное проклятие, кстати, над Казахстаном тоже. То есть от обилия нефти власти находятся в сильном опьянении. Есть формально позитивные вещи, связанные с экономикой, потоком денег, ростом зарплат, ВВП, и глобальный вывод мой такой: все, что не зависит от Путина, развивается хорошо. Рубль стабильный и конвертируемый, пенсии и зарплаты растут – это от него не зависит, потому что идет поток денег в страну из-за нефтяных цен. Все то, что от него зависит, – это ужасно: дедовщина в армии, коррупция…

Россия за годы правления Путина съехала с 80-го на 126-е место по уровню коррупции. Число чиновников выросло на 500 тысяч человек, число генералов увеличилось в полтора раза. По уровню коррупции мы на уровне Сьерра-Леоне и Нигера. Коммунальное хозяйство в разрухе, энергетика не выдерживает нагрузок. Газпром сокращает добычу газа на фоне безумных цен. Разрыв между богатыми и бедными увеличивается. При этом Путин договаривается с Абрамовичем о продаже очередной очереди нефти за 13 миллиардов долларов. Не самый бедный человек Абрамович получает 13 миллиардов без всяких объяснений. Как это случилось и почему это дороже, чем рост зарплат всем учителям, улучшение ситуации в сельском хозяйстве, строительстве жилья? Все эти национальные проекты в три раза дешевле, чем сделка с Абрамовичем. Они стоят 4 миллиарда, а один Абрамович – 13.

В России избирательное правосудие. Лояльные олигархи могут покупать пароходы, самолеты, «Челси», а нелояльные сидят в тюрьме. Это все надо иметь в виду, занимаясь политикой… При этом людям наплевать на свободу, демократию, их эта тема вообще не интересует. Это удел петрократии, т.е. стран, где все зависит от нефти, – Саудовской Аравии, Кувейта, Венесуэлы, Ирана, России, в меньшей степени Казахстана. В Казахстане много нефти, но нефть не является совсем определяющим фактором. Но пока нефтяное проклятие есть над Россией, потребность в свободе не будет столь серьезной, чтобы демократическая оппозиция имела популярность.

Н.МУКАДЕС: Чем же Вы занимаетесь сегодня?

НЕМЦОВ: Я советник президента Украины Ющенко. Украина развивается непросто, тем не менее эта страна на правильном пути. Она движется в сторону свободы и демократии, в сторону Европы, но движется по такой проселочной разбитой дороге – то кардан отлетит, то колесо. Тем не менее движение в правильном направлении.

Я бываю в Украине два раза в месяц. По-прежнему я сторонник правых сил, правда, не являюсь руководителем партии. Занимаюсь больше популяризаторской деятельностью, пишу статьи, выступаю в прессе, которая еще не подцензурна.

Н.МУКАДЕС: Недавно прошло реалити-шоу, в котором принимали участие Шандыбин и Жириновский. Вас часто приглашают в телевизионные проекты?

НЕМЦОВ: Часто поступали предложения участвовать в программе или вести ее, звали принять участие в «Последнем герое». Я никогда не соглашался, для меня это какая-то клоунада. Я не Шандыбин и не Жириновский. У меня другая профессия, я так не могу. Я считаю, что это дело серьезное.

Н.МУКАДЕС: Политика мешает Вам быть искренним?

НЕМЦОВ: Нет, не мешает. В ельцинские годы приветствовалось говорить правду, и было модным быть искренним. А в путинские годы модно врать и лицемерить. Сейчас другое время в России, люди искренние и открытые кажутся белыми воронами. 90% процентов того, что говорит Путин, – лукавство. Правду он, наверное, говорит своим питерским чекистам, когда сидит у себя в кабинете. Один раз он сказал правду о доверии: «Я никому не доверяю, даже себе». Вот это, мне кажется, было правдой. Я никогда не буду приспосабливаться к такой политической моде. Можно лицемерить и можно быть циничным, обманывая людей, но недолго, потом все равно все будет известно.

Н.МУКАДЕС: Можно ли избавиться от бюрократии?

НЕМЦОВ: От бюрократии избавляться не надо, это непременный атрибут государства. Кто-то должен собирать налоги, работать в милиции, кто-то должен защищать Родину. Все это делают чиновники. Бюрократия может быть кастой, которая живет для себя, это удел диктаторских и авторитарных стран. А может работать во благо общества.

Авторитарный режим отталкивает от себя людей, поскольку чиновник живет только для себя, и пропасть между властью и народом растет. Почему мне не нравятся эти режимы? Потому что они антинародные на самом деле. Формально их вроде бы народ поддерживает, а фактически это кастовое общество, они живут для себя. Этим они и отвратительны. Чтобы они были подконтрольны обществу, надо, чтобы была оппозиция, надо, чтобы их критиковали газеты, телевидение и т.д.

Дело в том, что, если начальника не ругать, не критиковать, он тут же бронзовеет и портится. Власть – это такой зловонный резервуар. Когда туда попадает какой-то человек или начальник, он начинает быстро портиться, если не проветривать эти коридоры постоянно, не устраивать сквозняки, то все это начинает гнить. У каждого свое время гниения.

Н.МУКАДЕС: Вас с Казахстаном что-нибудь связывает?

НЕМЦОВ: Долгие годы не решался вопрос о Каспийском трубопроводном консорциуме. Назарбаев крайне был заинтересован, и Россия в принципе тоже. Когда я стал министром топлива и энергетики в 1997 году, он позвонил мне и сказал: «Боря, давай доведем создание этого консорциума до конца. Вот у вас там все «против», ты уж давай разберись». И мы через два месяца его открыли. Он удивился: я столько лет звонил всем вашим начальникам – как от стенки горох. Тогда они с Ельциным подписали все решения прямо в Кремле. Он был такой счастливый, довольный.

Н.МУКАДЕС: Вы часто приезжаете к нам?

НЕМЦОВ: Я много-много лет не был в Казахстане. Когда занимался наукой, это было еще в советские времена, в Алма-Ате проходила конференция по физике и ионосферах, я принимал в ней участие. Нельзя не отметить, что девушки в Алма-Ате очень красивые! Мы жили в одном номере в гостинице с Аскаром Акаевым (смеется) – можете себе представить, как бы сегодня это воспринималось? Потом через много лет на одном из приемов в Москве мы эту встречу вспоминали.

Еще был в Казахстане в 1998 году во время запуска нашего космического корабля на Байконуре. Юрий Батурин, помощник Ельцина по национальной безопасности, был в отряде космонавтов. Мне это показалось настолько геройским поступком со стороны Юры, что я поехал его провожать. Когда мы поднимались на знаменитом лифте наверх, лицо у Батурина было зеленое. Ракета взлетала, и я вдруг увидел, что он стал тыкать и трогать чего-то там. Я заорал: «Юра, не трогай ничего руками». Мне показалось, что он не туда ткнет – и ракета не туда полетит. Это было незабываемо.

Когда я стал губернатором, несколько раз приходилось бывать в Казахстане по довольно неприятной истории, почти мошеннической. Руководство Талдыкорганской области предложило нам поставить в голодный 1992 год зерно взамен на эшелон автомобилей «Волга». Как человек молодой и доверчивый, я отправил в Казахстан эшелон с автомобилями «Волга», а взамен не получил ни грамма зерна. Это была кошмарная и ужасная история…

Н.МУКАДЕС: Осадок остался?

НЕМЦОВ: Нет, я нормально отношусь к Казахстану. Вообще считаю, что Казахстан очень далеко продвинулся в плане экономических преобразований, гораздо дальше, чем Россия. Казахстан движется в правильном экономическом направлении. Кстати, авторитаризм Назарбаева можно оправдать именно этим. Вот раньше как говорили: пусть Путин устанавливает цензуру, и питерские зачищают все поляны, какие есть в России, но если он будет делать экономические реформы, мы готовы ему это простить. На самом деле он остановил все реформы и занимается только укреплением своей власти.

В Казахстане ситуация лучше. Назарбаев провел важнейшую коммунальную реформу, я считаю, потрясающе правильно сделал. Она была болезненной, тяжелой, но тем не менее казахские города сейчас по-другому выглядят. Провел потрясающе правильно пенсионную реформу – выдающаяся вещь, хотя и позаимствована в Чили. Провел тему с амнистией капиталов, я считаю, это тоже очень важно. Разумная налоговая система, и результат виден – огромные темпы роста много-много лет, и это не приписки.

На самом деле экономика растет, и это видно по доходам населения. Поэтому Назарбаев построил управляемую демократию, как он с гордостью говорит, он это делает, чтобы провести важнейшие для страны реформы. Я был на дне рождения Маргарет Тэтчер в Лондоне, когда ей исполнилось 80 лет. Нурсултан Назарбаев – единственный из лидеров СНГ – прислал ей поздравительную телеграмму, написав, что он последовательный тэтчерист – это она мне сама сказала! Я с ней давно знаком, мы встречаемся каждый год, она была у меня в Нижнем Новгороде. Выдающийся человек. И вы удивитесь, но я действительно считаю, что он во многом тэтчерист, он молодец, что свою безграничную власть использует в том числе и для того, чтобы страна, люди жили нормально.

Если бы в Казахстане было больше демократии, люди, наверное, жили бы еще лучше. Но то, что он использует свою власть для важнейших экономических преобразований, то, что Казахстан продвинулся дальше, чем Россия в этом смысле, это объективная реальность. Это единственный, пожалуй, руководитель постсоветского пространства, который свою власть использует не только для своих личных надобностей, как это делают Путин, Лукашенко и Туркменбаши.

Есть результат, которым Назарбаев может гордиться. Путин, имея такую власть, ничего не сделал. Пенсионной реформы в стране нет – с такими доходами пенсия в России 100 долларов. Средняя зарплата в России 350 долларов, а могла быть 700. Расслоение, уровень доходов у богатых в 13,5 раза выше, чем у бедных. Энергетику, здравоохранение – все завалил. Дорога Москва – Петербург не дорога, а направление, 600 км автомобили едут 18 часов! В армии столько искалеченных солдат. И он ничего не делает, имея столько денег. Сравнивая двух авторитарных вождей, я считаю Назарбаева более содержательным и гораздо более эффективным управляющим.

Немцов. Газета «Караван»

Н.МУКАДЕС: Скажите, что для Вас ощущение родины?

НЕМЦОВ: Ощущение родины для меня – это язык, дети, друзья, женщины и такой русский образ жизни. Есть банальное представление родины – поля, луга, леса и т.д. Россия и Канада – это очень близкие страны, это полюса жизни на земном шаре. Я не могу себе представить жизни без России, даже если она непроста и небезопасна. Для меня родина в первую очередь – люди. Я считаю, что есть очень красивые страны, я объездил весь мир. Но тем не менее ни друзей, ни близких, ни родных там нет, значит – это чужбина.

Н.МУКАДЕС: У Вас много друзей?

НЕМЦОВ: У меня очень много знакомых. Тут у меня вообще проблема. Меня все знают, а я знаю некоторых. Иногда люди здороваются, начинают общаться, а я не могу понять – кто это? Такое дурацкое состояние, спросить неудобно и послать невозможно.

Когда друзей много, это значит, что их нет. Ведь друг – это человек которому ты можешь доверить то, что не можешь доверить даже близким. У меня был очень близкий друг Валера Аникин, к сожалению, он погиб в автокатастрофе. Мы знали друг о друге очень многое, вряд ли кто-то еще знал об этом. И помогали не только тогда, когда было все ОК, но и когда была тяжелая ситуация и у него, и у меня.

А так я общаюсь, конечно, с большим количеством людей. Я вообще очень хорошо отношусь к людям. Есть люди очень тяжелые, биополе тяжелое, с ними, когда находишься рядом, хочется быстрее свернуть разговор и убежать – такие холодные люди. А есть люди теплые, от которых уходить не хочется, даже если говорить не о чем. По-видимому, я отношусь к теплым людям, со мной легко общаться.

Н.МУКАДЕС: Вы написали две автобиографии – «Провинциал» и «Провинциал в Москве». В одном из интервью Вы сказали, что, как только отойдете от политических дел, напишете третью книгу. Время пришло?

НЕМЦОВ: Я уже делаю этот проект с Павлом Шереметом. В первую очередь, это будет личная книга. Ничего такого из разряда «клубнички», но все достаточно откровенно. Врать там не буду точно, потому что не умею. И учиться поздно. До конца года мы ее напишем, так что выйдет она или в конце этого, или в начале следующего года.

Н.МУКАДЕС: Будете ли Вы сами презентовать книгу читателям и насколько важна для Вас критика?

НЕМЦОВ: Естественно, важна, я же не для себя пишу ее. Я просто еще не думал, как мы будем презентовать. Я не хочу из этого устраивать какое-то гламурное шоу, поскольку я человек совершенно не гламурный, я не с Рублевки. Я не думаю, что появятся моментально рецензии в журналах «Вог» или «Космополитен». Я знаю, что гламур сейчас в моде, но мне кажется, что это пошло.

Немцов. Газета «Караван»

Н.МУКАДЕС: Вы хорошо говорите о том, как правильно преобразовать государство, а в Вашей семье все ли грамотно построено?

НЕМЦОВ: Я плохой папа, как говорят мамы моих детей, но я ответственный. Мои дети живут в хороших условиях, учатся в достойных школах. Не частных и не гимназиях, в обычных московских, но хороших. У них нет проблем со здоровьем, есть возможность отдохнуть. Живут не в роскоши, но и не испытывают материальных неудобств.

Почему я плохой папа? Потому что уделяю совсем мало внимания им. Я считаю, что главная ответственность мужчины в семье – чтобы не было никаких материальных проблем. Все остальное можно простить. Если нечем кормить ребенка, он не одет, не может получить медицинское обслуживание – вот это катастрофа, этого простить нельзя. За это отвечает мужик, а все остальное – научить читать, писать – этим пусть занимается женщина.

Н.МУКАДЕС: А поговорить с ребенком по душам, что-то посоветовать?

НЕМЦОВ: Со старшей дочерью, ей уже 22 года, мы можем говорить на равных. У меня интерес к общению с ней возник, когда ей исполнилось 6–7 лет, до этого я не знал, о чем с ней говорить. Дети так или иначе сами обращаются, когда они считают это необходимым. Недавно сын Антон, ему 11 лет, говорит: «Пап, я хочу купить акции Роснефти». Я сказал: «Сынок, это глупость, это специальный пропагандистский проект». То есть, когда им надо, они за словом в карман не полезут. Они со мной могут поговорить на любые темы – от глубоко личных до общественных. Запретных тем нет.

Н.МУКАДЕС: Вы были заядлым курильщиком много лет. От пагубной привычки избавиться помогло пари. Это правда, что на кону была экстракрупная сумма денег?

НЕМЦОВ: Да, я поспорил на большую для меня сумму. Это не миллион долларов, конечно, но много. Я выиграл этот спор. Причем человек, который со мной спорил, – Линшиц, сейчас в эмиграции, богатый, для него это небольшие деньги. Его раздражал табачный дым, ему сильно не нравилось, что кругом курили, и я в частности. Я курил больше 20 лет, когда тебе за сорок, надо бросать. Это уже возраст, нужно следить за здоровьем.

Н.МУКАДЕС: Тяжело было, как Вы себя чувствовали?

НЕМЦОВ: На самом деле нет, надо иметь волю и заниматься самовнушением, что это тебе нужно, что это выгодно и т.д. Я не первый раз бросал курить, и сейчас у меня нет особой тяги.

Н.МУКАДЕС: Как долго длилось Ваше пари?

НЕМЦОВ: Год. Год прошел, он уже отдал деньги. Уже можно курить, но мне не хочется.

Немцов. Газета «Караван»

Н.МУКАДЕС: Вы в прекрасной физической форме, думаю, это не только потому, что не курите…

НЕМЦОВ: Конечно. Я занимаюсь спортом, виндсерфингом почти профессионально. Сейчас я осваиваю кайтсерфинг. Виндсерфинг – это доска с парусом. Ты держишься за парус, стоишь на доске, и тебя ветер гонит. Кайтсерфинг – это доска с парашютом, держишься за стропы парашюта, и тебя парашют гонит по воде со скоростью 30–40 км/час. Экстремальный спорт, но классный, мне очень нравится. Серфинг при этом еще мужской спорт, требует выносливости и силы, самый тяжелый вид спорта, какой я знаю в жизни. Единственный вид, где с тобой борются все силы природы: ветер, волны, вода, солнце. При этом солнце бывает испепеляющим.

Н.МУКАДЕС: Как Вы воспринимаете падения, встаете и упорно идете дальше?

НЕМЦОВ: Довольно травмоопасный спорт, особенно если падаешь. На Индийском океане есть атолловый остров, там кораллы. Когда уходишь за кораллы, начинаются океанские волны, они высотой метра три. Самое адреналиновое развлечение – заехать на доске с парусом за волну, потом подкрасться, встать на нее и начать с нее спускаться.

Это развлечение часто заканчивается крушением, потому что если волна обрушивается, естественно, она ударяет по доске, и ты падаешь. По закону подлости первое, что ощущаешь – мачта ударила по голове (улыбается). Конечно, ощущения сильные. Вся жизнь – борьба со скукой.

Н.МУКАДЕС: А если нет возможности выехать к воде?

НЕМЦОВ: Катаюсь на лыжах, могу подтянуться двадцать раз, я довольно спортивный человек. Надо быть в форме. У меня столько детей, мне просто деваться некуда. Я знаю, многие женщины и мужчины, кому за сорок, машут на все рукой, это совершенно неправильно. Для женщины это просто катастрофа, она может потерять семью и веру в себя, возникает куча комплексов.

С возникновением среднего класса народ все-таки начал думать о своем здоровье и как-то лучше выглядеть. В Москве сотни фитнес-клубов. Нам Господь подарил жизнь, нельзя относиться наплевательски к себе. А тем более, если занимаешься политикой, ты не можешь быть немощным, обрюзгшим, плохо выглядеть и быть импотентом. Политик не может быть таким, потому что он не способен тогда ни на что.

Н.МУКАДЕС: Вы смотрите повторы программ со своим участием, нравитесь себе?

НЕМЦОВ: Мне кажется, у меня очень скрипучий голос, и у меня такое ощущение, что я плохо выгляжу. Поэтому я обязан иногда смотреть повторы. Например, когда я катаюсь на серфинге, прошу снимать, потом смотрю повторы, чтобы не ошибаться. Что касается телевидения, я делаю это крайне неохотно. Кроме того, сейчас это такая большая редкость. На 1-м и 2-м канале меня нет, я бываю на НТВ, у Соловьева, потому что у нас с ним дружеские отношения. Он меня зовет, хотя для него, видимо, это непростое решение.

Да и дело не в телевидении, а в самоощущении. Не хочется, чтобы активная жизнь заканчивалась в 40–45 лет. У меня слова Пушкина все время в голове: «Мой дядя самых честных правил…», а концовка такая: «Сидеть и думать про себя, когда же черт возьмет тебя?»

Немцов. Газета «Караван»

Н.МУКАДЕС: Дайте совет, как выглядеть привлекательно после сорока?

НЕМЦОВ: У меня есть некоторые рецепты, которые испытал на себе. Во внешнем виде есть пять составляющих.

Первая: еда и алкоголь. 60 процентов внешнего вида зависит от еды и алкоголя. Пить надо качественные напитки, любые – крепкие или слабые. Если вино, то полбутылки, если водка – меньше 200 г.

Курить не надо, есть один позитивный момент – когда люди курят, ускоряется обмен веществ, они худеют. Все остальное минусы – цвет лица, рак легких, запах изо рта, одышка, отвратительная кожа. Во многих религиях чревоугодие является грехом. Есть хочется часто, но нужно хоть чуть-чуть ограничивать себя, и пища должна быть проще. Если уж поел на ночь, то четыре часа не спи.

Вторая: 20 процентов аэробной нагрузки. Физические нагрузки: лыжи, степ, бег, ходьба, отжим. Для этого необязательно ходить в спортзал.

Третья: 10 процентов успеха – сон. Надо высыпаться. Один американский диетолог сказал мне: «Знаешь, почему нужно спать? Когда спишь, есть не хочешь» (смеется).

Четвертая: 5 процентов – это секс. Он нужен для эмоционального позитивного настроя, но не приводит к улучшению внешнего вида. Жизнь так устроена, что самое приятное занятие является не самым полезным (очаровательно улыбается). Хотя, безусловно, секс полезен.

Пятая: медицинские составляющие – витамины, SPA и т.д.

Н.МУКАДЕС: Мне кажется, Вы забыли еще одну составляющую – влюбленность. Разве влюбленные люди не красивы?

НЕМЦОВ: Проблема в том, что от меня это вообще не зависит. Я не могу регулировать этот процесс, если бы я мог регулировать, это был бы не Немцов. Такое со мной случается, я считаю это очень важной составляющей моей жизни. Кстати, влюбленность бывает мучительной, но эмоционально это одновременно сильное и яркое ощущение. А без ярких, счастливых мгновений как жить?!

Н.МУКАДЕС: Вы ветреник?

НЕМЦОВ: Нет. У меня не бывает коротких романов. Бывает, романы длятся много-много лет, бывают взлеты и падения. По-разному. Но случайных, однодневных историй у меня не бывает.

Н.МУКАДЕС: Это редко и нетипично для привлекательного мужчины… Откуда столько житейской мудрости?

НЕМЦОВ: Я рос без отца, меня воспитывала мать. Они привила мне, в первую очередь, уважение к женщине. Я вообще ей благодарен за это. Во многом это определило мое отношение к моим детям и их мамам.

Я считаю, что счастливые и здоровые дети могут быть, если в момент зачатия была любовь. Успех ребенка, здоровье, мозги на 70 процентов зависят от момента его зачатия. 30 процентов – от воспитания, образования, среды.

Все четверо моих детей были рождены в любви. Конечно, каждый хвалит своих детей, но я просто говорю, что они нормальные, симпатичные дети. Бывает, что дети появляются вне всякой любви, и неплохие дети, но это не мой опыт.

Нурай МУКАДЕС
Газета «Караван» (ссылка не ведет на страницу интервью. Оно удалено)
Сайт Немцов (старый)

Немцов. Газета «Караван»
Немцов. Газета «Караван»
Газета «Караван»
Газета «Караван»
Газета «Караван»

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: