Перейти к содержимому

Лия Ахеджакова: «…Смыслы стали меняться…»

07.12.2021
Народная артистка России произнесла речь на вручении премии зрительских симпатий «Звезда театрала».
Церемония награждения прошла 6 декабря в театре имени Вахтангова в Москве. Лия Ахеджакова получила почетную премию в категории «Легенда сцены».

Ксения Ларина:
Завершилась церемония вручения премии «Звезда Театрала». Много прекрасных людей и прекрасных речей. Кто-то говорил об искусстве в себе, кто-то о себе в искусстве. Некоторые вообще претензии предъявляли — «вы меня не замечаете»))

Но вот в финале вышла Лия. Лия Ахеджакова.
И сказала своё «Быть или не быть». О свободе мысли и творчества в эпоху преследования за свободы, о стыде и бесправии, о трусости и малодушии, о Мемориале и Дмитриеве, об иноагентах и врагах народа, о молчании народа. Это был выход поразительной силы. Выход актрисы, уважающей сцену: в чёрном платье, в маленьких лаковых туфлях. Выход великой маленькой женщины. Похожей на Эдит Пиаф. Со своим гимном «Non! Rien de rien».
Я скажу вам, друзья, что Лия Ахеджакова — это оправдание нашего времени. Если бы не было Лии — мы все не имели бы смысла.
© Ксения Ларина


Лия АХЕДЖАКОВА:
«Мне вообще много что есть сказать, но уже п о з д н о.
В кругу театра можно говорить о сокровенном и почти исповедаться. Я постараюсь короче, но не обижайтесь, если я затяну. Но я буду стараться быстро.
Какая прелесть театр. Что он мне дал! Эти авторы от Шекспира… Гоголь, Островский, а тут у меня Петрушевская, Люся Улицкая и самый молодой Ренат Ташимов – мой Автор. Автор с такими смыслами, которых я давно ждала.

На каких сценах я играла… Я вообще никто, ничто, стартовала в ТЮЗе, Три поросенка, Нуф-Нуф, но Наф-Наф – Лидия Николаевна Князева. я теперь буду говорить о многих, кто уже там. Я к ним буду обращаться.

Сцены, на которых я играла… Какие были сцены…
Например, Киев, театр Франка. Это такая намоленная сцена, и мой партнер Богдан Ступка. Когда мы вошли на эту сцену, нам играть «Старосветскую любовь», он мне сказал:
«Ты знаешь, что это такая сцена, ты поздоровайся»
Я сказала: «Здравствуй, сцена».
И потом, когда я играла на этой сцене, я всегда говорила: «Здравствуй, сцена»…
Питер. В Александринке. Всякий раз, когда играла в Александринке мне давали гримерную Нины Ургант, и я гримировалась за ее столом.
Мы так с ней подружились, и мы должны были сегодня с ней встретиться, и я так этому радовалась… но уже там встретимся…

Я играла с Олегом Павловичем Табаковым и в течение десяти лет на сцене «Современника» объяснялась ему в любви.
А БДТ… Когда там играешь и проходишь, и огромный портрет Товстоногова, и каждый раз извиняешься, только бы не опозориться.

Вся Россия от Сахалина и Владивостока и в обратную сторону, вся Прибалтика… Какие сцены и какие потрясающие партнеры.
Мы выходим на сцену, чтобы транслировать смыслы, самое главное.
И тут пришло время сказать: Быть или не быть? Вот в чем вопрос. Смыслы стали меняться.
Вот легенда. Какое великое слово, какая прелесть. Но, когда историческая память народа, трагическая память… когда история заворачивается в красивую легенду, и вместо подлинной истории нам суют легенду… Более того, ее надо придерживаться, иначеТеперь надо придерживаться, иначе товарищ Бастрыкин…

Дальше, патриотизм, вот тоже. Какой смысл у этого слова? Великий смысл.
Но вдруг оказывается, что какая-то группа оскорбленных патриотов, которая называет себя СЕРБ, приходит к театру, не посмотрев спектакль, и требует искоренить ошибки в спектакле. Какая-то невероятная цензура…
Причем угрожают, что если к ним не прислушаются (а это со мной история), то тогда такое наказание: приходит человек, патриот, приходит в зал и из бутылки разбрызгивает фекалии. Как шампанское. И зритель убегает.
И они уже это делали…
Или, как Олегу Павловичу Табакову на ступени кладется отрезанная голова свиньи.
И в Питере они это делали.

И другие патриоты, оскорбленные патриоты называются «ветераны войны»…
Но я не могу себе это даже представить, чтобы ветераны бегали по театрам и занимались цензурой, выводили театр на чистую воду. Я не могу себе это представить даже… Но, действительно, «ветераны» пишут доносы на спектакли, которые не видели, приходит следователь в театр и меня допрашивает. А я за свой театр и за своих авторов ручаюсь.
Я им доверяю. И я за те смыслы, которые я несу – я ручаюсь.

Еще одна… Вот потерян смысл – что такое Иноагент? Это же шпион? Который вообще на эти деньги тут ходит, нюхает, на нас доносит, и который разрушает нашу жизнь. Вот это иноагент
Но почему звание иноагента присваивается лучшим людям профессии? Лучшим! (аплодисменты). Лучшие журналисты, лучшие правозащитники.
Мой друг Лев Пономарев – иноагент, мой любимый «Дождь», который никогда нас не обманывает – иноагент.
И самое главное – наш Мемориал (аплодисменты, крики «браво»).

Ну что же это такое? Мне негде это сказать. Но тут сидят люди театра, и я знаю, что мы понимаем друг друга.

То, что Мемориал иноагент, и то, что петрозаводский глава Мемориала Юрий Дмитриев… Пятый год над ним издеваются. Пятый год! То тринадцать лет ему дают, то пятнадцать. За то, что он восстанавливал имена тысяч людей, расстрелянных ни за что ни про что во время большого террора. Людей, которые похоронены там, в Сандармохе. Я была там…
Это герой нашего времени. И мы всей страной смотрим, как пятый год мучают этого человека, и сейчас сажают на пятнадцать лет…
Это к вопросу о том, и вообще на тему: Быть или не быть! Вот в чем вопрос.
Спасибо»

Из выступления на церемонии вручения премии «Звезда Театрала»
Записала Наталья Пахоменко

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: