Перейти к содержимому

За кого голосовать… Интервью с Немцовым. 2000-й год

07.05.2022
Немцов. Интервью
Борис Немцов, депутат, вице-спикер Госдумы, один из лидеров СПС

Эхо Москвы
ИНТЕРВЬЮ с Немцовым
Итоги заседания координационного совета СПС — распределение полномочий между заместителями руководителя Госдумы РФ
21 февраля 2000 года
В прямом эфире радиостанции Эхо Москвы Борис Немцов, один из лидеров Союза правых сил, вице-спикер Госдумы РФ.
Эфир ведет Алексей Венедиктов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В то время, как заседал координационный совет СПС, который определял свое отношение к нынешним кандидатам в президенты, мы провели опрос по электронному голосованию наших слушателей и поставили вопрос: Что должен делать Союз правых сил? Поддержать Путина или принять иное решение? За 5 минут позвонило 3 тысячи человек. 69% считали, что нужно принять иное решение, и лишь 31% поддержал бы ваше решение призывать голосовать за Путина. Почему такое странное решение?

Б.НЕМЦОВ: Странное решение, поддержанное большинством радиослушателей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, но оно странное.

Б.НЕМЦОВ: Дело том, что внутри СПС есть разные позиции и для нас очень непростой вопрос о предстоящих президентских выборах. Для нас является абсолютным приоритетом сохранение Союза правых сил как единой коалиции, и во имя сохранения Союза правых сил было принято решение о том, что у нас нет своего кандидата в президенты и в этом смысле мы не поддерживаем Константина Титова. Но это не значит, что мы как политическая сила не участвуем в избирательной кампании.
Мы готовы поддержать любые инициативы, направленные на реализацию наших программных положений. Например, недавно Владимир Владимирович в Иркутске заявил, что он поддерживает вопросы референдума, инициированного СПС, об отмене депутатской неприкосновенности, о контрактниках в горячих точках и о защите собственности. Мы это шаг премьер-министра, естественно, поддерживаем. Если же речь идет о ситуации с Бабицким, то мы этого поддержать никак не можем. То же самое касается и Константина Титова.

Дело в том, что внутри Союза правых сил есть люди, которые готовы его поддержать, и есть очень много людей, которые его поддержать не готовы. Поэтому наше решение состоит в том, чтобы каждый член Союза правых сил, в том числе и в регионах, мог поддерживать того, кого он считает нужным — так называемый режим свободного волеизъявления. Единственное, чего нельзя делать ни в коем случае это чтобы штабы, в том числе и региональные штабы, высказали свою позицию по поддержке того или иного кандидата.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как шло обсуждение? Я не могу просить Вас прочитать стенограмму, все-таки заседание 6ыло в закрытом режиме. Тем не менее, можно ли сказать о том, что в этом координационном совете было меньшинство и большинство, что вы прибегли к режиму голосования для того, чтобы принять то или иное решение? Ведь перед координационным советом наблюдатели считали, что 4 из 7 поддерживают Путина и могут настоять на этом.

Б.НЕМЦОВ: Дело в том, что вопрос о поддержке Путина вообще не ставился.

А.ВЕНЕДИКТОВ: На координационном совете не ставился этот вопрос?

Б.НЕМЦОВ: Нет, ставился вопрос в отношении Титова, и было принято решение не поддерживать, это правда. А в отношении Путина вопрос не ставился. И формулировка, что у нас нет своего кандидата, между прочим, открывает для Союза правых сил право поддерживать разных кандидатов. Я вообще считаю, что мы должны поддерживать не столько личностей, сколько их дела и их программы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но избирать-то будут личность.

Б.НЕМЦОВ: Естественно. И в этом смысле я считаю, что надо особое внимание обратить на те действия, которые тот или иной кандидат перед выборами, по крайней мере, демонстрирует.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но я думаю, что в отношении референдума у Титова и Путина нет расхождений, у них одинаковая позиция.

Б.НЕМЦОВ: Естественно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Значит, выбирать вы будете, исходя из других ситуаций? Вообще странно, что политическая сила, которая набрала 8,5% голосов на выборах, во-первых, не выдвинула своего кандидата, во-вторых, не закрепила официально поддержку кого-то из кандидатов. Это странно. Многие наблюдатели считают, что это конец СПС как политической силы.

Б.НЕМЦОВ: Рано нас хоронят, на мой взгляд. Допустим, Отечество тоже не выдвинуло своего кандидата.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Та же самая история.

Б.НЕМЦОВ: Я не считаю, что это похороны. ЛДПР выдвинула своего кандидата, но его сняли. Так что по-разному в жизни бывает. Конечно, было бы гораздо лучше, если бы СПС выдвинул своего кандидата. У меня на этот счет есть свое личное мнение — не мнение СПС, а мое личное. Оно состоит в том, что можно было спокойно выдвигать кандидатом Анатолия Чубайса. Но поскольку, во-первых, сам Чубайс не хочет этого, а во-вторых, эту точку зрения не все лидеры СПС поддерживают, мы воздержались от подобного рода предложений. Конечно, выдвижение правого кандидата, поддерживаемого лидерами и региональными организациями, сделало бы нашу позицию во время предстоящих выборов более консолидированной, это правда. Но, с другой стороны, нам никто не мешает активно участвовать в предвыборной кампании, агитируя за те программные положения, которые, на наш взгляд, могут привести к улучшению ситуации в стране. Например, мы предлагаем пакет антикоррупционных законов, он включает экономический блок законов, например, равные правила экономического поведения для всех субъектов, жесткий контроль за монополиями, защита конкуренции и т.д. Тот из кандидатов в президенты, кто готов все это поддержать, будет пользоваться и нашей поддержкой.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я думаю, среди 11 кандидатов пяток найдется.

Б.НЕМЦОВ: Это неплохо, другое дело, чтобы их слова еще и делам соответствовали, тогда вообще будет замечательно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вопрос от вашего избирателя пришел на пейджер: Почему вы не поддержали Титова? Он же поддерживает программу СПС, насколько я понимаю.

Б.НЕМЦОВ: Дело в том, что если бы было принято решение о поддержке Титова, то СПС потерпел бы страшный раскол. Я, тем не менее, считаю, что правое движение, которое во многом концентрирует защиту либеральных экономических ценностей и национальных интересов страны, когда речь идет о политике, не может позволять себе такую роскошь, как инициировать различные вещи, которые приводят к расколу. И вот во имя сохранения Союза правых сил было принято решение, о котором мы сегодня говорим.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вопрос на пейджер: Когда шли в Думу, были такие лозунги: Кириенко в Думу, Путина в президенты! То, что в данном случае правое движение не поддерживало Путина, — это отступление от этого лозунга?

Б.НЕМЦОВ: Это замечательный вопрос! Вот если бы плакат был такой: Кириенко, Хакамаду, Немцова, Гайдара, Чубайса, Крашенинникова и еще ряд людей в Думу, а Путина в президенты!, то этот вопрос меня просто поставил бы в тупик. Сейчас, слава богу, у нас есть возможность ответить на этот вопрос так, как я сказал. Что касается ситуации, я могу сказать, что после выборов был совершен ряд действий, который заставил по меньшей мере насторожиться наших сторонников. Я имею в виду известный скандал с Бабицким, известный флирт с коммунистами 18 января, историю с повышением цен на водку, призыв на сборы 20 тысяч резервистов, инициативу о возрождении начальной военной подготовки, когда речь идет о продолжении войны в Чечне, я имею в виду и стопроцентную продажу валютной выручки такая инициатива тоже исходила от премьер-министра. И все это нас очень беспокоит и настораживает, и мы не можем молчать в этой ситуации, так что, как написано в Библии, многое знание много печали.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Еще один вопрос на пейджер: Скажите пожалуйста, а кого поддерживаете Вы сами?

Б.НЕМЦОВ: Мы уже договорились со Сванидзе, — я был у него в Зеркале — что я о своем решении сообщу где-то за 10 дней до выборов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ваш договор со Сванидзе меня не волнует. Вы со мной должны заключить договор.

Б.НЕМЦОВ: Обычно, кстати, я с Вами заключаю договор, но — это правда, на самом деле так — все время почему-то проигрываю. Со Сванидзе мы договорились, что я ему первому скажу об этом.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы для себя еще не решили или решили, но по тактическим соображениям выжидаете?

Б.НЕМЦОВ: Я на самом деле не решил. Я на самом деле хотел бы знать ответы от кандидатов в президенты на ряд базовых вопросов, так же, как и большинство граждан, которые еще не определились.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Римма Николаевна из Химок спрашивает: Почему СПС отказывается поддерживать на выборах Явлинского? Это непонятно.

Б.НЕМЦОВ: Ряд депутатов, в частности, Сергей Адамович Ковалев, поддерживают Явлинского, и я думаю, что среди сторонников СПС есть люди, которые будут за него голосовать. Мы считаем это нормальным, естественным. В конце концов, у нас по большому кругу вопросов с Явлинским есть общие позиции. Но еще раз говорю, что внутри СПС есть люди, которые ни при каких обстоятельствах Явлинского поддерживать не хотят. Поскольку для нас единый СПС это абсолютная ценность, мы просто не могли позволить себе роскошь консолидированно поддержать Явлинского.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вопрос на пейджер: Прошли бы в Думу представители СПС, если бы не поддержка Путина? Я думаю, это некий упрек в том, что вы платите злом за добро.

Б.НЕМЦОВ: Путин, действительно, очень сильно поддерживал проправительственный блок Единство. Что касается Союза правых сил, то эта поддержка не была такой открытой и явной, чтобы радикально изменить ход голосования, я просто в это не верю. И, кстати говоря, опросы, которые были проведены на этот счет, показывают, что роль премьер-министра в нашем избрании очень сильно преувеличена.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вопрос от Сергея, мне кажется, правильный: Почему бы не поддержать Путина и тем самым не привлечь его в лагерь правых? Даже если у вас есть серьезные расхождения, почему бы не поддержать и тем самым не заставить его поправеть?

Б.НЕМЦОВ: Замечательная идея. Многие наши сторонники, в том числе среди членов фракции СПС есть такое мнение, придерживаются той же самой позиции, что Сергей. Но есть и другая точка зрения: если мы его безоговорочно будем поддерживать, так же, как Единство, то он вообще на нас внимания обращать не будет. Так что влиять на Путина, безусловно, нужно, и, поскольку он начинающий президент, я думаю, наше влияние не останется без внимания. Но влиять можно и находясь в конструктивной оппозиции, и находясь в позиции условной поддержки. Таким образом, у нас есть широкое поле для маневра. Все эти вопросы меня приводят к одному выводу: по-моему, мы приняли сегодня правильное решение. Мы не сжигаем мосты, открываем возможность для наших сторонников делать свой собственный выбор и открываем нам возможности влиять на ход предвыборной ситуации в ту сторону, о которой спрашивает Сергей. Мы считаем, что правые ценности должен разделять президент РФ, и я думаю, что после сегодняшнего решения кандидаты в президенты будут просто более внимательно к нам прислушиваться.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хватит ходить вокруг да около! Где Гайдар?

Б.НЕМЦОВ: Гайдар, по-моему, в Институте экономики переходного периода, я недавно с ним говорил по телефону.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Он занял позицию?

Б.НЕМЦОВ: Он согласился с той позицией, которую я озвучил.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Если можно, расскажите, по каким пунктам шло расхождение и совпадение на заседании координационного совета?

Б.НЕМЦОВ: Естественно, позиция Титова состояла в том, чтобы Союз правых сил его поддержал, а наша общая позиция состояла в том, чтобы этого не делать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Разделяет ли Чубайс Ваше мнение по перечисленным Вами пунктам? — спрашивает Евгения

Б.НЕМЦОВ: Каким конкретно?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я думаю, что по отношению к Титову, к Путину и к Явлинскому.

Б.НЕМЦОВ: Чубайс поддерживает Путина — этим все сказано. Я думаю, что он не в восторге от его решений, в том числе и по Бабицкому, но он не считает, что подобного рода эксцессы и неприятности могут изменить наше отношение к Путину. Кстати говоря, позиция Чубайса в этом смысле отличается от позиции очень многих лидеров, в том числе и от моей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не пытался ли Анатолий Борисович убедить, как он это умеет делать? Все-таки его позиция была в поддержке Путина движением или в том, как вы решили?

Б.НЕМЦОВ: Анатолий Борисович человек умный и тактичный. Он понимает, что убедить людей, у которых есть своя точка зрения, будет очень трудно. Поэтому он предпочитает излагать свою точку зрения, не навязывая ее другим.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошее решение, вовремя опомнились! Молодцы! Андрей.

Б.НЕМЦОВ: Не очень понял.

А.ВЕНЕДИКТОВ: О безоговорочной поддержке Путина, я так думаю.

Б.НЕМЦОВ: А, вот оно что. Ну, спасибо, Андрей, я считаю, что сегодня действительно принято неплохое решение. Хотя я лично привык к однозначным решениям, к ясной и четкой позиции, но жизнь так устроена, что не всегда ясная и четкая позиция бывает правильной. Иногда позиция, как та, которую мы сегодня выработали, более конструктивна и может принести результаты, в том числе может более существенно влиять на ход предвыборной кампании и на политические решения после выборов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Коллега из Интерфакса прислал на пейджер вопрос: Как СПС определит после выборов, сколько его сторонников голосовало за того или иного кандидата? То есть, кого вы будете причислять к своим сторонникам, когда посчитаете?

Б.НЕМЦОВ: Есть социологические службы, которые этим могут заняться. Я думаю, что это не так сложно сделать. Но еще раз говорю: раз мы приняли решение о свободном голосовании, то для нас мнение каждого нашего сторонника будет значимым.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Один из членов СПС, Сергей Юшенков, призывал то ли не ходить на выборы, то ли голосовать против всех. В данном случае могло получиться так, что все те, кто против всех, — ваши сторонники. Почему вы не призвали, если у вас нет выбора, в первом туре занять одну позицию, а во втором определиться с другой?

Б.НЕМЦОВ: У нас есть такая возможность. Мы между первым и вторым туром можем принять абсолютно ясное, прозрачное, понятное всем людям решение. Или, например, если во втором туре будет Путин и Зюганов, можно предсказать, какое решение примет СПС. Конечно, за ставленника коммунистов мы никогда в жизни призывать не будем, это очевидно. И в то же время не иметь позиции, когда выбор совершенно открыт, думаю, было бы действительно самоубийством для политического движения, и надеюсь, что мы этого не допустим.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Неужели ваша работа заключается только в том, чтобы кого-то поддерживать, а кого-то нет? Речь идет, как я понимаю, не об активной позиции, а о пассивной. Поддерживать или не поддерживать позиция пассивная.

Б.НЕМЦОВ: Это ничтожная часть нашей работы. Мы этому посвятили сегодня всего 2 часа нашего рабочего времени, а большую часть времени мы занимаемся тем, как провести важные для страны законы. Это самое существенное. Я считаю, что в этой части наметился сдвиг. На повестке дня принятие решения о частной собственности на землю, этот вопрос будет горячим уже в середине марта. Здесь крайне важно, чтобы все некоммунистические фракции и группы были вместе, чтобы мы не пропустили коммунистический земельный кодекс, который так активно пытаются провести коммунисты и их сателлиты аграрии. Мы считаем абсолютно принципиальным решение налоговых вопросов и по этому поводу уже готовы на весенней сессии рассматривать радикальное решение о снижении налогов, в частности, о введении плоской шкалы подоходного налога, когда все граждане платят одинаково низкий процент подоходного налога.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть выборы президента — это не самое главное для вас?

Б.НЕМЦОВ: Я так скажу: мы за все время работы СПС в Госдуме только сегодня уделили этому 2 часа. Я не считаю, что это большая потеря времени.

А.ВЕНЕДИКТОВ: По распределению обязанностей вице-спикеров, которое вы сегодня получили от господина Селезнева, Вы будете курировать в том числе и вопросы образования. Как Вы относитесь к возрождению начальной военной подготовки в средних школах?

Б.НЕМЦОВ: Одна из причин, по которой наше доблестное министерство образования хочет перейти на двенадцатилетку (я считаю это полным абсурдом и вижу свою задачу как вице-спикера в том, чтобы ни в коем случае не допускать перевода на двенадцатилетнее образование), состоит в том, что у учеников очень большая нагрузка: у них по 7-8 уроков, они проводят в школе 6 дней в неделю и становятся доходягами уже к 8-9 классу. Так вот: зачем перегружать школьные программы? Далее, я считаю зловещим знаком переход в режим начальной военной подготовки в школах тогда, когда идет война в Чечне. А если еще присовокупить сюда решение о поэтапном переходе на двенадцатилетку, с чем мы будем бороться, как я уже говорил, то это вместе выглядит совсем уже страшно. Молодые люди, закончив двенадцатилетнее обучение, должны будут сразу идти в вооруженные силы, получив начальную военную подготовку в школе. Можно себе представить, как родители счастливы от такого решения! Поэтому я против этого решения и считаю, что те, кто хочет связать свою судьбу с армией, вполне открыто имеют эту возможность: можно просто поступить в высшее военное училище и стать офицером. Всех учить ходить строем я считаю, это уже было, это ни к чему.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы сказали, что первым объявите Сванидзе о том, кого поддержите. Может ли Вы назвать, между кем и кем лежит Ваш выбор?

Б.НЕМЦОВ: Я могу сказать, кого я никогда не поддержу. Я никогда не поддержу Зюганова и Жириновского. Я думаю, здесь объяснения не нужны.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А остальные десять могут рассчитывать на вашу поддержку?

Б.НЕМЦОВ: Там десять?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Одиннадцать минус Зюганов, а Жириновского и не было. Если серьезно, есть три кандидата, которые, как я понимаю

Б.НЕМЦОВ: Есть три кандидата, о которых можно вести речь: это Путин, Явлинский и Титов. Речь идет об этих трех кандидатах или ни за кого.

В прямом эфире радиостанции Эхо Москвы был Борис Немцов, один из лидеров Союза правых сил, вице-спикер Госдумы РФ.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: