Немцов: «Диктаторский закон Путина — страх перед российским Майданом»

11.09.2015
Борис Немцов. Интервью. Украина
Незадолго до убийства Борис Немцов дал интервью украинскому телеканалу «112»

В июле 2014 года в России вступили в силу диктаторские законы, ужесточающие наказания за участие в протестных акциях.
Первыми жертвами стали Владимир Ионов, Ильдар Дадин и Марк Гальперин.

В Кодекс об административных правонарушениях (КоАП) и УК РФ в июле 2014 года совершенно незаметно и очень тихо внесли ряд жестких репрессивных изменений. Теперь, если вы, допустим, пару раз в течение 180 дней выйдете на одиночный пикет, и полицейскому каждый раз будет что-то не нравиться (точнее, как это часто бывает, он просто придерется, чтобы создать повод для задержания), то или загремите на 30 суток, или заплатите штраф, который увеличился до 150—300 тысяч рублей, или будут вам обязательные работы от 40 до 200 часов (ч. 8 статьи 20.2 КоАП — «проведение мероприятия без согласования»). Но если вы в третий раз в течение 180 дней выйдете на пикет, и у полицейского вновь возникнут претензии, то уже заведут уголовное дело — за «неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования» (статья 212.1 УК РФ).
Штраф — от 600 тысяч до 1 миллиона рублей, или 480 часов обязательных работ, или до 5 лет лишения свободы.

Новые санкции власти решили опробовать после событий 15 января на Манежной площади — «обсуждение приговора братьям Навальным», на который провокаторов из «Антимайдана» пришло в несколько раз больше, чем сторонников оппозиционера.

На следующий день активиста Ильдара Дадина приговорили к 15 суткам ареста по статье 19.3 КоАП (неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции) и 20 тысячам рублей по статье 20.2 КоАП, а остальных двоих впервые в России осудили по «новым» нормам. Активист Марк Гальперин получил в Тверском суде 30 суток ареста по части 8-й статьи 20.2 («повторное» нарушение на митинге) за участие в акции 15 января и 8 суток ареста по части 2-й статьи 20.2 (проведение публичного мероприятия без согласования) за одиночный пикет в поддержку французского еженедельника Charlie Hebdo.

Больше пострадал 75-летний активист движения «Солидарность» Владимир Ионов: за акцию на Манежке Тверской суд присудил ему штраф в 150 тысяч рублей, а Следственный комитет возбудил уголовное дело по той самой чудесной 212.1 статье УК РФ.

По мнению СК, пожилой человек «превысил лимит» административных нарушений до неприличия — в сентябре 2014 года, 10 января (когда, как и Гальперин, стоял с одиночным пикетом в память о жертвах терактов в Париже) и вот теперь 15 января 2015 года.

Сейчас Ионов находится под подпиской. А его делом занимаются аж девять следователей отдела по расследованию особо важных дел Главного управления Следственного комитета по Москве!
17.01.2015
novayagazeta

Журналисты канала 112.ua побеседовали с Борисом Немцовым в связи с этими событиями, произошедшими в России

Канал 112.ua
Немцов: Диктаторский закон Путина — страх перед российским майданом
17.01.2015

 

РАСШИФРОВКА

– Борис Ефимович, здравствуйте
– Здравствуйте, добрый день.

– Скажите, законы о митингах — это Кремль туже закручивает гайки правам и свободам граждан?
– Ну, вот эти вот одиозные законы, репрессивные законы, как вы правильно сказали, диктаторские законы – они были приняты совсем недавно и, собственно, причиной страха Путина был как раз украинский Майдан. После вашей революции, революции 13-14 года Путин принял вот эти самые законы.
Но здесь история-то совсем кошмарная. Дело в том, что они хотят посадить на 5 лет за участие в одиночном пикете, я подчеркиваю, за участие в одиночном пикете «Я Шарли» моего соратника и товарища Владимира Ионова, которому – внимание! – 75 лет, который является пенсионером, который ничего не нарушал, потому что за одиночный пикет его оштрафовали только тогда, когда к нему подошел полицейский провокатор и встал рядом. А по путинским законам одиночный пикет не требует согласования, а если рядом встает провокатор и что-то начинает там кричать, то забирают сразу двоих, при этом провокатора тут же отпускают, а человеку грозит штраф, а сейчас, как выяснилось, еще и посадка на 5 лет.
Так вот, все это происходило на фоне поездки гражданина Лаврова, если вы знаете такого, в Париж, где он участвовал в акции солидарности с народом Франции, в акции против террора, и в акции в поддержку свободы слова «Я Шарли».
Так вот, Лаврова на 5 лет сажать не собираются, к сожалению, а Ионова, 75-летнего пенсионера, они сажать собираются…

 

– Лавров же в Париже участвовал в акции, не в Москве
– Да, я знаю. Там вот эта статья, которую Путин ввел, она не действует каким-то невероятным образом, а в Москве-то она действует, причем, Ионов, пенсионер 75 летний, будет первым гражданином России, я подчеркиваю, первым, который пойдет по этой драконовской статье, при этом он член нашего движения «Солидарность», мы, конечно, ему будем помогать всячески. И, кстати, перед тем, как возбудить уголовное дело, они его еще оштрафовали за участие вот в этой акции «Я Шарли». Я сейчас на фейсбуке выложу фотографии, где он там стоит около памятника Жукову, это около Кремля с плакатом «Я Шарли». Это, конечно, большая угроза для режима Путина. Ему за участие в акции «Я Шарли» дали штраф 20 тыс. рублей – это где-то полторы месячной пенсии его. А за участие в акции в поддержку Навального 15 января на Манежке, где он никакого, естественно, сопротивления полиции не оказывал, вообще с полицией никак не общался, ему дали штраф уже 150 тыс. рублей – это примерно годовая пенсия Ионова. Так им этого мало, они теперь еще взяли и уголовку возбудили.

– Борис Ефимович, а к нему применяли силу, и, вообще, как проводили задержание?
– Не, ну обычно они задерживают… Он, довольно, кстати, крепкий, он, например, скоро у нас с вами Крещение – он в прорубь будет нырять вместе со мной. То есть, он вообще-то мужик такой – молодец. Ну, с Путиным бороться – надо быть в хорошей форме физической.
Но обычно они задерживают по-разному, иногда очень жестоко, но я думаю, что, видя, что рядом старик все-таки, 75 лет, они, я думаю, его не сильно там ломали, но он сейчас в не очень хорошем состоянии, потому что они его продержали всю ночь в полицейском участке, а потом еще, после того как им пошла команда против него уголовное дело возбуждать, они его еще весь день мурыжили в прокуратуре. И, собственно, он дома-то оказался только вчера вечером. Поэтому он сейчас, конечно, я думаю, в не очень хорошей форме, но я надеюсь, с ним все будет в порядке. Сейчас главное, чтобы к этому безумному совершенно преследованию было приковано максимальное внимание.

– Скажите, вот по вашему мнению, можно ли проводить параллели с украинскими законами 16 января, которые мы называем диктаторскими, которые были вот… После применения, вернее, после отмены законов и после бегства Януковича?

«Зако́ны 16 января́», или «Законы о диктату́ре»[1] (укр. Закони про диктатуру) — неофициальное наименование, которое было дано представителями оппозиции пакету законов, принятых Верховной радой Украины 16 января 2014 года и подписанных президентом Украины Виктором Януковичем на следующий день.
wiki

 

– Знаете, если бы эти законы действовали в Украине, я думаю, у вас бы были свои Ионовы. У вас бы пенсионеров в одиночных пикетах, наверное, пытались бы на пять лет в тюрьму посадить.
Поэтому я хотел поздравить украинский народ, что все-таки нашлось много достойных людей, сильных людей, с достоинством людей, которые отстояли вашу свободу, и в общем, эти безумные подлые законы отменили.
Дело в том, что все эти законы диктаторские, они в России не просто действуют, они с каждым… как снежный ком растут. Вы упомянули безумную там еще инициативу… Дело в том, что в Думе находится огромное количество холуев и одновременно психов, ну, просто душевно больных людей, я не шучу, они реально сумасшедшие. Они на почве облизывания Путина, на почве холуйства, на почве подхалимажа готовы мать родную отдать под суд, или там повесить ее, расчленить, только ради того, чтобы их заметили, дали какую-то подачку с барского плеча и показали два раза по первому каналу или по НТВ. Так вот, у них же очередная инициатива теперь такая, что все статьи не антироссийские, я подчеркиваю, какие антироссийские, статьи оппозиционные, статьи, направленные на критику Путина, например, на то, что кругом воры одни, что там у него коллекции часов равна, путинская коллекция его личных часов, равна годовой его зарплате за 6 лет, что если, там, посмотреть, сколько стоит одна его вилла на берегу Черного моря в Геленджике, она стоит 1 млрд долларов.
Вот, за всякие такие критические статьи в отношении его, в том числе и приятелей типа Тимченко, Ротенбергов, там, Якунина и так далее, за это тоже они хотят ввести уголовное преследование, ну, то есть…

– Думаете, примут этот закон?
– Трудно сказать. Ну в принципе, общий тренд на идиотизм, маразм, дебилизм и мародерство – этот тренд, конечно же, в высокой степени сохраняется, и… Ну, они ж там ничтожества, они никто, они вообще никаких решений не принимают, они могут любые инициативы высказывать, но решения принимают в Кремле.
В принципе, Путин человек достаточно истеричный и, если тому какая-то статья может не понравиться где-нибудь, он может махнуть рукой и сказать «ну ладно, давайте принимайте». Он может это сделать, то есть от него вообще ожидать можно чего угодно, вы это, кстати, не хуже меня знаете.
Сейчас пока, мне кажется, он, поскольку находится в тотальной изоляции, и его единственный дружок это Ким Чен Ын, которого он пригласил, это диктатор Северной Кореи, который собакам скармливает своих родственников, я не шучу, вот у него такие сейчас друзья. Сейчас он, конечно, находясь в полнейшей изоляции, еще особенно после того, как его не пригласили на, собственно, мероприятия, связанные с освобождением Освенцима (70-летие будет в конце января как раз в Польше отмечаться). Сейчас он, конечно, наверное, слегка задумался, поскольку быть тотальным таким изгоем на уровне Лукашенко и Ким Чен Ына он, все-таки, в высокой степени не хочет, хотя, мне кажется, что старение такое, маразмирование и деградация, а также стремление сохраниться у власти любой ценой, сохранить свои деньги его может толкнуть к таким безумным шагам в поддержку вот этого, ну, совершенно неадекватного закона.

– Борис Ефимович, еще один вопрос. Создание совместного телеканала или какого-то другого медиаресурса Украины и ЕС, способно ли оно противостоять российской пропаганде?
– Ну, если вы хотите мое мнение, то я бы делал все иначе, без пафоса и понтов, вы извините, я бы обеспечил информационное обслуживание граждан Украины, которые находятся на территории ДНР и ЛНР. То есть, на самом деле, необходимо, чтобы помимо зомбирования, которое сейчас оказывает на граждан, живущих в Донецке и Луганске, Путин, а он первое, что сделал, он как раз эти самые ретрансляторы перевел на, собственно, Останкино. Вот, я бы на вашем месте другим занялся, я бы, имея в виду, что вы там все-таки все близко, и можно было бы установить очень мощные передатчики с тем, чтобы, например, канал 112, в котором мы сейчас с вами разговариваем, чтобы его принимали Луганска и Донецка.
Мне кажется, это гораздо важнее, чем тратить полит-деньги на какой-то совместный украино-европейский канал, который будут смотреть граждане Украины, и так имеющие доступ к информации.

– Идет речь о Европе, о зрителях в Европе
– Ну, еще раз. Для вас не это важно. Вам надо страну сохранить, слушайте. Вы, знаете, давайте, за жителей Европы пусть беспокоятся европейцы, ладно, а вы за Украину больше беспокойтесь.
Вот, если бы, например, крымчане получали «Интер», «1+1», «112», «Общественное телевидение Украины» и так далее, и тому подобное, если бы тот же самый доступ имели жители Донецка и Луганска, то, на мой взгляд, важнее, чем просветить украинцев, живущих в Берлине или русских, там живущих, о том, что происходит в Украине. Я не считаю, что это задача Украины. Вы меня извините, у вас своих задач выше крыши. Я не знаю, почему до сих пор вы не можете, вы извините за критику, почему вы до сих пор не можете довести 112 канал до жителей Донецка, Луганска, Ялты и Симферополя. Можно объяснить, почему там ваш сигнал не принимается? Вам что, там трудно было…?

– Я не могу этого объяснить, но интернет-сигнал, он, ну если у жителей есть возможность выходить в интернет, то у нас онлайн-трансляция, пожалуйста.
– Смотрите, телевидение – это не только интернет, телевидение, это еще и метровый диапазон, поэтому я считаю, что программа выживания Украины, она будет решена не в Европе, а будет она решена в Украине. Если вы зомбированных людей не будете просвещать, а зомбированные люди у вас живут в Крыму, зомбированные люди у вас живут в Донецке и в Луганске, если вы не доведете сигнал до них – это вопрос жизненной важности страны, не меньшей важности, чем так называемые, там, военные операции и так далее, и тому подобное.
Вы должны понять – сейчас совсем другая война, сейчас война – это не просто стрельба, борьба за донецкий аэропорт или еще там за что-то, а сейчас это война за мозги, и Путин отлично понимает, что это война за мозги, поэтому мозги эти уже промыл, уже просто все файлы там заменил, уже идет тотальное сумасшествие, в том числе и жителей Украины, живущих на оккупированных территориях.
И вам сейчас нужно делать ровно это, вам нужно этих людей вернуть в нормальное психофизическое состояние. Поэтому, если уж вы хотите европейские деньги какие-то привлечь, я бы их привлек на передатчики, которые бы работали на оккупированных территориях или рядом с ними.

– Спасибо вам за то, что вышли к нам в эфир, поделились своим мнением, своим видением. Борис Немцов был с нами на связи, один из лидеров российской оппозиции.
17.01.2015
112.ua

1 комментарий для “Немцов: «Диктаторский закон Путина — страх перед российским Майданом»”

  1. Уведомление: Немцов: «Законы диктаторские, они в России как снежный ком растут» — НЕМЦОВ МОСТ

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.