Четыре страшных недели…

27.03.2015
@olgalekhtonen

Мне сегодня снова трудно. Сегодня месяц. Четыре трудных недели.
Я наверняка написала много лишнего и личного — простите меня за это, ладно?

В общем, 27 февраля в начале двенадцатого ночи я отправилась отдыхать. Перед сном я читала венчик Божьему милосердию. Католики знают, что эта молитва по четкам считается самой лучшей для сопровождения умирающих. Но не только. Это вообще молитва очень сильная, я ее очень люблю. Мне лично она всегда помогает. А в тот вечер на душе у меня была невыносимая тяжесть. Я молилась за мир на Украине, думала про Надю Савченко. А на меня давило, давило жуткое ощущение неминуемой беды. Я засыпала с тяжелым сердцем и предполагала узнать какие-нибудь ужасные новости утром. Но что они будут НАСТОЛЬКО ужасные…
Так странно получилось, что я закончила молитву ровно в те минуты, когда его не стало… Такие получились проводы…

Последующую неделю я, надо признаться, помню плохо. Пропал сон, аппетит, способность сосредоточиться и работать. Свет померк. Это цунами настигло многих, его бессмысленно описывать. Я лично спасалась только тем, что запойно смотрела youtube. Все, что могла найти. Его голос, его уверенность и бодрость придавали сил. Стыдно было расклеиваться. Выключишь — через пять минут начинаешь задыхаться. Скрипишь зубами, включаешь новый ролик и уже можно двигаться по жизни дальше, пусть и короткими перебежками. 21 век, блин. Анестезия онлайн…

Марш памяти. Прощание. Похороны. Потом Немцов мост. Черная ленточка на рюкзаке. Снова youtube запоем. Фейсбук (который создает иллюзию, что вот он, живой. Просто почему-то забывает обновлять хронику). Добрая сотня фотографий. Его взгляд — живой, умный, с искрами радости. Бесстрашный, бодрый… Острое горе идет волнами. Накатывает внезапно, со всей дури вжимает тебя в эту черноту снова и снова. Эти волны, как цунами, нужно просто перетерпеть. Потом легче.

Вот был человек. Всего его знали. Кто-то уважал и любил, читал посты в соцсетях, на марши ходил и слушал речи. Многие ругали его за упрямство, спорили с ним до хрипоты. Многие и откровенно ненавидели. Он был как нечто само собой разумеющееся. Кто был всегда, кто всегда будет… И вдруг эти выстрелы на мосту. И будто страшный ураган выдрал из земли могучее дерево с мощными корнями. Земля пластами вывороченная, вокруг какие-то обломки, а на его месте — огромная черная дыра. Ни воздуха, ни опоры, ни радости…

11027490_766581443455662_2097838518302852292_n

Вчера столкнулась в сети с группкой недовольных обывателей, которых напрягает мемориал на Немцовом мосту. Я, видите ли, порчу им красивый вид на Кремль своими слезами, цветами, свечами и записками. Им неприятно смотреть на мою грустную физиономию. Им неприятно смотреть на фотографию Бориса на фоне кремлевской стены… Ну, обывателю всегда кто-то портит праздник — то «солнечные дети» с синдромом Дауна припрутся в их изысканный ресторанчик, то эти наглые инвалиды-колясочники со своими бредовыми идеями доступной Москвы. То скверно одетые старики загораживают вид на бутики и мешают пить пивко и слушать радио «Шансон». То мамаши с шумными детьми — сидели бы дома и не мешали пацанам расслабляться! Теперь вот либералы с ума сошли и путаются под ногами со своим Немцовым… Хгм. Не получилось дискуссии, в общем. Подобная логика обывателя всегда была главным базисом фашизма. А с фашистами мне дискутировать, собственно, не о чем.

Но одно я могу сказать твердо: я никогда не забуду Бориса Ефимовича. И насколько меня хватит, я буду мешать этим персонажам пить пивко и расслабляться, буду путаться у них под ногами. Не из-за природной зловредности, а в силу органических причин. Я никогда не смогу стать такой, как они. В том числе благодаря Борису.

Как бы ни сложилась жизнь, этот мост навсегда останется для меня Немцовым мостом. И его взгляд — живой, навылет, прямо в совесть — я буду чувствовать всегда. Если я струшу, предам, украду, сдамся, мне проще будет броситься в речку. Потому что теперь Борис постоянно стоит у меня перед глазами. Стоит и молча смотрит…

Нет, я не питаю иллюзий. Я никогда не смогу быть такой, как он. Во мне нет такой силы, бесстрашия, ума. Но кое-что я все-таки могу. Например, быть честной. Выбирать не выгоду и карьеру, а убеждения. Не закрывать глаза на подлость. Не воровать. Не брать взяток и не давать взяток. Не поддаваться деструктивной ярости, не пестовать в себе жестокость. Быть великодушной к врагам. Не шагать в ногу с дистанционно управляемым стадом. Не бояться говорить с людьми других убеждений. Искать только правду. Бороться за мир и созидание.

Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.
Блаженны миротворцы, ибо они будут названы сынами Божьими.
Это о тебе, Борис. Мир твоему сердцу. Прости за слезы.
Россия будет свободной.

13516_1069852819708375_3025438347238366248_n
Ольга Лехтонен — в Памяти Бориса Немцова

Добавить комментарий