«— Ты не боишься, что тебя просто грохнут?»

06.02.2016
Интервью с Борисом Немцовым

Был он парень-рубаха,
Насмерть бился с судьбой.
И сражался без страха,
И погиб, как герой.
(Борису Немцову)
28 февраля 2015 года
А.Г.


Интервью для вечности с Борисом Немцовым

84
1995 год. Немцову 35 лет. Предвыборная компания в нижегородские губернаторы. Борис проводит встречи с избирателями. Я хожу на эти встречи и слушаю, как он разговаривает с людьми. После одной встречи подхожу и спрашиваю:

— Есть что-нибудь такое, чего ты боишься?
— Конечно, — отвечает он с некоторой усмешкой. — Боюсь, что убьют…

Спустя почти 20 лет в апреле 2014 года мы разговаривали на эту же тему.

— Ты не боишься, что тебя просто грохнут?
— Нет. Они не посмеют. Потому что я выражаю свою позицию открыто.

Борис был почти уверен в том, что открытость позиции сможет его защитить и в безоружного стрелять не будут. Он жил совершенно по другим правилам, другого времени, когда в спину наемные убийцы не стреляли.
Немцов не был Героем России в отличии от Рамзана Кадырова. У него не было даже ордена мужества, ордена почета и т. д. Но в те времена, когда Рамзан Кадыров скрывался в зеленке горной Чечни и воевал против федеральных войск, Немцов собрал вместе с нижегородцами МИЛЛИОН подписей против войны в Чечне и не побоялся в открытую выступить против мнения Бориса Ельцина. Это был 1996 год. В те времена кое-кто молча носил за Собчаком чемоданы и не был замечен ни в одной антивоенной акции.

Еще меня поражало, как стойко Борис переносил клевету в свой адрес, которую лили на него многочисленные СМИ. Он смеялся и говорил:
— Если на тебя гавкает собака в подворотне, ты же не начинаешь тявкать ей в ответ?

В ночь, когда Бориса убили, меня поразило, как быстро появились в сети различные версии его убийства. Это свидетельствует о тщательной подготовке операции прикрытия. Буквально через несколько минут после сообщения информационных агентств анонимы стали активно распространять различные версии убийства, одна нелепее другой. Одна версия была, будто Немцова заказал Илья Яшин, другая, будто его убили из-за партийной кассы, третья — будто это был чей-то ревнивый муж и т. д. Весь этот идиотизм я перечислять не хочу. Боты работали слишком грубо и не профессионально. Но совершенно очевидно одно — к убийству готовились заранее.

Я познакомился с Борисом в 1986 году, когда он жил в городе Горьком на улице Могилевича в съемной квартире с женой Раисой и маленькой дочерью Жанной. Борис был самым ярким и последовательным оппозиционером КПСС в Горьком. Когда я вошел в комнату, на стене увидел плакат, на котором был изображен трутень. Внизу была типографская надпись: «Сколько можно терпеть?» И кто-то детским почерком приписал карандашом: Борю. Получалось забавно: «Сколько можно терпеть Борю?»

В тот год совершилась чернобыльская авария. Я работал в новостях на Горьковской студии ТВ. Появилась информация, что в Горький завезли сто тонн радиоактивного мяса. Все СМИ молчали, потому что тогда они были под тотальным контролем коммунистов. Мы с Борисом расследовали эту историю, ездили на мясокомбинат с дозиметром в поисках радиоактивного мяса.

Продолжение следует…

«— Ты не боишься, что тебя просто грохнут?»: 3 комментария

Добавить комментарий