Из книги «Как мы открывали город». Часть I

Из книги «КАК МЫ ОТКРЫВАЛИ ГОРОД»

Книга об истории Нижнего Новгорода в конце 90-х годов, о событиях, которые сделали город таким, каким мы его сейчас видим, о «героях» и «злодеях» конца XX века в политической и общественной деятельности Нижнего Новгорода.

Борис НЕМЦОВ,
губернатор Нижегородской области

Я ВСЕГДА ПРИДЕРЖИВАЛСЯ ПРИНЦИПОВ — ДАЖЕ ВО ВРЕД СЕБЕ

1993.11.18.nemtsov.nn.gubernator

Политиком меня сделала мама

Своей политической карьерой я обязан маме. В конце восьмидесятых у нас строили атомную станцию, мама была из тех, кто против. А я работал в НИРФИ старшим научным сотрудником, общественной деятельностью не интересовался, писал докторскую диссертацию. И мама мне сказала, что я веду себя неправильно, что я как патриот города должен защитить нижегородцев (тогда еще — горьковчан). И я после маминых нравоучений решил написать статью в «Горьковский рабочий». Она называлась «Почему я против ACT». Заметка, хотя и была очень тезисной, короткой, вызвала невероятный резонанс. Мне из газеты пересылали письма, потом возникло некое движение за ядерную безопасность, в котором я без всяких интриг оказался неформальным лидером, потому что был единственным с физическим образованием и достаточно внятно говорил и писал. Но ни на одну из моих последующих публикаций не было такой реакции, как на ту первую заметку.

Постепенно эта тема меня увлекла, и в 1988 году я поехал в Москву брать интервью у академика Сахарова — единственный раз в жизни поработал журналистом. Это интервью было опубликовано, оно вызвало сенсацию (отец водородной бомбы выступил против строительства ACT), и я стал в Горьком достаточно популярным человеком.


Потом Горбачев объявил выборы в Верховный Совет СССР. И меня выдвинули. Но Горбачев сделал некий фильтр, сито, — было так называемое окружное предвыборное собрание, состоявшее из коммунистов. А у меня была ярко выраженная антикоммунистическая программа, которая начиналась с отмены шестой статьи Конституции — о руководящей роли КПСС. Кроме того, были прописаны свободы слова, собраний, митингов, введение частной собственности… Тогда программа казалась ультрарадикальной. Против меня даже возбудили уголовное дело по статье «Попытка государственного переворота». За мной была установлена тотальная слежка, милиционеры пытались выселить меня со съемной квартиры, где мы тогда жили с Раисой и маленькой Жанкой. Был такой переулок Могилевича в районе площади Свободы — мы там снимали квартиру без удобств, с совмещенными кухней и… туалетом. Я организовал первую в городе после Октябрьской революции демонстрацию против ACT. Меня забрали в милицию. Но — поскольку общественное мнение уже набирало силу — выпустили.

Окружное собрание проходило в зале заседаний городского Совета. Толпа народа. Участвовали все коммунисты и я. И меня через это собрание не пропустили, хотя я выступил неплохо и при другом раскладе, скорее всего, выиграл бы. Кстати, Александр Алексеевич Сериков был первым из советских руководителей, который ко мне нормально отнесся и всем партийцам, включая первого секретаря обкома Ходырева, сказал: ребята, вы лучше с ним договоритесь, иначе он вас выгонит из этих зданий. Я продолжал работу в НИРФИ, а вскоре объявили прямые выборы в Верховный Совет России. Это была комедия! В обкоме партии заседал штаб, на котором решали, как меня нейтрализовать. Не пускали никуда! Но у меня была невероятная неформальная поддержка. Приходили люди и говорили: давайте я помогу, давайте я организую. Приезжайте к нам на предприятие. Такой энтузиазм, что начальники были вынуждены с ним считаться!

Нижний Новгород. Борис Немцов выступает на митинге, организованном движением «Демократическая Россия» / Фото Николай Мошков ТАСС
Нижний Новгород. Борис Немцов выступает на митинге, организованном движением «Демократическая Россия» / Фото Николай Мошков ТАСС

Хуже всего было на Автозаводе — я вообще не мог попасть на ГАЗ. Аргументация тогдашнего директора Бориса Видяева: «Мы вне политики». И кто-то из волонтеров, по-моему, с автозаводской ТЭЦ, через Павла Чичагова вышел на меня, и меня провезли через проходную в кузове грузовика с опилками. На ТЭЦ собрался стихийный митинг. Начальники кричали: «Прекратите!», а рабочим было наплевать, они задавали вопросы, — это был фурор! Я там очень много голосов приобрел, несмотря на то что потом устраивались разбирательства, людей с работы выгоняли…

У меня округ был большой — Нижний Новгород. Больше миллиона избирателей. Так вот: 11 коммунистов и я. Основной моей соперницей считали Галину Николаевну Галкину — бывшего зампреда облисполкома, заместителя Терешковой в Комитете советских женщин. Тогда были смешные теледебаты: «Уступите место женщине, как вам не стыдно!» На что я сказал: «Мы же не в трамвае!» Они почему-то подумали, что половой фактор сыграет какую-то роль… Я, кстати, потом Ходырева спрашивал:

— Зачем вы такую глупость сделали, выставив против меня 11 коммунистов, вы же этим голоса распылили!
— Мы об этом подумали, но было поздно…
То есть мало кто что в выборах понимал. Меня даже арестовать собирались, но поддержка народа была такой, что они побоялись. Это сейчас люди аполитичны, а тогда — что вы, революция!
Меня избрали. Кстати, программа, которая тогда была мной предложена, выполнена вся, на сто процентов: ACT закрыта, город открыт, имя возвращено — все выполнено.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s