Первый

09.06.2016
Немцовская эпоха

Газета «Нижегородский рабочий»
«Первый»
Авторы: АНДРЕЙ ЧУГУНОВ, Светлана КУКИНА, Татьяна КУЗНЕЦОВА
Фото Александра Будникова
4 марта 2015 года

Поздним вечером 27 февраля на Москворецком мосту четырьмя выстрелами в спину был убит первый нижегородский губернатор нового времени Борис Немцов.

18 лет назад он уехал из Нижнего Новгорода в Москву, где его карьера прыгала вверх-вниз. Но независимо от занимаемых должностей и видов деятельности он всегда оставался заметной фигурой на российском небосклоне. Одни его любили, другие ненавидели. Равнодушных практически не было.
«…В целом Борис Немцов был чуть более чем среднестатистический гражданин», — сказал в эфире радиостанции «Коммерсант FM» пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. Возможно, из Московского Кремля все кажутся «среднестатистическими», кто знает.

Однако вряд ли проститься со «среднестатистическим гражданином» поедут тысячи людей из разных городов страны. Были на похоронах и нижегородцы, для которых Борис Немцов навсегда останется первым.

iconЗа 18 лет многое забывается. Поэтому мы решили вспомнить, в чем был первым Нижний Новгород, когда губернатором был Борис Немцов. То, о чем вы прочтете, далеко не полный перечень. Чтобы подробно все вспомнить, не хватит, наверное, и всей газеты. Да и ни к чему это сейчас.

Борис Немцов ушел в историю таким, каким был всю жизнь: ярким, непримиримым, задиристым. А главное — свободным.

Свобода как принцип

Анна Гор,
директор Нижегородского филиала ГЦСИ

Что сделал Немцов для города? Он, собственно, его и сделал, тот Нижний, который пришел на смену городу Горькому. Он хотел видеть его таким, каким был сам: наполненным энергией, витальностью, интеллектом.

Это было бы невозможно без возвращения исторического имени, беспрецедентной открытости и бурного развития прессы, восстановленных храмов, международного аэропорта, Сахаровского фестиваля, переезда художественного музея в Губернаторский дом вместо горкома партии…

Масса дел и шагов, проектов и законов, инициатив и ошибок. Они были неизбежны в ситуации отсутствия опыта, важно, что делались они в азарте прорыва. В теперешних ошибках, увы, давно нет такого азарта.

Немцовский период в нашем городе, чуть больше пятилетки, был удивительным временем взлета — весь мир заговорил о «чуде Нижнего». Так назвал свою статью берлинский профессор Карл Шлёгель, и мы осознали, что живем в удивительном месте. Вслед за Борисом мы начали действовать — он был общим старым другом, знакомым по университету, НИРФИ, обкомовской столовке… Целое поколение «делателей», людей, задумавшихся о будущем города и реализовавших планы в начале 1990-х, сделали это потому, что чувствовали его силу и поддержку.

Когда в Москве на открытии выставки про нижегородскую архитектурную школу уже вице-премьер Немцов на вопрос «Как Вы помогали этому явлению?» несколько растерянно ответил «Я не мешал…».

Это было чрезвычайно показательно: чтобы что-то по-настоящему развивалось, должна быть свобода. Свобода Бориса Немцова, осознанная как принцип, дала шанс всем нам и нашему городу.

Photo kp

Главная ошибка — уехал в Москву

Дмитрий БЕДНЯКОВ,
сейчас советник руководителя Федеральной службы по тарифам,
тогда мэр Нижнего Новгорода

Мы оказались во власти в трудное время. Спасали город и область от разрухи и безвластия. Но мы справились. А потом Боря ведь был необычный губернатор. Внешне привлекательный, молодой, сексуальный, при этом умный, креативный, энергичный. Он привлекал к себе большое количество людей.

Он все время придумывал идеи и хотел, чтобы они как можно быстрее реализовывались. Многие вещи мы создавали совершенно новые, которых не было еще в других городах, на нас ориентировались, нас приводили другим в пример.

Боря был своеобразной витриной Нижнего Новгорода и Нижегородской области. Вдобавок он общался с иностранцами на английском. Это тоже привлекало людей из-за границы. Как так, в дремучей России есть молодой, прогрессивный губернатор, да еще говорит по-английски!

Когда я был мэром, у нас были разногласия. Боря, как творческий, креативный человек, всегда хотел, чтобы результат наступал быстрее. А я, как юрист, пытался увидеть в этом какие-то процедуры и сделать так, чтобы это было законно, обоснованно и никто потом ничего не изменил. В итоге он в 1994 году добился моего снятия с должности. Но он же был инициатором отмены этого указа о снятии в 1997 году. И мы поддерживали хорошие отношения. Он говорил: «Я сделал две ошибки в своей жизни. Первая — когда уехал в Москву, вторая — когда снял Беднякова».

Жизнь покажет: либо это убийство останется нераскрытым, как убийство Листьева, либо достаточно быстро будет найден исполнитель, а может быть, и заказчик.

«Немцовки», жилье военным, оборонные заказы…

Борис СИЛЕНКО,
сейчас советник главы администрации Нижнего
Новгорода по экономическим вопросам,
тогда советник губернатора по экономическим вопросам

Сейчас много пишут о катастрофе в экономике из-за нефти по 60 долларов, а тогда мы работали при цене 10$. И все равно удавалось многое сделать. Мы не все умели и многому учились.

Произошел слом экономики, который не от нас зависел. Сложилось жесточайшее положение с социальными отраслями, нужно было срочно запускать какие-то новые механизмы. И от силы и энергии людей, которым все это было доверено, очень многое зависело.

Многие вещи были беспрецедентными, мы были пионерами. В частности, мы организовали несколько займов — это был подчас единственный способ, чтобы что-то работало.

Например, когда разразился жесточайший кризис наличных денег в стране, нечем было выдавать зарплату. А по взаимозачетной схеме электричку не купишь. И в тот момент было принято решение: пока нет денег в Москве, пойти на замещение федеральных денег. Тогда их назвали «немцовками». Мы их напечатали. Конечно, в стране не должно быть второго денежного обращения, но в тот момент вариант бумажных займов был решением. Однако Центральный банк все-таки напрягся и прислал нам (первым из регионов) два железнодорожных вагона наличных денег. Проблема была решена, зарплату выплатили. А «немцовки» мы все-таки распространили в качестве займа. Они принесли прибыль в бюджет и доходы гражданам.

Но еще более интересные вещи были, когда работали длинные деньги. Эти займы реально потрачены на инфраструктурные проекты, которые выстрелили потом. На эти займы мы создали инфраструктуру для строительства на Деловой, там же не было ничего. Это потом оказалось очень востребованным.

Очень удачный опыт — жилищные сертификаты, которые сейчас активно используются по всей стране, а были придуманы в Нижегородской области. Первым делом мы работали по деньгам для военных.

 

 

Когда остановились все наши оборонные заводы, не было заказов. Все только говорили о конверсии, а денег на нее не было. Мы тогда в конкурентной борьбе придумали такую интересную вещь: когда у нас гостил Ельцин, его попросили подписать указ, по которому нашим предприятиям разрешалось налоги, предполагавшиеся в федеральный бюджет, оставить в области. И дальше в течение трех лет мы эти деньги аккумулировали в Нижегородской области, пускали их именно на эти производства. Это было сильной победой.

Мы активно бились за оборонные заказы. В чем силен был Немцов? Он не был небожителем. Он реально шел в министерские коридоры к конкретной тетеньке, через которую все проходило, улыбался ей и своим обаянием добивался и денег, и оборонных заказов для Нижегородской области. И мы многие заводы отстояли.

Кое-что сделали раньше Москвы

Станислав АНТЮГАНОВ,
сейчас пенсионер,
тогда вице-губернатор, председатель комитета по управлению госимуществом Нижегородской области

Борис очень четко ухватил суть появившегося закона о банкротстве, а именно что предприятия можно было не просто обанкротить, но, в первую очередь, санировать, назначать туда внешних управляющих, не давать им исчезнуть.

Закон вышел, а практики не было. Мы первые его применили на вачской «Звезде». У нас даже комитет по банкротству был создан раньше, чем в Москве! Пришлось разрабатывать все механизмы, вплоть до искового заявления в арбитражный суд. Когда работу провели, Борис сказал: «Надо писать книгу». Так появились методические рекомендации, как грамотно проводить процедуру банкротства.

В те годы огромное количество заводов, институтов, которые работали на военный заказ, оказались в очень тяжелом положении. Не было механизмов, по которым предприятия могли получить заказы или инвестиции.

Тогда по инициативе губернатора мы создали территориально-производственные зоны. Выбрали три предприятия — НПО «Салют», завод им. Петровского и сормовскую «Лазурь» — они практически «лежали», не могли даже налоги заплатить.

Суть была в том, что мы сохраняли основное производство, а на свободные площади пускали арендаторов, освобождая их от местных и областных налогов. Добились даже налогового послабления на федеральном уровне: Черномырдин подписал письмо, по которому можно было получить федеральный инвестиционный кредит, он как раз и покрывал федеральный же налог.

Реализация шла везде по-разному. Там, где были инициативные руководители, как, например, в «Салюте», и производство сохранили, и от налогового бремени освободились, и арендную плату в свои бюджеты получили. Это был реально работавший механизм, зоны функционировали несколько лет. К сожалению, потом проект свернули.

И еще одно хочу сказать: я всегда знал, что Борис прикроет и защитит меня на любом уровне. Бывало так, что он звонил напрямую в самые высокие московские кабинеты и говорил: к вам приедет мой заместитель, подпишите ему все побыстрей. И вопросы, на которые можно было потратить недели, решались в один-два дня.

Мне нравилось в Борисе и то, что решения принимались быстро, без оглядки. Может быть, он и ошибался, но старался, чтобы изменения к лучшему в области происходили быстрее.

Зажги свечу

Александр Котюсов,
сейчас депутат Гордумы,
тогда помощник Бориса Немцова

6 марта 1996 года в Грозном на площади Минутка в бою с дудаевскими боевиками погибли десять офицеров спецотряда нижегородского РУОП. Это были не первые нижегородские жертвы чеченской войны, но сразу столько гробов в город еще не привозили. В городе объявили траур.

Через несколько дней на траурном митинге Борис Немцов предложил нижегородцам вечером того дня зажечь в своих домах свечи в память о погибших. Многие потом рассказывали, что они именно так и поступили.

 

1996.nn.nemtsov

 

Только этой акцией дело не закончилось. Борис решил собрать миллион подписей под письмом президенту Ельцину с требованием прекратить войну. И собрал достаточно быстро. Тогда текст был напечатан в газетах и люди вырезали письмо, подписывали и присылали в областную администрацию. Действительно подписей было под миллион.

Когда Борис отвез их в Москву и передал Ельцину, тот был очень недоволен. Но дело-то уже было сделано.

 

Папки с подписными листами в кабинете губернатора Нижегородской области Бориса Немцова. Январь 1996 года

Фонд Маэстро

Александр Шаронов,
депутат Законодательного собрания Нижегородской области, председатель правления ОАО «НБД-Банк»

Борис Ефимович пригласил в Нижний Новгород Мстислава Леопольдовича Ростроповича, с которым был знаком с обороны Белого дома от ГКЧП в 1991 году, и Галину Павловну Вишневскую. Они проехали по области, в частности, побывали и в Ваче, осмотрели больницу, к которой в то время возводился пристрой. Маэстро сам захотел сделать для области что-то полезное.

Галина Вишневская, Мстислав Ростропович и Борис Немцов. Поселок Вача. 1995
Галина Вишневская, Мстислав Ростропович и Борис Немцов. Поселок Вача. 1995

В ходе той поездки и родилась инициатива создания благотворительного фонда Мстислава Ростроповича. Сопредседателями фонда стали сам Ростропович и губернатор Немцов.

На благотворительные средства, которые внес Мстислав Леопольдович, и средства спонсоров, которых они с Галиной Павловной привлекли своим авторитетом, своими именами, была проведена поголовная вакцинация детей в Нижегородской области с трех до семи лет от кори, гепатита Б и других заболеваний комплексной вакциной.

Сумма была огромной — примерно тридцать миллионов долларов. После проведения этой программы заболеваемость у детей, по статистическим данным, снизилась почти в десять раз.

Кстати, и пристрой к вачской районной больнице достраивался тоже на средства фонда Ростроповича.

После отъезда Бориса Немцова в Москву фонд продолжал работать, и сопредседателями в нем традиционно были губернаторы области.

Галина Вишневская, Мстислав Ростропович и Борис Немцов. Поселок Вача. 1995

Новые идеи — его конек

Ольга ТОМИНА,
директор и художественный руководитель Нижегородской государственной академической филармонии им. М. Ростроповича

mfi_nВозможно, в Нижнем Новгороде прошли самые лучшие годы Б. Е. Немцова. Казалось, сама фортуна сделала его своим избранником. Молодой талантливый ученый, яркий, харизматичный человек, успешный руководитель крупнейшей российской области.

nn.festival.niКреативно мыслящий, он охотно поддерживал любые новые идеи, в том числе и в культурном нижегородском пространстве: знаменитые ныне Сахаровский фестиваль, детский фестиваль «Новые имена» и оперный фестиваль «Болдинская осень».

164911Познакомившись с М. Ростроповичем, он с азартом присоединился к созданию нижегородского отделения его Фонда поддержки детской медицины и строительству детской районной больницы в г. Ваче. Устанавливал свои стипендии талантливым юным музыкантам.

В Москве он избрал себе другую судьбу.

Мы — из Нижнего Новгорода

Наталья БАХАРЕВА,
руководитель комитета (департамента) по охране и использованию историко-культурного наследия г. Нижнего Новгорода и Нижегородской области (1992—2002 гг.)

Став губернатором Нижегородской области, Борис Немцов не начал «чистку» кадров по принадлежности к прежней власти или партийному признаку. Он сказал: «Все, кто может и хочет работать, — пусть работают». Одновременно он формировал свою команду, и, чтобы стать ее членом, необязательно было личное знакомство. Нужно было прийти с конкретной программой.

Так случилось с организацией охраны памятников истории и культуры. К Немцову пришла инициативная группа с предложением создать специально уполномоченный государственный орган по охране историко-культурного наследия Нижегородской области, и он сразу же поддержал эту инициативу. Нужно сказать, что о создании таких государственных органов ревнители древностей просили власть еще со времен Российской империи, однако ни тогда, ни в советские времена выше уровня общественных организаций и хозрасчетных структур при управлениях культуры охрана памятников не поднималась.

Немцов стал организатором первого в России регионального государственного органа нового типа, и область очень быстро стала российским лидером в этом направлении. При нем была сформирована региональная нормативная база: разработано и принято около 200 нормативных правовых актов, из них более 90 — регламентирующие режимы содержания и использования территорий и зон охраны памятников и исторических поселений. Благодаря этому на государственную охрану было поставлено около полутора тысяч памятников истории и культуры.

В 1992 году у нас впервые в России был разработан правовой механизм возвращения религиозным организациям культовых зданий, в 1995 году — порядок приватизации находящихся в областной собственности местных памятников истории и культуры, позволяющий привлекать в сферу реставрации частные инвестиции. В 1996 году была обеспечена подготовка договора о разграничении собственности и полномочий в сфере управления культурным наследием между органами государственной власти РФ и Нижегородской областью. Министерство культуры РФ по договору делегировало ряд своих полномочий государственному органу Нижегородской области.

Эти действия во многом опередили и предвосхитили современные тенденции, которые начали входить в практику в Российской Федерации только после принятия в 2003 году Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации».

В 1990-е годы велась реставрация десятков объектов наследия. Была специальная программа «Возрождение храмов Нижегородских», которая финансировалась из губернаторского фонда. Выделялись средства на первоочередные нужды по восстановлению культовых зданий всех традиционных конфессий, но особая поддержка с учетом этно-конфессионального состава области оказывалась православным церквям и монастырям.

Митрополит Арзамасский и Нижегородский Николай относился к Немцову с большой теплотой и отеческой любовью, зная, что молодой губернатор всегда откликнется, поможет и с возвращением храмов, и с их восстановлением, и с закладкой новых церквей. А еще, несмотря на разницу в возрасте и жизненном опыте, их объединяли демократичность, простота и доступность.

В 1990-е годы мы, выезжая за пределы области, с гордостью могли сказать: «Мы из Нижнего Новгорода!» Немцов как будто дал области свое лицо, наделил чертами своей личности: открытой, лишенной всякой косности, устремленной в будущее.


Борис Ефимович Немцов

9 октября 1959 г. — родился.

1976 г. — окончил школу с золотой медалью.

1981 г. — окончил радиофизический факультет Горьковского государственного университета.

1985 г. — стал кандидатом физико-математических наук.

1981-1990 гг. — работал в Горьковском научно-исследовательском институте радиофизики.

Март 1990 г. — народный депутат РСФСР по Горьковскому национально-территориальному округу.

Ноябрь 1991 г. — март 1997 г. — губернатор Нижегородской области.

Март 1997 г. — август 1998 г. — член правительства РФ.

1999—2003 гг. — депутат Государственной думы РФ.

2003—2015 гг. — политический деятель.

25 сентября 2013 г. — стал депутатом на профессиональной постоянной основе Ярославской областной думы.

27 февраля 2015 г. — убит в Москве.


оригинал

nizh_rabochy_first

Первый: 1 комментарий

Добавить комментарий