Заявление адвокатов Вадима Прохорова и Ольги Михайловой о неполноте расследования убийства Бориса Немцова

03.10.2016
Слушания по существу

Движение «Солидарность»

Адвокаты Вадим Прохоров и Ольга Михайлова сегодня подали и огласили в Московском окружном военном суде заявление о неполноте расследования убийства Бориса Немцова.
Вот представленный ими текст (5 страниц).

ТЕКСТ

В Московский окружной военный суд

Адвоката Прохорова Вадима Юрьевича
Адвоката Михайловой Ольги Олеговны

в интересах потерпевшей Немцовой Жанны Борисовны

Заявление

По итогам ознакомления с материалами уголовного дела по обвинению Дадаева З.Ш., Губашева А.Ш., Эскерханова Т.Д., Губашева Ш.Ш., Бахаева Х.А. в совершении преступлений, предусмотренных пп. «ж» и «з» ч. 2 ст. 105 и ч.З ст. 222 УК РФ стороной потерпевших были заявлены ходатайства в порядке ст.ст. 216-219 УПК РФ о возобновлении предварительного следствия по уголовному делу № 201/403114-15 и проведении ряда следственных действий. В удовлетворении ходатайств стороны потерпевших следствием было отказано.

Считаем необходимым информировать суд о позиции стороны потерпевших по данному уголовному делу.
Статья 2 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод гарантирует «Право на жизнь». Позитивный, процессуальный аспект данного права требует от государства проведения эффективного, тщательного, всестороннего расследования всех обстоятельств совершенного убийства, совершения конкретных действий по установлению и розыску всех лиц, причастных к убийству — как непосредственных исполнителей, так и организаторов преступления. Невыполнение этих обязательств влечет признание Европейским Судом нарушения статьи 2 Конвенции — «Право на жизнь».

Сторона потерпевших считает, что убийство Б.Е.Немцова не раскрыто, а произведенное по данному уголовному делу расследование не является эффективным и всесторонним.

  1. В соответствии с ч. 1 ст. 215 УПК РФ окончание предварительного следствия по делу возможно только в том случае, если «все следственные действия по уголовному делу произведены, а собранные доказательства достаточны для составления обвинительного заключения».
    Однако, как следует из материалов данного уголовного дела, главные фигуранты убийства оппозиционного политика Б.Е.Немцова — организаторы этого дерзкого убийства в 200 метрах от Кремля — следствием не найдены и не привлечены к уголовной ответственности.

    В ходе следствия сторона потерпевших настаивала на допросе ряда лиц, которые со всей очевидностью могут располагать информацией о заказчиках и организаторах убийства Б.Е.Немцова — Алибека и Адама Делимхановых, Сулеймана и Вахи Геремеевых. а также главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова. Однако следствие полностью устранилось от допроса этих лиц, при этом следствием игнорировались убедительные факты знакомства, родственных отношений, совместной службы ряда лиц в правоохранительных органах, а также имеющиеся в материалах уголовного дела допросы свидетелей и иные материалы, указывающие на то, что организаторами убийства Б.Е.Немцова являются высокопоставленные чиновники Чеченской Республики. Также следствием был проигнорирован имевший место личный конфликт между Борисом Немцовым и Рамзаном Кадыровым, подтверждения которому имеются в материалах дела.

  2. Кроме того, следствием не установлен мотив убийства Б.Е.Немцова, не установлена цель совершения убийства оппозиционного политика. До настоящего времени потерпевшими не получены ответы на вопросы: «С какой целью убили Бориса Немцова?», «Почему именно Борис Немцов стал целью убийц?».

    Согласно п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ мотив входит в предмет доказывания и должен быть установлен по каждому уголовному делу. По данному уголовному делу это требование закона выполнено не было.

    Сторона потерпевших считает, что установление и доказывание мотива этого жестокого и дерзкого убийства государственного и общественного деятеля, убитого в 200 метрах от стен Кремля, является наиглавнейшей задачей при действительно эффективном, всестороннем и тщательном расследовании обстоятельств убийства Б.Е.Немцова.

    Однако из материалов уголовного дела следует, что следствие уклонилось от надлежащего расследования убийства Б.Е.Немцова, не установив мотивы его убийства, которыми руководствовались организаторы, и завершило предварительное расследование возбужденного 28 февраля 2015 года уголовного дела № 201/403114-15. При этом следствием — по неясным стороне потерпевших причинам — искусственно и незаконно было принято решение об окончании предварительного следствия по основному, так называемому «материнскому делу», по которому необходимо было продолжение следственных действий.

    Вместо того, чтобы выделить из основного уголовного дела материалы в отношении уже установленных исполнителей убийства Б.Е.Немцова — следствие публично в средствах массовой информации ложно объявило о раскрытии убийства Б.Е.Немцова (которое до сих пор не раскрыто), об окончании предварительного следствия по основному уголовному делу и выделило из него материалы в отношении лишь водителя Руслана Геремеева — Руслана Мухудинова и неустановленных лиц, которые предложили обвиняемым денежное вознаграждение за убийство Б.Е.Немцова. При этом мотивы, которыми руководствовались Мухудинов и иные неустановленные лица из числа организаторов, следствием так и не установлены.

  3. Также следствие устранилось от привлечения к уголовной ответственности иных исполнителей, которые согласно материалам данного уголовного дела уже установлены следствием, могут быть причастны к убийству Б.Е.Немцова либо оказывали содействие обвиняемым, в том числе уже после совершения преступления. Этими лицами являются: Руслан Абдулсаидович Геремеев, Артур Ахьядович Геремеев, командир воинской части № 4156 (батальон “Север”) Алибек Делимханов, Асланбек Абусадович Хатаев, Шамхан Шахидович Тазабаев, Сулейман Садулаевич Геремеев, начальник РОВД по Шелковскому району ЧР Ваха Геремеев.

    Тем не менее — несмотря на то, что следствием выявлены обстоятельства, указывающие на возможную причастность этих лиц к организации и убийству Б.Е.Немцова — никто из них надлежащим образом не допрошен, в их отношении не проведен исчерпывающий перечень оперативных и следственных действий, а Руслану и Артуру Геремеевым (как и иным лицам из вышеуказанного списка) даже не предъявлены обвинения.

    Потерпевшие настаивают, что расследование убийства Б.Е.Немцова нельзя считать эффективным без установления организаторов этого зверского политического убийства, без установления мотивов их действий, что должно было являться основной задачей следствия.

  4. Помимо этого, сторона потерпевших в ходе предварительного расследования по данному уголовному делу настаивала на необходимости получения следствием видеозаписей с камер видеонаблюдения, расположенных непосредственно рядом с местом убийства Б.Е.Немцова. Совершенно очевидно, что для всестороннею, полного, объективного расследования убийства Бориса Немцова, установления всех обстоятельств совершения преступления и всех лиц, причастных к его совершению, существенное значение имеют сведения, зафиксированные на видеозаписях 27 февраля 2015 года в период с 23 часов 10 минут до 23 часов 50 минут, охватывающих территорию места совершения преступления — Большой Москворецкий мост.

    Большой Москворецкий мост, по которому осуществляется интенсивное движение пешеходов и автомобильного транспорта, является важнейшим транспортным инфраструктурным объектом, непосредственно примыкающим к территории Кремля, круглосуточное видеонаблюдение за которым должно вести ФСО России. Тем более, что как на Кремлевской стене, так и на самом Большом Москворецком мосту были расположены камеры, направленные на место убийства Б.Е.Немцова. Однако в материалах уголовного дела отсутствуют видеозаписи с камер видеонаблюдения ФСО России, установленных в непосредственной близости от места совершения убийства Б.Е.Немцова. По запросу как представителей потерпевших, так и самого следствия эти видеозаписи ФСО России выданы не были — с абсолютно неубедительной ссылкой на якобы отсутствие там вышеуказанных камер видеонаблюдения.

    Более того, ознакомившись с материалами уголовного дела, сторона потерпевших выяснила, что отсутствуют видеозаписи со всех камер видеонаблюдения, расположенных непосредственно на Большом Москворецком мосту, а имеющиеся в распоряжении следствия записи являются неполными, плохого качества. Отсутствие в материалах уголовного дела качественной видеозаписи с места убийства Б.Е.Немцова, расположенного в самом центре Москвы, также свидетельствует о незаинтересованности российских властей в проведении тщательного, всестороннего и объективного расследования всех обстоятельств убийства оппозиционного политика.

  5. Стороной потерпевших неоднократно заявлялись ходатайства по переквалификации данного преступления с ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса РФ «Убийство» на ст. 277 Уголовного кодекса РФ «Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля».

    Потерпевшие считают, что поскольку Б.Е.Немцов на протяжении многих лет занимал различные руководящие должности в Правительстве РФ. на момент смерти являлся депутатом Ярославской областной Думы, а также занимался общественной и политической деятельностью, являясь сопредседателем оппозиционной политической партии «РПР-ПАРНАС», то убийство Б.Е.Немцова должно расцениваться не как обычное убийство, а как посягательство на жизнь государственного и общественного деятеля в целях прекращения его государственной и иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность. Тем более, что Б.Е.Немцов являлся публичным деятелем и был известен абсолютно всем гражданам, проживающим на территории Российской Федерации, включая Чеченскую Республику, жителями которой являются обвиняемые.

    Учитывая, что следствием установлено совершение убийства всеми обвиняемыми по найму, то эти лица прекрасно осознавали, что получают денежные средства за убийство не обычного человека, а именно государственного и общественного деятеля — а значит, заведомо для виновных было понятно, что в результате их действий будет прекращена государственная и политическая деятельность Б.Е.Немцова. Совершенно очевидно, что все вышеуказанные обстоятельства свидетельствуют о необходимости квалификации действий обвиняемых в убийстве Б.Е.Немцова по статье 277 УК РФ «Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля».

    Данные выводы подтверждаются рядом имеющихся в материалах уголовного дела доказательств — в частности, показаниями допрошенных следствием потерпевшей Ж.Б.Немцовой. целого ряда свидетелей.

    Однако, как органы предварительного расследования, так и суд в ходе предварительного слушания отказали стороне потерпевших в удовлетворении заявленного обоснованного ходатайства.

Полагаем, что все вышеизложенное свидетельствуют о ненадлежащем расследовании убийства Б.Е.Немцова и нарушении прав потерпевших на доступ к правосудию.

Адвокат О.О.Михайлова
Адвокат В.Ю.Прохоров

03 октября 2016 года


Документ доступен по ссылке

2 thoughts on “Заявление адвокатов Вадима Прохорова и Ольги Михайловой о неполноте расследования убийства Бориса Немцова

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s