Борис Немцов: «У нас замечательная страна и жалко, что негодяи ее захватили и насилуют»

23.01.2017
Интервью с Борисом Немцовым. Самара, 3 декабря 2010 год.

Немцов в Самаре рассказал о Путине

Сопредседатель Общероссийского общественного движения «Солидарность» Борис Немцов презентовал в Самарской области доклад «Путин. Итоги 10 лет». По словам политика, задача доклада, который опубликован миллионным тиражом, а также размещен в интернете, донести до народа «истинные итоги правления Путина и Путина-Медведева. Кстати, по словам самого Бориса Немцова, Путин о докладе знает, но судиться не намерен, хотя не согласен со сказанным в нем.

2010-12-03-nemtsov-samara-nemcov

В четверг в Тольятти оппозиционер встретился с представителями профсоюза «Единство», а в пятницу рассказал о своем докладе и видении жизни Самарской области на радио «Эхо Москвы».

Источник samara.ru


Источник: Канал Sergey Dmitriev

РАСШИФРОВКА

Здравствуйте, уважаемые телезрители, в эфире программа «Город С» и Татьяна Дмитриева.
Сегодня у нас в гостях – Борис Немцов. Здравствуйте, Борис Ефимович.

Борис Немцов: Добрый вечер.

Татьяна Дмитриева: Как Вас сегодня можно представить?
Борис Немцов: Ну, я один из лидеров движения «Солидарность».

— «Солидарность». Это относительно новое движение, я так понимаю?
— Два года движение как создано. Оно, вообще-то, хорошо известно уже в стране. Это демократическая оппозиция. Мы…

— И кто еще в ваших рядах, кроме Вас?
— Гарри Каспаров, Лев Пономарев, известный правозащитник, Владимир Буковский, известный российский, советский диссидент, может, знаете, легендарная личность, Илья Яшин, он раньше возглавлял молодежное «Яблоко», а сейчас он с нами в «Солидарности», Олег Козловский, это лидер молодежного движения «Оборона», вообще это…

— Ну, и другие. Вы можете озвучить численность людей в ваших рядах, так скажем, сколько, приблизительно…
— У нас… Ну, я Вам могу сказать. У нас всего около 7 тысяч человек. Естественно, самая мощная организация у нас в Москве. Мы участвуем в «Стратегии-31», защищаем Конституцию 31-го числа, вот 31 декабря, кстати, будем выходить на Триумфальную площадь в Москве. У нас очень хорошая организация в Калининграде, если Вы помните вот этот многотысячный митинг с требованием отставки Путина и отставки губернатора Бооса, это как раз…

— Ваших рук дело.
— Да, это мы сделали. Потом, вот помните, наверное, с Юрием Шевчуком очень крупный митинг, который мы организовали в защиту Химкинского леса на Пушкинской площади вместе с экологами. Мы организовали очень крупный митинг в защиту Байкала в Иркутске. Вы знаете, там запустили Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат и последнее чистое озеро на планете загаживают этими хлорными выбросами.

— А в Самаре что Вас привлекло?
— В Самаре у нас возглавляет организацию известный адвокат Александр Паулов, Вы его знаете. Но у нас организация здесь, к сожалению, еще не очень активная, и одна из задач моего приезда и в Тольятти, и в Самару, я вчера в Тольятти был, ровно в том, чтобы как-то взбодрить наших товарищей, особенно в связи с предстоящим съездом и «Солидарности», он будет у нас 11 декабря, съезд «Солидарности». А 13 декабря у нас будет съезд по созданию партии, мы сделали коалицию вместе с Касьяновым, вместе с Рыжковым и вместе с Владимиром Миловым, и 13 декабря будет съезд по созданию партии, мы ее назвали «За Россию без произвола и коррупции», Партия народной свободы. Так что, нам бы хотелось, чтобы мощнейший в Поволжье, да и в стране регион, все-таки, в оппозиционном движении участвовал, потому что…

— А как Вам живется, Борис Ефимович, вот в этой самой называемой оппозиции, Вы чувствуете какое-то ущемление, может быть, страх?
— Ну, я Вам скажу так: быть в оппозиции власти коррупционеров и жуликов дело, конечно, небезопасное, это правда. У меня четверо детей, и там…

— Только хотела спросить, сколько детей!
— У меня, да, я многодетный отец, да. Я очень ими горжусь и хочу, чтобы они жили в России, и жили счастливо, и не боялись выходить на улицу. С другой стороны, я, знаете, в комфортном состоянии нахожусь, то есть, я делаю то, во что я верю. Я считаю, что нынешняя власть насквозь лживая, насквозь воровская и коррумпированная, я считаю, что Россия достойна лучшего. Мы выступаем, во-первых, за то, чтобы в страну вернулось народовластие, чтобы жители Самары, Тольятти могли выбирать своего губернатора, чтобы лишить партию коррупционеров и воров «Единая Россия» монополии на власть, потому что монополия этой партии – это не только застой, но это и коррупция, и, в общем, это деградация экономики российской.

— А реально-то что можно сделать? Вот Вы вашими страшилками, да, вашими доводами, что всё плохо, всё там разворовывается, у нас коррупция, это…
— Не, реально…

— Это всё все знают, а что делать-то?
— Не, Вы знаете, реально нужно, во-первых, объяснить людям, в чем истинные итоги правления этого режима. Вот, ровно для этого я и приехал с докладом сюда, «Путин. Итоги. 10 лет», где, конечно, совсем не так, как на 1-м канале, или 2-м канале, рассказывается об истинных итогах правления Путина.

— А Вы думаете, что люди не понимают этого, не видят? Вот, по реальной жизни это же всё видно?
— Татьяна, мы сегодня с Вами были на презентации этого доклада. Я внимательно следил за лицами достаточно осведомленных людей, журналистов.
Когда я говорю, что при Путине вымирает Россия со скоростью 500 тысяч человек в год, в общем, я вижу на глазах у журналистов такое какое-то удивление и некоторый испуг.
Когда я говорю, что по уровню коррупции мы среди самых отсталых африканских стран, и никогда в истории России такого не было, даже в «лихие девяностые», мы там вместе с Зимбабве и Сьерра-Леоне, то, в общем, люди тоже удивляются.
Когда я говорю, что друзья Путина, которые были мелкими предпринимателями, стали долларовыми миллиардерами, в том числе и используя свои дружеские отношения с Путиным, и привожу примеры, конкретно, например, братьев Ротенбергов, которые его тренировали дзюдо, или, допустим, Ковальчуа, который с ним там занимался банковской деятельностью…

— А Вы не боитесь, что Вас обвинят просто в том, что Вы злитесь, завидуете, обижаетесь на что-то?
— Во-первых, на обиженных воду возят. Во-вторых, вот я человек, не страдающий комплексами в силу, во-первых, своей судьбы, а также в силу своей комплекции. Знаете, у меня, вообще, у больших мужиков комплексов мало бывает в жизни. Вы меня с кем-то, видимо, перепутали, по поводу комплексов.

— Нет, я имею в виду вообще люди могли подумать.
— Я считаю, я считаю, что чем быстрее мы от них избавимся от всех – тем, в общем, лучше для России. Потому что, если посмотреть на экономику, то экономика стала вообще абсолютно сырьевой. Посмотрите, например, на структуру экспорта из России. 70% экспорта – нефть и газ.

— А раньше было меньше?
— 35 было, когда Путин пришел к власти. Машин и оборудования были в 2000-м году – 11%, сейчас меньше 5. Посмотрите, например, даже на дорожное строительство. В «лихие девяностые» 6 тысяч километров дорог строили, сейчас в благословенные путинские – 2 тысячи, в три раза сокращение, да. Если посмотреть, там, на олигархов, вот, говорят, Путин победил олигархов. В 2000-м году не было ни одного миллиардера, сейчас их 62, и при этом многие – друзья Путина, да.
Или, если посмотреть на ситуацию с террором в стране. Обещал «замочить в сортире» – число терактов выросло за 10 лет в 6 раз.

— Откуда у Вас все эти данные?
— Это всё, это всё официальные данные, которые… Данные Росстата, данные правительства, данные российских спецслужб, которые они сами обнародовали, считая, что мы не заметим, что они говорят, но мы очень внимательно за ними наблюдаем. Вот, в принципе, то, что в докладе написано уже давным-давно бы стало предметом судебных разбирательств, если бы хоть раз мы ошиблись. Я вот писал доклад про Лужкова и Батурину, «Лужков. Итоги» называется, который, Вы знаете, скандальный доклад, они тоже со мной судись, Батурина в итоге всё проиграла…

— Лужков тоже, так и остался…
— Лужков проиграл вообще всё в жизни, но сейчас еще и суд с ним в Страсбурге идет. Значит, по поводу этого доклада есть один иск друга Путина по фамилии Тимченко, это продавец нефти российской, человек, который сменил гражданство, он уехал из России, ну, он друг Путина и он сейчас контролирует где-то 35% экспорта российской нефти, живя в городе Женеве на Женевском озере, да. При этом налоги он там платит. Вот, он сейчас с нами решил судиться, ему не нравится, что мы его назвали другом Путина, и не нравится, что он был бедным, когда Путин работал у Собчака, а сейчас стал долларовым миллиардером. Ну, вот, суд начнется 17-го декабря, это будет Замоскворецкий суд. Первый суд в России о коррупции вокруг Путина, я думаю, что мы широкую огласку этому процессу придадим, потому что, ну, народ должен знать своих героев и должен знать, вот, собственно, как всё это обустроено. Дальше.

Я с Вами не согласен, что народ всё это знает. Я считаю, что народ находится под очень большим влиянием государственных телеканалов, в которых очень много лжи и в которых запрещено обсуждать важнейшие темы, ну, например, запрещено обсуждать взаимоотношения Путина и Абрамовича. А тем не менее, Путин через государственный бюджет и Газпром купил у Абрамовича компанию за 13 миллиардов 700 миллионов долларов, да. Запрещено обсуждать тему – Путин и его друзья-чекисты, которые стали миллиардерами.

Запрещено всерьёз обсуждать даже ситуацию на АвтоВАЗе, чтобы уж совсем уж стало понятно, да. Вот, я уж не говорю про ситуацию на Кавказе, про то, что там бандиты и экстремисты давно контролируют ситуацию, все живут по законам шариата, а русских законов там нет, и при этом мы платим для поддержки этих режимов, вы ахнете, 7 миллиардов долларов в год в надежде, что они будут себя вести тихо и не будут взрывать наше метро и дома.

— Да, это всё понятно, ну, узнают люди вот эти цифры, дальше что?
— Дальше мы предложим им альтернативу. У нас есть вполне внятная и четкая программа действий. Это всего четыре направления. Первое: возвращение к народовластию. То есть, возвращение к выборам губернаторов, возвращение к выборам депутатов, в том числе, от Самары и от Тольятти по одномандатным округам. Третье – это возрождение бюджетного федерализма, то есть сохранение на территории не менее 50% налогов. Вот эта пресловутая вертикаль привела к тому, что в Москву как, знаете, пылесосом высасываются все деньги, которые страна зарабатывает. В итоге зарплаты в Москве, там, в разы выше, чем в Самаре или в Тольятти. Вот, надо вернуть 50 на 50, 50 в регионы, 50 – центр, то, что было.

— Ну, так Москва будет сопротивляться.
— Естественно! Естественно, будет сопротивляться. Но когда губернатор избран, да, когда губернатор отвечает перед своими согражданами, которые за него голосовали, у него одна политическая возможность, высокая, да. Когда он чиновник обычный, который зависит только от кремлевских интриг и, там, отношений с Путиным, то он, конечно, будет выслуживаться перед ними, а не перед своими избирателями. Вот.

Кроме того, мы считаем предельно важным отменить цензуру, и все темы должны быть открыты, в том числе и темы, как озолотились друзья Путина, какое его личное состояние, вот, какие у него отношения с олигархами и так далее.

Дальше, мы хотим в рамках борьбы с коррупцией поставить задачу, реалистичную – снизить уровень коррупции с африканского – мы сейчас на 156-м месте, хотя бы до восточноевропейского, я больше скажу: до грузинского уровня. Вот. Саакашвили, сколько бы мы его ни ругали, всё-таки умудрился коррупцию победить и там ни гаишники не берут взяток, ни чиновники, которые в мэрии работают за регистрацию, или, там, за подключение к электросетям не берут взяток. Вот, представляете, позор – мы дожили до такого, что самая коррумпированная в Советском Союзе республика – Грузия – теперь уже для нас стала примером.

— Стала менее коррумпированной.
— Да. Третье направление – это реформа полностью Министерства внутренних дел и судов. Это ключевая задача, у нас, Вы по Кущёвской видите, да, что у нас милиция превратилась в разбойников, и такой, я бы сказал, конгломерат милиции и бандитов – это угроза для безопасности страны.

Поэтому у нас есть программа реформирования МВД и это совсем не переименование в полицию, это как раз ерунда, можно называть как угодно. Вот, а это именно укрепление муниципальной составляющей милиции, это создание региональной милиции, и, там, Федерального бюро расследований, которое занимается наркотиками и крупными преступлениями, вот, такого, международного характера. Естественно, это кадровые перемены в этих всех министерствах, от этого никуда не деться. И, наконец, суды. Суды.

Понимаете, пока у нас «басманное правосудие», хамовническое, люди вынуждены ходить из одной инстанции в другую, в общем, ничего добиться они не могут, многие, отчаявшись, едут в Страсбург, в Европейский Суд, вот, и там пытаются найти правду. Это безобразие.

2010-12-03-2

— А у Вас есть личные какие-то политические амбиции, Вы себя вот в этом всем кем видите? Какой, так скажем, не должность, а в качестве кого?
— Татьяна, я один из лидеров российской оппозиции, Вы удивитесь. Вот, это довольно ответственная, и причем, это совсем не назначаемая должность. Это вот так вот моя судьба устроена, что меня так считают люди, да?

Второе. Я считаю, что мы обязаны участвовать и в парламентских, и в президентских выборах. Именно поэтому мы хотим регистрировать партию. Мы понимаем, что Путин очень боится оппозиции и сделает максимум, чтобы нас не зарегистрировать, но, тем не менее, мы этот путь должны пройти. В июне следующего года мы выдвигаем единого кандидата в президенты от демократической оппозиции, и это будет сделано на съезде объединенной оппозиции, причем съезд будет демократичным, то есть будет несколько кандидатов, потом делегаты будут тайным образом выбирать единственного. Этот единый кандидат получит поддержку остальных, чего никогда в России за последние двадцать лет не было. Да и не за последние двадцать лет, а за сотни лет не было.

— Вы планируете все это сделать до 24-го года, или раньше?
— Значит, съезд мы хотим провести 13-го декабря, а выдвинуть единого кандидата в президенты в июне следующего года. Мы продолжаем протестную активность, то есть участие в «Стратегии-31», мы готовы к коалиционным действиям, в том числе и с левыми, вот, и, кстати, во многих регионах у нас сотрудничество с левыми у нас достаточно активное, в том числе, кстати, и в Москве. Вот, и вчера, кстати, я был когда в Тольятти, встречался с профсоюзом «Единство», там много было представителей и компартии, и такого движения «Рот Фронт». Это левое движение, с Сергеем Удальцовым. Вот, и мы в Москве взаимодействуем, потому что у нас задача сейчас не столько выяснять – кто прав, кто виноват, сколько добиться для народа права выбирать свою власть и её переизбирать. Это, кстати, очень важно.

Очень важное антикоррупционное решение – это запретить губернаторам и мэрам сидеть в своих креслах больше двух сроков подряд. Вот, то, что Путин десять лет правит и хоть формально он из Кремля ушел, а фактически остался, как его американцы называют – «главарем», «паханом», да, вот это американцы, американские дипломаты так его называют, я думаю, кстати, довольно точно. Вот это очень плохо, потому что чем дольше чиновник сидит в кресле, тем больше шансов у него испортиться и воровать. Вот, эта широкомасштабная программа разворота страны на правовой конституционный путь, на путь возврата к народовластию, к социальной рыночной экономике, такой европейской модели развития России, я думаю, это ровно то, что нужно России. Потому что сейчас построено такое воровское полицейское государство, люди боятся…

Да и избивают журналиста Олега Кашина за то, что… И все версии связаны с властью! Его, покушения на него, все версии связаны с властью, да, все четыре версии: там, губернатор Турчак, мэр Химок Стрельченко, «Молодая гвардия» «Единой России», которая угрожала Кашину, да, и, наконец, этот негодяй Якеменко, который возглавляет Росмолодёжи, вот, когда версии ведут к власти, о какой демократии Вы говорите?

Человеку ломают ноги, челюсть выбивают и пальцы отбивают этими прутами железными только потому, что он писал, и писал довольно резко и правдиво, да? Это Вы считаете демократией? И при этом, кстати, за месяц никого найти не смогли, даже, кстати говоря, не смогли найти не только заказчиков, потому что заказчики – это власть, это сейчас уже очевидно, но даже исполнителей найти не могут. Это, Вы считаете, демократия, да?

Когда одна партия, партия воров и коррупционеров засела во все парламенты и диктует свою волю и народу, и всем кругом и вокруг, включая журналистов, это тоже Вы считаете демократией. Когда отменяют выборы губернаторов – это тоже демократия. Когда Путин с Медведевым должны сесть и договориться, кто из них президент, а на народ наплевать, это тоже демократия. У Вас какие-то извращенные представления о демократии.

— Вот, теперь я во всем виновата.
— Не, Вы не виноваты, просто Вы говорите: «Мы живем, вроде бы, в демократической стране».

— Но нам так говорят. И все это слышат.
— Вы знаете, вот в Туркмении тоже говорят, что это демократическая страна. Так говорят в Белоруссии. В Северной Корее, наверное, тоже говорят о том, что страна демократическая. Кстати, называется Северная Корея – КНДР, Корейская Народно-Демократическая Республика. Поэтому, знаете, чем больше наши правители говорят о демократии, тем меньше у нас демократия. Они-то как раз смертельно боятся конкуренции.

Я тысячу раз говорил: «Давайте, господин Путин, раз вы такой честный, раз он у вас альфа-самец, как вас там называют, национальный лидер, ну, давайте, садитесь, я вам задам несколько вопросов. Ну, вот, например, там, чем Ходорковский от Абрамовича отличается. Объясните нам, пожалуйста, мы не понимаем. У одного, там, четыре самолета, четыре парохода, да, при этом он «Челси» владеет и ваш друг, вот сейчас в Цюрихе был на подведении итогов, и так далее. А второй сидит в тюрьме. А чем они отличаются, они оба, там, в приватизации участвовали, оба долларовые миллиардеры, один, правда, уже нет. Объясните. Объясните, почему вы государственные деньги на покупку у него «Сибнефти» потратили, десятки миллиардов, объясните, почему ваши друзья озолотились, причем конкретные друзья.

— У Вас действительно есть такие попытки организовать вот такие разговоры, переговоры?
— Мы ему тысячу раз… Более того, мы заранее ему вопросы готовы прислать. «Объясните, как вы замочили в сортире террористов. И почему у нас теперь в 6 раз больше терактов, чем в 2000-м году».

— Но всё это Вы изложили в своём труде.
— Я Вам хочу сказать, отсутствие дискуссии, даже дискуссии по теме чемпионата мира, вот сейчас современная совсем. Я рад, что Россия…

— Это очень поднимет престиж нашей страны?
— Я рад, что Россия столь престижный турнир выиграла. Но я также радовался, когда мы Олимпийские игры выиграли зимние в моем родном городе Сочи, да. Когда я увидел, во что превратилась эта Олимпиада, Олимпиада превратилась в распилы, откаты и заносы. И бюджет, который…

— И Вы думаете, что тоже самое будет с чемпионатом?
— … В десять раз больше ванкуверской Олимпиады при нашем нищем, в общем, бюджете, когда ни пенсионерам, ни учителям денег не хватает.

— То есть, нам не нужно радоваться?
— Нет, нам нужно радоваться, и, кстати, самарцам тоже, поскольку Самара, я надеюсь, всё-таки, станет городом, где пройдет чемпионат мира, по крайней мере, несколько матчей пройдет. Хотя у вас стадиона нет, но, я надеюсь, его построят. Радоваться нужно, но просто я бы не хотел, чтобы чемпионат мира по футболу превратился в набивание карманов дружков Путина. Поэтому я за чемпионат мира в России, но без Путина, можно? И без Артякова желательно.

— Только это Вас обрадует? Ну, что-то Вас радует в жизни?
— Нет, меня обрадует то, чтобы у нас построили стадионы, построили гостиницы, дороги, в том числе и железную дорогу сделали более скоростной, чтобы не надо было по восемнадцать часов до Москвы ехать, меня это всё радует, но просто я, зная, как готовится зимняя Олимпиада в Сочи, знаю, что закончилось всё распилом! Вот это меня не радует, как нормального человека, который неравнодушно относится к своей стране, это меня не радует.

— Борис Ефимович, как нормального человека, для Вас что на первом месте: работа или дом все-таки? Вы как-то соразмеряете?..
— А я Вам скажу, конечно, для меня моя деятельность на первом месте.

— Деятельность, все-таки.
— Да. Я плохой папа, я мало времени провожу дома. Вот, и, хотя я люблю детей, а они меня, но, тем не менее, времени у меня как-то мало.

— А зачем Вам всё это нужно?
— А я уезжать не хочу. Я не хочу, я люблю страну, у меня здесь дети, я их за границу не посылаю, они у меня учатся и работают… Сейчас у меня старшая дочь уже работает, вот, в Москве. Я не хочу уезжать, я считаю, что у нас замечательная страна, и жалко, что негодяи её захватили и насилуют. Понимаете, я считаю, что надо бороться. А сидеть на кухне бухтеть – это не в моих правилах, если уж бороться, так бороться по полной.

— Поздравляю Вас с тем, что Вы находите в себе силы и желаю Вам…
— Я, кстати, не одинок, Вы думаете, я один, что ли такой? Довольно много людей нормальных.

— Но мало кто высказывается так прямо и, скажем, резко… Поэтому я желаю, чтобы у Вас как можно…
— Ну, Вы знаете, Вы побольше приглашайте нормальных людей – будут прямо высказываться.

Татьяна Дмитриева: Хорошо. Обязательно. Спасибо Вам за участие в программе, и вам, уважаемые телезрители, за внимание. До свиданья, всего хорошего.

Материал собрала Алена Голубева, расшифровка видео Алены Голубевой

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s