Никого не было, и вдруг все откуда-то взялись. Часть I

24.09.2017
О Борисе Немцове. Беседы

Фрагменты книги Игоря Свинаренко
«Такая страна (Путешествие из Москвы в Россию)» 1999 год
Часть вторая «ВЕРХИ»
Глава 9 «РЕФОРМАТОР»

Никого не было, и вдруг все откуда-то взялись.

Как так вышло? Откуда берутся реформаторы земли русской? Почему они думают, что знают, как нам обустроить Россию, а мы вроде как не знаем?

Мы это попытаемся рассмотреть на примере Бориса Немцова.

Он попал в обойму самых модных политиков, еще будучи губернатором. При том, что его политическая, губернаторская работа вся была в тени: как он там руководил, кого назначал и увольнял, что строил и ломал и точно ли там реформ на душу населения было больше чем надо — этого никто за пределами Нижнего Новгорода и не знал.

Прославился же Немцов не политическими акциями, а человеческими поступками и личными качествами, которых он, в отличие от коллег, и не прятал от общественности.

Он вообще, кажется, единственный из серьезных людей, кто осмелился на такую рискованную вещь, как теледебаты в прямом эфире с Жириновским.

Когда люди с живыми и непосредственными реакциями попадают в политику, это не очень понятно, но симпатично. Жириновский, облитый апельсиновым соком, становится в один исторический ряд с трибуной ООН, обстуканной русским каблуком, и оркестром, подвергнутым высочайшему дирижированию.

Нельзя сбросить со счетов обаятельность Немцова; его бесхитростной, без усилий возникающей улыбке недостает разве только внеочередного воинского звания, второй дочки и какой-нибудь исторической реплики типа «Поехали!».

* * *

В беседах с Немцовым мы касались разных интересных тем — кроме одной, сейчас запретной. Таково было заранее поставленное условие, которое мне, увы, пришлось принять, иначе мы бы не встретились. О чем мы с ним умолчали конечно, не скажу. Уж вы извините.

Вступление

Тяжелее всего в жизни Немцову дается подъем в 6 утра.
Он не мог этого делать даже в военных лагерях (после университета). Прапорщик Зайнуллин был вне себя. Или ты, сказал он Немцову, ухмыльнувшись, подтянешься столько же раз, сколько я, или пройдешь столько-то километров на корточках.

Зайнуллин подошел к турнику и подтянулся 23 раза. Курсант Немцов в ответ подтянулся 28 раз.
И тогда Зайнуллин разрешил ему просыпать подъем.

— Так чему же учит нас эта прекрасная история?
— Эта прекрасная история учит тому, что по утрам надо делать зарядку. И все. Больше она ни-че-му не учит! (Смеется.)

Ну ладно, больше — ничему. Но нельзя не отметить, когда и при каких обстоятельствах Немцов начал делать так называемую зарядку.
Это случилось в судьбоносное для Немцова время — в 6 классе. Именно тогда во многом определилась взрослая жизнь юного Бориса.

Тогда были дворовые драки и «одна девочка в классе, которая мне нравилась — ее звали Марина Кочергина, — как-то мне сказала, что с такой — она выразилась нецензурно, ну, скажем так, с такой соплей, как я, — она танцевать не будет». На Немцова «это произвело совершенно неизгладимое впечатление», и он купил пудовую гирю. И приобщился к турнику. В итоге Марине пришлось дать ему возможность с ней станцевать.

Кроме того, в 6 же классе он принял решение получить золотую медаль (которую, разумеется, и получил, иначе об этом бы молчали), для чего взялся за учебу и тут же стал отличником.

И тогда же его прежде прямые волосы вдруг взвились, закучерявились. И никто не знает, были эти события между собой связаны или просто совпали. Но можно сказать, что именно тогда, 25 лет назад, появился Немцов, в котором уже тогда можно было угадать Немцова сегодняшнего: волевого, честолюбивого, с тягой к самоутверждению, целеустремленностью, интересом к спортивным удовольствиям и, наконец, романтической наружностью.

И раз вспомнили про детство, еще пару штрихов.

Родился Немцов в Сочи. Сочи! При этом слове перед внутренним взором проносится со смешным свистом расчерченная пуля… В книге Немцова «Провинциал» это описано в таких терминах: «…Отец жил отдельно. Мать (детский врач. — И.С.) добилась двухкомнатной квартиры. Летом пускали жильцов. Был муравейник». Переезд в Горький — и опять теснота, о которой тепло и ностальгически вспоминалось сначала на казенной даче первого секретаря, где до Немцова живали и Жданов, и Чкалов, а теперь в московской богатой квартире. Он, мать, сестра с мужем и ребенком в двухкомнатной хрущевке с проходной комнатой.

«Детские побеги из дома — от тяги к самостоятельности». Первые хозяйственные эксперименты будущего губернского реформатора, поставленные на себе: он разгружал машины возле молочного магазина за полтинник или бутылку кефира.

Его мать, Дина Яковлевна, рассказала мне про способность ее сына к сопереживанию. Школьником он иногда приводил к ней в больницу бомжей с разными травмами: лечить. Однажды зимой он увидел на остановке замерзающего пьяницу и уговорил прохожих затащить того в трамвай — пусть ездит по кругу.

Заметим, что в жизни за такой готовностью делать чужие проблемы своими чаще всего стоит не нехватка инстинкта самосохранения и обильный досуг, а просто огромный запас энергии.

Продолжение следует…

1999 год
Автор Игорь Свинаренко
Книга «Такая страна (Путешествие из Москвы в Россию)»

Никого не было, и вдруг все откуда-то взялись. Часть I: 8 комментариев

Добавить комментарий