«Последняя жертва Бориса Немцова»

07.10.2017
История. Интервью с Борисом Немцовым. Реформа армии
Часть IV Часть I Часть II Часть III
Еженедельник «Аргументы и Факты»
Последняя жертва Бориса Немцова
18.12.2002

Политическая система России внешне приобрела вид монолита. Причина — кажущийся возврат к советской модели единства исполнительной и законодательной властей. В партийном хоре несколько выделяется Борис Немцов, продолжая оставаться если не бескомпромиссным критиком, то заметным фрондером. Предлагаем его беседу с главным редактором «АиФ» Н. Зятьковым.

— Борис Ефимович, ваша позиция по Чечне заметно меняется. Года два назад вы хотели разделить стеной ее южную и северную части. Сегодня вновь говорите о переговорах.
— Есть формула: вести переговоры так, как будто террористов в Чечне нет, и уничтожать террористов, как будто нет переговоров.

— А с кем говорить?
— Пусть чеченцы сами их выберут на своих сходах, а Москва этим переговорщикам гарантирует неприкосновенность. Если выберут кого-то из полевых командиров, значит, надо будет разговаривать с ними. Басаева они не выберут никогда, потому что считают, что он принес много горя.

Цель переговоров — прекращение кровопролития, спокойная обстановка для проведения референдума и выборов. Они пойдут на это, потому что от войны устали все. Быть может, кроме некоторых генералов.

— Да, несколько лет назад военные говорили, что там рождается российская армия. Чечня действительно стала горнилом для новой армии?
— Армия в Чечне свою задачу выполнила. Сейчас она стоит без дела и «разлагается». Наркотики, проститутки, мародерство, воровство, продажа нелегального топлива. Сейчас идет осенний призыв, от которого по стране бегают 40 тыс. человек. Россия без армии жить не может. Единственный способ ее сохранить — профессионализация.

— А кто против?
— Противников нет. Даже генералы Генштаба — за. Но они считают, что торопиться не надо. К счастью, правительство при активном участии СПС приняло решение провести реформу в 2004-2007 годах. И министр обороны С. Иванов правильно расставил приоритеты: на контракт сначала нужно перевести боевые части — ВДВ, морскую пехоту и сухопутные войска.

Хотя первый блин получился комом. Эксперимент в 76-й воздушно-десантной дивизии по переводу ее на контрактную основу проваливается. За огромные деньги там строят «потемкинскую деревню» — квартиры для солдат. Но ни в одной армии мира солдаты не живут в квартирах. Стоимость такой реформы тянет на 400 млрд. рублей. Их нет.

Причем солдатам по-прежнему платят 3-3,5 тыс. рублей. А платить надо на 20% больше средней зарплаты по стране — более 5 тыс. рублей. Не могу сказать, что все сразу ринутся в такую армию, но желающие будут. В горячих точках надо платить 15-20 тыс. Нужна гарантия, что после службы можно будет бесплатно поступить и учиться в лучших вузах. Это привлечет толковых ребят из малообеспеченных семей. Кроме того, нужно разрешить служить в контрактной армии нашим соотечественникам из СНГ. С перспективой получения российского гражданства. Наш вариант реформы потребует 30-40 млрд. рублей дополнительно к военному бюджету.

Каток олигархии

— Может, поискать деньги у олигархов? Они получают сверхприбыли от продажи российских природных ресурсов за рубеж. Ресурсы, по Конституции, вроде бы общие, а деньги идут в несколько карманов. Может быть, как предлагают некоторые экономисты, взимать с них рентные платежи за природопользование?
— Экономический анализ показывает, что 5-7 олигархических кланов контролируют больше половины российского валового внутреннего продукта. При Ельцине они друг с другом ругались, боролись за расположение президента и были на виду. Когда В. Путин объявил об их равноудаленности, все подумали, что олигархи исчезли совсем. Самых «драчливых» — Гусинского и Березовского — выгнали из страны, остальные теперь «светятся» гораздо реже, пытаются не участвовать в громких скандалах. Но экономически за время правления Путина олигархи стали еще сильнее. Цена на энергоресурсы повысилась, повысилась и прибыль этих 5-7 групп, которые сделали свои миллиарды на экспорте сырья.

Теперь они скупают другие секторы экономики, создавая неестественные гигантские монополии. По росткам предпринимательства в нашей стране, по малому и среднему бизнесу сегодня ездят два катка — бюрократия и олигархический капитал. Это проблема, которая угрожает экономической безопасности страны.

Сверхприбыли действительно нужно перераспределять. Мне кажется, что обоснованнее с экономической точки зрения будет не установление рентных платежей, а введение прогрессивных пошлин на экспорт сырья. Выше цены на мировом рынке — выше пошлины.

— Борис Ефимович, но эти олигархи — спонсоры СПС. Не боитесь лишиться финансовой подпитки?
— Все партии России финансируются крупным капиталом. К счастью, СПС зависит от большого количества спонсоров и ни от кого конкретно. Олигархи в несоизмеримо большем объеме поддерживают партию власти. И здесь — реальная опасность. Вся надежда на то, что их партийные функционеры растранжирят аккумулированные на выборы деньги. Иначе появится реальная угроза политической системе — возможность государственного переворота через однопартийный парламент.

— Вы сказали о финансовой помощи олигархов партии власти. Не может это стать инструментом шантажа?
— Такой вариант не исключается.

— Какие перспективы на правом фланге?
— Нет сомнений, что СПС попадет в следующую Думу. Но иметь фракцию, в которой будет 30-40 человек, — значит слабо влиять на процесс. 10% думских голосов — мало. А когда во фракции будут 100 человек и за спиной — лучшие экономисты, юристы, бизнесмены… С такой силой нельзя не считаться.

Есть вопрос: может ли СПС или какая-то другая демократическая партия самостоятельно получить столько голосов? Ответ: нет! Поэтому моя позиция в том, что на выборы уж если не парламента, то президента нужно идти блоком демократических партий.

— Красивый план. Вы, например, готовы к тому, что единым кандидатом будете не вы?
— За мной не заржавеет. Предложение такое: президента нужно выдвинуть на конгрессе демократических сил в январе, после парламентских выборов, учитывая, сколько люди отдадут за ту или иную партию голосов. Если камень преткновения для некоторых — Немцов, ради того чтобы единый кандидат появился, готов здесь, в стенах уважаемой газеты, пойти на жертву и сделать заявление: не буду претендовать на роль единого кандидата.

Шансы на объединение я оцениваю так: 30 — за, 70 — против. Все демократы — за, против — Явлинский и кое-кто в Кремле. Партнер справа власти нужен. Идеальная для Кремля Дума — 40 человек справа, 40 — слева и центристское большинство, которое сможет принять любое решение. Это логика управляемой демократии.

И кудрявые, и рыжие — все свои

— Борис Березовский сегодня тоже пытается объединить оппозиционные президенту силы, в том числе и коммунистов, а не только демократов. Вам не предлагали прислушаться к его идеям или, по крайней мере, использовать для усиления демократического крыла его миллионы?
— Лучший способ похоронить дело — начать договариваться с Борисом Абрамовичем. О чем бы то ни было. Второе — я не знаю такого человека, которому он действительно дал бы денег. Я имею в виду хоть сколько-нибудь значительную сумму.

— Ну хорошо, а каковы ваши партийные шансы? Не уменьшают ли их яркие, но очень разношерстные лидеры СПС: вы, Хакамада, Чубайс, Гайдар?
— Нас объединяют идеология, вера в европейский путь России. Мы битые-перебитые и опытные. Все, что в стране происходит — и хорошего, и плохого, — сделали в основном мы. Дело вкуса, но у нас в партии очень много симпатичных людей. Например, Ирина Хакамада.

— Народ ваших отношений с ней не понимает. Вы всегда вместе…
— Как на духу: у нас с Хакамадой ничего не было. У меня проблем подобного рода в личной жизни нет и у нее тоже. Ирина — единственный в стране партийный лидер — женщина…

Сегодня очевидно, что коммунисты сильные, но они бесперспективные. Это партия вчерашнего дня. Есть партия власти, партия сегодняшнего дня. Это люди, которые не заинтересованы в переменах, в первую очередь бюрократической машины. Их главная задача — сохранить себя при власти. Но есть и партия будущего — это СПС. Мы уверены, что засидевшихся надо потихонечку теснить из кабинетов, проводя новое поколение во власть.

Конструкция достаточно гармонична: партия вчерашняя, сегодняшняя и завтрашняя. Если конструкция полноценна, общество развивается. А пока у нас сегодняшний день борется со вчерашним. Поэтому Россия почти не двигается вперед.

18.12.2002
Источник: АиФ

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.