Полет Бориса Немцова на МиГе

25.11.2017
История. Нижний Новгород. Борис Немцов — губернатор

Попросили люди посмотреть полет Немцова на МиГе — те, кто не видел этакую красоту. Думаю, что те, кто видел, тоже получат удовольствие.

В сентябре 1996 года нижегородский губернатор Борис Немцов совершил 35-минутный полет на сверхзвуковом истребителе МиГ-29 местного авиационного завода «Сокол». Немцов был вторым пилотом, а управлял реактивным самолетом один из лучших заводских летчиков-испытателей Владимир Рахманов.

Цель полета была не развлекательная, а коммерческая — Борис Ефимович рекламировал МиГи для продвижения продукции завода на экспортных рынках.

Видео полета на МиГе нижегородского губернатора Бориса Немцова. 1995 год.
Съемки журналиста НТВ Ирины Преображенской

Алена Голубева
Оригинал
Источник: «Полет Бориса Немцова – Alexander Gronski


РАСШИФРОВКА

Борис Немцов: «Ну, вот…
Так, поздравляю. Всё нормально?… <Нрзб.>
<Нрзб.> Я скоро вернусь!
Нет, нет, нет. Наш (?) трогать не будем. Нижегородский мы не трогаем.

Это слайд-шоу требует JavaScript.


После полёта:
– Ну, как самочувствие, Борис Ефимыч:
– Да класс. Вам было хуже! Я думаю. Скучнее, холоднее, неинтереснее…

– Мы наблюдали Ваш полёт.
– Да? Нет, вот я вам могу сказать: первое ощущение – стрёмное, так скажем, мягко. Когда мы прямо на очень низкой высоте и женским голосом нам объясняли, что вы на очень опасной высоте летите… Вот, ну, у меня, конечно, Володя классный… Володь, иди сюда. Я могу сказать: это вот – русский герой. Вот это вот, точно. И на таких и держится наша страна. Вот, я, в общем, себя чувствовал, я, в общем, себя чувствовал как кроткая женщина в надёжных руках настоящего мужчины, в начале. Потом, правда, когда уже поднялись высоко, там уже можно было, конечно…

Нет, наоборот, я не знаю, это вы вот его спросите.
…Да, наверху, но очень осторожно. Значит, самолёт очень функциональный, и очень технологичный. То есть, ничего лишнего нет, с одной стороны, с другой стороны, повороты ручек… очень, он реагирует на всё, буквально. В общем, ведёт себя… очень прочувственно он себя ведёт, вот так вот он себя ведёт.

– Но перегрузка была?
– Да, мы перешли звуковой барьер..

– Ощущение?
– Никакого. Могу сказать – никакого вообще! Мы перешли сверхзвук, потом добрались до полутора махов (?), то есть полторы скорости звука, вот. Гораздо больше ощущений, неприятных при взлете, потому что при взлете перегрузка. Потом, мы же взлетели и, чтобы вы могли нас увидеть, пролетели над вами, вы, наверное, обратили на это внимание? Ну вот, вы обратили на это внимание. Вот здесь как раз ощущения… такие, уже более серьезные.

– Цель?
– Ну, я думаю… Дело вот в чем. У нас, наш завод, я считаю, гордость России, да? Так вот, последние несколько лет завод практически не имел никаких государственных и военных заказов. И завод сейчас существует за счет экспортной программы, которая реализуется благодаря чрезвычайному упорству, в первую очередь, руководства завода, ну, и тех людей, которые болеют за Россию и за авиацию. Так вот, единственная возможность у нас сейчас, коль скоро так всё сложилось, единственная возможность – это продвигать наши замечательные, экстра-класса самолёты, я думаю, что они лучше F-16 и F-17. Я, правда, не летал на F-16, но я догадываюсь, что они лучше. Так… наша задача сейчас всеми силами содействовать тому, чтобы завод дальше работал, чтобы 15 тысяч людей достойно жили, и чтоб такие лётчики работали каждый день, а не только, когда 100-летие Всероссийской выставки отмечается.

Это первое, второе – я убежден, что задача экспорта оружия и экспорта самолётов, это задача государственной важности и ей должны заниматься самые-самые высокопоставленные руководители. К великому сожалению, по-моему, высшее руководство ещё до сих пор не осознало, что это наше богатство, это наша гордость, это пополнение бюджета и это возможность обеспечить работой сотни тысяч людей. Так вот, то, что я полетел – я надеюсь, что будет способствовать тому, что наше авиастроение, и, в частности, наш завод, в первую очередь наш завод, обретёт новые заказы, в том числе экспортные. Я очень надеюсь, что во время нашей, я надеюсь, ближайшей встречи с премьер-министром Черномырдиным, мы вместе с Владимиром Михайловичем предложим ему конкретную программу действий по продвижению российских самолетов на рынке, в первую очередь, в Юго-Восточной Азии, ну, может быть, и Центральной Азии, не знаю, тут уж Владимир Михайлович лучше меня знает. Куда он скажет, туда и будем проталкивать!


Теперь… Это первое.

Второе: у меня действительно была детская мечта, как, наверное, и у всех людей моего поколения, поскольку я рос тогда, когда Юрий Гагарин полетел в космос. И тогда, когда первые летчики-космонавты выходили в космос. У меня была такая детская мечта, может быть, она и наивная – стать космонавтом, либо летчиком-испытателем, в этом смысле, конечно, довольно банально всё звучит. Конечно, мечту тогда осуществить не удалось, и не удалось ее осуществить и недавно, потому что, оказывается, как говорил экс-министр обороны Павел Сергеевич Грачев, нужно было разрешение Верховного главнокомандующего, то есть президента. Я президента не хотел утруждать такими вопросами и ничего у него не спрашивал. Теперь у нас Павел Сергеевич уже не министр, и можно уговорить было Владимира Михайловича, что я и сделал, хотя уговаривал я его два года. Ну вот, он все-таки сломался, слава богу. А вторичное желание очень сильное возникло, когда на нашем авиашоу во время празднования Дня победы летали наши замечательные летчики, и Володя летал, и вы знаете, московские замечательные летчики, и Пугачев, и Квочур. И, когда я на это на всё смотрел, меня, конечно, брала страшная зависть, и вот и всё, что случилось.

– И всё-таки, вернемся к вашему заявлению о том, что этот полет, по вашей мысли, будет способствовать продвижению наших МиГов на внешнем рынке. Как вы себе это видите?

– Ну, во-первых, уже сейчас есть, слава богу, экспортная программа, именно поэтому авиационный завод вовремя платит налоги. Я думаю, это уникальное предприятие из военно-промышленного комплекса, которое не имеет ни одной копейки долга перед бюджетом и платит вовремя заработную плату, пусть, конечно, не такую большую, как хотелось бы, но тем не менее. Это случилось почему? Потому что у завода есть экспортная программа, и он участвует в крупных контрактах с Индией, например, ну и с другими странами.

Теперь, индийский контракт, он хоть и довольно значительный, но, тем не менее, он рано или поздно кончится. И нам надо думать, куда двигаться дальше и какие контракты дальше подписывать. Например, когда американцы проталкивают свои F-16 и F-18, то для того, чтобы контракт был заключен, лично президент связывается со своим коллегой в стране, куда хотят продать самолеты, чтобы коллега согласился купить американские самолеты. Я думаю, что премьер-министр, ну, и президент, когда выздоровеет, тоже периодически должен будет звонить своим коллегам в Индию, там, в Пакистан, в Иран, я не знаю, во Вьетнам, Малайзию, в Индонезию, Филиппины, куда угодно, и помогать нам. Это раз.

Второе: сейчас еще ведь отчаяние положение, я уже говорил об этом – нет военного заказа. И теряются фантастические возможности российского авиастроения. Нет ни одного самолета, заказанного в этом году «Соколу», вообще ни одного, ноль, понимаете. Я понимаю, что не нужны сейчас десятки самолетов…»


Видеоархив в Facebook

2 комментария для “Полет Бориса Немцова на МиГе”

  1. Уведомление: Борис Немцов: «Сейчас просто воруют и точка» | НЕМЦОВ МОСТ

  2. Уведомление: Губернатор Немцов: «Это один из последних шансов выкарабкаться…» — НЕМЦОВ МОСТ

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.