Борис Немцов: «Чем дороже нефть, тем глупее правительство»

12.02.2018
История. Интервью с Борисом Немцовым

Издание «Фонтанка.ру»
Борис Немцов: Чем дороже нефть, тем глупее правительство
28 ноября 2007 года

В минувшие выходные Борис Немцов впервые побывал в отделе милиции не по своей воле. Разительные метаморфозы происходят с человеком, который был чуть ли не преемником Ельцина.

В Петербурге в воскресенье, 25 ноября, в ходе разгона неразрешенного «Марша несогласных» милиция задержала лидеров «Союза правых сил» Никиту Белых, Бориса Немцова и Леонида Гозмана. Об этом сообщило агентство «Интерфакс». Гозман был задержан еще утром возле офиса партии «Яблоко».
Неправильный переход улицы
Стоя на площади Белых и Немцов, которого СПС 23 ноября выдвинула кандидатом в президенты РФ, были задержаны на Дворцовой площади. Как сообщил Немцов агентству по телефону, он общался с пенсионерами и учителями, все вели себя мирно, но в какой-то момент налетели ОМОНовцы, схватили его и бросили в автозак. После часа пребывания в милиции Немцов был отпущен.
Как сообщила пресс-секретарь политика Лилия Дубовая, на требование объяснить, на каком основании его задержали, милиционеры сказали, что Немцов нарушил правила перехода улицы. Она также заметила, что Немцов собирался вылететь из Москвы в Петербург накануне ночью последним рейсом. Однако он улетел лишь в воскресенье в 7 часов утра якобы из-за нелетной погоды. (ссылка)
Немцов задержан на митинге оппозиции в Санкт-Петербурге, 25 ноября 2007 года.
Фото: Андрей Сидоров / Интерпресс / ФотоXПресс

Узнал ли гражданин Немцов что-то новое о жизни за последние годы (и дни – такие, как Марш несогласных 25 ноября)?
Об этом «Фонтанка» спросила у бывшего первого вице-премьера.

— Я каждый день что-то новое узнаю. За последние несколько месяцев я посетил десятки городов и встретился с многими десятками тысяч людей. Несколько наблюдений. Во-первых, страх. Причем, страх глобальный.

— Страх на уровне чиновников?
— Не только. Губернаторы боятся, что их снимут с работы, потому что они не выполнят процент, который должны обеспечить в голосовании за Путина. Очень боятся бизнесмены, что после выборов будут отнимать бизнес, причем на разных уровнях и разные рэкетиры. Студенты боятся, что отчислят из университета, поскольку не хотят голосовать за тех, на кого указывают. Пенсионеры боятся, что не получат пенсии, потому что им внушили, что пенсию платит «Единая Россия» и, не дай Бог, если не проголосуют. Врачи и учителя тоже боятся. Нет ни одной группы населения, которой бы не было страшно.

— Но большинство невозможно заставить проголосовать.
— Есть чрезвычайное неверие в собственные силы: да что ходить на эти выборы, за нас все уже решили. Все за нас уже написали. И третье — это холуйство. Астахов и вся эта компания (движение в поддержку Путина. — ред.) — они уже все охолуели. Я все время ввожу в русский язык новые слова. Они охолуели. И это как метастазы распространяется по стране. Кто-то с ненавистью облизывает, кто-то со сладострастием глубоко, кто-то поверхностно. Низменное, рабское, что есть, к сожалению, в людях, сейчас поднимается наверх. Совокупность со страхом, с пассивностью дает результат.

— Неужто все так запуганы?
— Причем по поводу страха могу дать еще несколько зарисовок. Рязань. Женщина говорит, что хочет голосовать, но боится. Чего? Она отвечает: «Наивный вы человек, Немцов, а отпечатки пальцев…». Все смеются. Она: «Отпечатки пальцев — дело серьезное, если я не там поставлю галочку». Я советую: «Покупайте резиновые перчатки». И зал в 600 человек абсолютно серьезно слушает, а дама наверняка купит. В Ростове-на-Дону работница кондитерской фабрики рассказала: «Начальник сказал, чтобы прийти с мобильником, где фотография бюллетеня c галочкой, 3 декабря». Такая туркменизация сознания и страны — это катастрофа, конечно.

— А вот несколько лет назад лидеры СПС очень даже поддерживали Владимира Путина…
— Моя мама мне с детства внушала: чекистам верить нельзя. Я никогда за этого человека не голосовал, вы мне этого не шейте. У нас были дискуссии, и Чубайс с Кириенко поддерживали Путина. Нас с Хакамадой там не было. И нужно иметь в виду — есть Путин ранний, когда налоги снижались в стране, пытались сделать реформы, пытались земельное законодательство изменить… А есть поздний Путин, у которого проблема как бы уйти, но остаться. И кроме того, ненависть к любому инакомыслию, подозрения. Путин забронзовевший…

— Может быть, это издержки трудовой деятельности. Все-таки, 8 лет.
— А можно вопрос, а вот за вторую четырехлетку что он сделал? За первую могу назвать, а за вторую? Вторая четырехлетка была посвящена теме, как собственность и деньги больше контролировать.

— У вас есть претензии к сотрудникам милиции, в гостях у которых невольно вы побывали в Петербурге?
— Нет, чай пили, они обещали голосовать за СПС.

— А на что вы рассчитывали, когда ехали в Петербург с тем, чтобы принять участие в акциях оппозиции?
— Я же накануне участвовал в московском марше… Могу сказать, в чем разница… Там люди совершенно спокойные, многие уже поняли очевидно, что это беспредел — разбираться с мирными людьми и пытаться заткнуть им рот…
Тут я видел стеклянные глаза, остервенелые лица, абсолютное нежелание понимать, что происходит. Я стоял рядом с Дворцовой площадью, разговаривал с пожилыми петербургскими интеллигентными женщинами, одна из них работает учительницей русского языка. Обсуждали почему такая дорогая нефть и такие низкие пенсии, почему такие дорогие коммунальные услуги, почему растут цены… И тут подскочили пятнадцать хулиганов в форме ОМОНа, которые в истерике колотили всех людей кругом…

— Наверно, это провокаторы?
— Н-е-ет… Они же затолкали меня в эту… Нет, конечно, не провокаторы. Власть показала свое лицо истинное, трусость. Неадекватные меры, которые предпринимает власть, свидетельствуют о том, что она просто боится своих людей. Смотрите, какое очернительство «Союза правых сил», поток лжи, начиная с распространения листовок, арест наших газет, раздача дисконтных карт среди пенсионеров, якобы от имени СПС, демонстрация геев около нашего офиса.

— Ничего нового…
— Это лицо власти. Сильный правитель так бы себя не вел. Сработал очевидный, пожалуй, эффект: «власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно».

— Из-за чего это?
— Если я буду вам с утра до вечера говорить, какой вы великий журналист, что все остальные рядом с вами букашки, что они никто и звать их никак…

— А помните, вам говорили, правда, давно это было, что вы — преемник Ельцина?
— Во-первых, я был под жестким огнем критики. Всегда. Я могу сказать, в чем разница между преемником Путиным и мной. Преемник Путин дружил с олигархами, а Немцов воевал с ними.

— Но не только воевали?
— С Березовским воевал, потому что он хотел захватить “Газпром”, потом, когда они хотели хапнуть вместе с Гусинским «Связьинвест», Путин стоял в стороне, а мы боролись. Более того, когда раскручивалось дело “Мабетекс”, он был инициатором, чтобы Скуратова сняли со всех должностей.

— Он прикрывал Пал Палыча Бородина, это естественно. А вы защищали Собчака, когда его преследовала генпрокуратура.
— До олигарха ему было далеко. А сейчас главный лейтмотив, что вот в 90-е годы были олигархи, и теперь мы их победили. Это наглая ложь. Олигархи рекомендовали его через Дьяченко в президенты, а мы с ними боролись. Так вот, мы тогда проиграли.

— Откуда эти олигархи появились? При вас же.
— Объясняю. Я был губернатором шесть лет. В правительство пришел в 1997-м году под лозунгом борьбы с олигархами. По моей инициативе мы прекратили все залоговые аукционы. А сейчас власть врет и морочит людям голову… Когда я избирался губернатором, у меня были честные выборы.

— Зато когда после вас на выборах в Нижнем Новгороде победил Клементьев, его посадили.
— Он реально победил на выборах мэра, это было в 98-м году, когда я работал уже год в Москве. Он действительно победил честно, потом его посадили, что я считаю глупостью. Вы мне все время пытаетесь пришить то, что я не делал.

— Акции оппозиции, в которых вы теперь участвуете, немногочисленны. А может, нашей стране не нужна никакая оппозиция?
— Многие страны живут без оппозиции. Это отсталые страны.

— В Европе если людей что-то не устраивает, сотни тысяч выходят на демонстрации. Где был бы этот ОМОН?
— Каждый народ достоин своей власти, это аксиома. То есть мы признаем, что Россия — третьесортная страна? Безнадежна ли наша борьба? Я считаю, что вода камень точит. Несколько человек вышли на Красную площадь против танков в Праге. Большинство думало, что они сумасшедшие, а потом выяснилось, что они правы, когда Сахаров был против вторжения в Афганистан, его сослали в город Горький…

— Зачем вам это? Вы весьма обеспечены, могли бы спокойно жить.
— Я многодетный отец. И я не хочу, чтобы мои дети ощущали страх, полную безнадегу. В стране не так много людей, которые не боятся. Я не боюсь. Кто-то должен это делать. Я не говорю, что я такой уж бесстрашный, ничего подобного, но их я не боюсь. В то же время я знаю, что мою позицию поддерживают очень много людей. Причем людей, которых я уважаю, дорожу, которые и образованные и энергичные и являются двигателями прогресса. Есть люди, которые сидят в вагоне, а есть те, которые двигают локомотив. Так вот, те люди, которые в локомотиве, это мои люди.

— Ваш прогноз на 2 декабря?
— Я думаю, что это последние выборы.

— В каком смысле?
— В прямом.

— Вас предлагают как кандидата на президентские выборы.
— Я рассматриваю это, как способ борьбы за права людей, за своих детей. Я понимаю, что сколько они там голосов напишут, столько и получится. Но надо использовать любую легальную возможность для того, чтобы проводить свою линию.
Эта власть обладает уникальной особенностью, которую мало знают — это циничность и жестокость. И когда есть выбор между гонкой вооружений и бабушкой, когда есть выбор между спецслужбой и врачами, когда есть выбор между чиновниками и учителями, власть выбирает первое.
Мне кажется, что чрезмерный цинизм и жестокость — это главные проблемы России. Раньше, когда нефть стоила 10 долларов за баррель, я думал, что стоила бы она 30, вот бы Россия зажила. Сейчас она стоит 100. Как были нищие регионы, так они и остались. Как были нищие пенсионеры, так они и остались. Я понял, что проблемы не в деньгах, а в аморальности власти и в цинизме …

— Любая власть цинична.
— У них нет базовых ценностей в голове. Для них “не укради”, «не убий» не является запретом. Вот почему меня закрыли полностью, почему я почти под запретом. Я поставил им диагноз.
У нас совсем разный взгляд на страну. Они считают страну крепостной и самодержавной, а я считаю, что Россия должна быть европейской страной. У них пенсионная система в кризисе, судебная система… правосудие..
Назовите хоть одну реформу, которую они проводят? Реформа энергетики превратилась в скупку энергоресурсов Газпрома. У нас из двух монополий будет теперь одна монополия. Поэтому прекратите говорить про реформы. Есть лишь алчное желание остаться у власти и за счет ста долларов за баррель дать сто рублей бабушке Пелагее, чтобы проголосовала на выборах.

— А нынешней цене на нефть вы завидуете?
— Чем дороже нефть — тем глупее правительство. Закон Гайдара. При цене нефти в сто долларов, в правительстве люди работают с IQ ниже 30.

28.11.2007
Беседовал Александр Горшков
Источник: «Фонтанка.ру»

Добавить комментарий