Борис Немцов и Егор Гайдар. Две истории

20.03.2018
Имена. Памяти Егора Гайдара

Как глоток свежего воздуха после выборов, склок, ненависти и разобщенности – вспомнить, пусть с горечью и болью, тех, кого с нами уже нет. Люди, масштаб которых ценили при жизни, при разном к ним отношении (Гайдар), и те, которых многие оценили, увы, после – Борис Немцов. Спасибо вам за гамбургский счет.
Ссылка

19 марта день рождения Егора Гайдара.
Его любили и ненавидели. Не хочу сейчас спорить о его роли и его реформах. Просто вспомнить о нем. И его друге и товарище Борисе Немцове, который, несмотря на былые разногласия, всегда говорил о нем очень тепло.

Фрагмент из фильма Павла Шеремета (трагически погибшего совсем недавно близкого друга Бориса) «Долгое время». 2010 год

 


РАСШИФРОВКА

«Я стал губернатором тогда, когда Гайдар премьер-министром. И первое знакомство было по телефону. Я ему сообщил, что в Нижнем нечего есть, что в Нижнем нет топлива, что я работаю диспетчером.
Гайдар меня успокоил. Он сказал: «Борис Ефимович, не волнуйтесь, так во всей стране».
Я говорю: «А как насчет зерна. Вот у нас на два дня…»
Он говорит: «У нас в стране нет запасов и мы должны, в общем, как-то выискивать решения самостоятельно».

Я его тогда не видел, а увидел я уже его так, по-настоящему, и мы стали вот так общаться – это уже было в 92-м году. Он приехал буквально в марте на первый в России аукцион по приватизации магазинов.

Нас встретил грандиозный митинг работников советской торговли, такие, такие плотненькие, такие работницы советской торговли, которые говорили, раньше, по крайней мере: «Вас много, а я одна», в таких мохеровых шарфах, в шапках, такой здоровый слой косметики на лице: помада, пудра, в общем, представляете тот образ. Конечно, молодежь вряд ли это сейчас помнит.
И вот они стояли с плакатом. У них почему-то трафаретный был один плакат. Плакат был такой: «Руки прочь от советской торговли».
Это была комедия: талонная система, 17 видов талонов и так далее – «Руки прочь от советской торговли».
Полная площадь: норковые шубы, мохеровые шарфы, «Руки прочь от советской торговли», вот, Гайдар проходящий в зал политпросвещения, где первый в России аукцион по продаже магазинов, и первый магазин был продан «Сыры» на открытом аукционе.
Гайдар, честно говоря, радовался, как ребенок, сидел, открыв рот, да, хлопал в ладоши, говорил: «Слава богу, всё началось, всё хорошо».

Потом этот магазин, там, действительно блестяще работал, кстати, директор магазина выиграла тогда этот аукцион и потом туда приходила уже Маргарет Тэтчер, и Гайдар заходил в этот магазин уже там, через год, когда приезжал. Ну, то есть, это такой легендарный совершенно магазин.
Вот. Это уже было первый раз, ну такая уже встреча.

Следующая (все встречи, в принципе, 92-го года запоминающиеся были). Следующая встреча была по поводу Чебоксарского водохранилища. Это такая легендарная теперь история. Гайдару, честно говоря, было не до водохранилища, но тем не менее.

Наши соседи хотели поднять уровень в водохранилище, и для Нижнего Новгорода это означало катастрофу, потому что город под водой просто оказывался, полтора миллиона жителей и всё – с подтопленными фундаментами: метро, автозавод, завод «Красное Сормово», ну, в общем, кошмар.
Мы поняли, что это катастрофа, ну, кроме того, Волга вообще в болото превратилась, да, там залив лугов, запах соответствующий, цветущая река, цветущая вот этими вонючими водорослями.
Я попросил его собрать совещание с приглашением, там, всех людей. Мы пришли. Он такой был довольно уставший, и я ему тогда говорю, что, Егор Тимурович, Вы знаете, вот такая проблема, катастрофа для Нижнего, Чебоксарскую ГЭС хотят поднять…
Он недолго, кстати говоря, проводил совещание, он быстро очень соображал, очень-очень быстро, и принял решение — Чебоксарское водохранилище не поднимать. Точка.

Я совершенно такой, знаешь, вот, восхищенный, во-первых, скоростью, как он всё это решил, и радостью, что, Слава богу, город будет жить, спустился вниз, он на старой площади работал, на пятом этаже, там меня ждал вице-губернатор Скляров, которому я сообщил радостную весть. Он сказал — надо отблагодарить Егора Тимуровича, и мы по русской традиции должны ему сделать подарок, в смысле, дать взятку, насколько я понял.

Дал такую огромную бутылку мне арзамасской водки – это очень символично, потому что все-таки Аркадий Гайдар был из Арзамаса, огромное количество мест, связанных с Гайдаром, Егор, кстати, со мной приезжал в Арзамас неоднократно, там Гайдара все любили, от дедушки до Егора, ну действительно просто боготворили, и с этого ликероводочного завода имени Гайдара вот такая полуторалитровая или трехлитровая бутылка, я уж не помню, ну и так, на всякий случай, две банки черной икры довольно такие большие, ну плюс матрешки, Хохломская роспись, ну, в общем, что бог послал.

Вот со всем, что бог послал, поднялся я к Егору Тимуровичу, секретарь говорит – я говорю: «Можно к Егору Тимуровичу» – «А что такое?» – Я говорю: «Ну, я ему кое-что забыл передать».

Открывается дверь, я захожу: «Вот, Егор Тимурович, спасибо Вам большое». И всё.
Такого количества мата – он покрылся пятнами, он топал ногами, он на меня кричал, он меня выгнал в конце концов. Со всем: с водкой, с икрой, со всей программой. Значит, я уже не помню, кубарем свалился с 5-го этажа, наорал на Склярова, вот. Это к вопросу о честности…

Даже недруги Гайдара, даже люди, которые его считают ну, таким дьяволом, да, признавали, что в личном плане Гайдар был очень скромным человеком, никто никогда его не обвинял в том, что он там что-то своровал и так далее, и тому подобное.
И я должен сказать – это большая редкость и для современного российского государственного строя, и, кстати, тогда тоже.
Вот. Это очень важно. Поэтому, когда начинают говорить: «Они ограбили», там, и так далее, ведь люди грабят ради чего? Ради того, чтобы себе карман набить. Но это очевидно к Гайдару никакого отношения не имело».

Алена Голубева
Оригинал


Видеоархив в Facebook

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.