Борис Немцов: «Я – не питерский, а это почти приговор»

02.05.2018
Интервью с Борисом Немцовым

Фонтанка.ру
Я – не питерский, а это почти приговор
29.08.2007

Фото Валерия Мишакова.

Он посидел и в кресле губернатора, и в кресле вице-премьера, и – депутата Госдумы. Его называли младореформатором и считали, что он преемник Бориса Ельцина. Сегодня он простой гражданин Борис Немцов, который хочет, чтобы политика была без бл..ства.

Фотографии — Адамович Александр

 

О жизни

– Недавно вы написали книгу. Зачем?

– Эта книга – подведение черты под важным этапом моей жизни – политическим. Я очень повзрослел и теперь смотрю иначе на те вещи, которые совершал будучи губернатором, премьером и т.д.
Это своеобразная черта между политической и общественной деятельностью. Я, например, считаю, что главная проблема для России – это не правые, левые и центристы, а жестокость, равнодушие, вранье и цинизм. Проблемы эти не политические, а — в нас. Главная ошибка власти – вместо того, чтобы жестокость исключать, она ее сама генерирует. Вот сейчас будет годовщина трагедии в Беслане. Мы помним, сколько умерло людей и никто за это не ответил. Мы помним, как вели себя власти, когда россияне погибли в театральном центре на Дубровке. Эти 129 человек можно было спасти, но правительство этого не сделало. Мы помним, как вел себя президент, когда утонула подводная лодка «Курск». Какая-то чрезмерная жестокость и равнодушие. Мне кажется, это катастрофа. Россия и так жестокая страна, она к этому предрасположена, но начальники должны эту агрессию нивелировать. Но вместо этого они ее эксплуатируют, разжигая ненависть ко всему остальному миру.

– Почему вы пересмотрели свои взгляды на жизнь?

– Мало кому рассказывал эту историю, вам расскажу. Было это в августе 2005 года. Ураганный шторм километров 80 в час. Я вышел на доске виндсерфинга между Корсикой и Сардинией. Суда не ходили. Я не удержался и упал в воду. Течение оказалось сильным, доску с парусом унесло. Я один оказался в море и пытался выбраться. Я сорок минут болтался в воде и был синий. Меня увидел матрос со случайно проплывающего корабля и бросил спасательный круг. Когда я забрался на судно, я понял, что есть вещи поважнее, чем борьба с коммунизмом и так далее. Мне-то он бросил круг, а миллионам людей круги не бросают.

 

О Путине

– Вы при Ельцине были при власти. Почему вы не вошли в команду Путина?

– Во-первых, я – не питерский. А это, согласитесь, почти что приговор. Я не согласен с тем, что Путин делает и я против суверенной демократии. Мне кажется, что суверенная демократия – это цензура, коррупция, обман народа и лишение права людей избирать власть и ее контролировать. Я против чекистско-бюрократического капитализма, который отстроен в стране. Я — за открытую, конкурентную рыночную экономику. Мы с Владимиром Путиным имеем разное видение на развитие страны.

– Все-таки вам предлагали работать в Кремле при Путине?

– Нет, что вы. Обратите внимание на кадровую политику двух президентов. Ельцин никогда не боялся людей самостоятельных и с собственным мнением. Он мне как-то сказал: «Ты, наверное, думаешь, что ты умнее, зато я президент». У Путина несколько другая кадровая политика – чтобы все были вокруг послушные, серые. Я вряд ли подхожу под этот образ. Есть два Путина – ранний, способный принимать решения, и нынешний – «забронзовевший», важный, где только лесть, лицемерие, пропаганда.

– Наверняка в Кремле, когда обсуждали кто станет преемником Ельцина, советовались в том числе и с вами. Вы на кого указывали?

– Я сам был преемником. Но когда речь зашла о наследнике в 1999 году, я уже им, к счастью, не был, и в этих дискуссиях не участвовал.

 

О политике

– Вы говорите, что будете заниматься общественной деятельностью. А чем она, с вашей точки зрения, отличается от политики?

– Безусловно, это связанные вещи. Общественная деятельность носит более гуманитарный характер. Например, я плачу стипендию одаренным детям Нижнего Новгорода, активно помогаю школе имени Валентины Терешковой, где я учился. Мы, кстати, создаем попечительский совет этой школы.
Наша партия помогает и Андрею Сычеву, которому ампутировали ноги.

– Всего же шесть тысяч рублей…

Ну, вы знаете, это деньги. Я, конечно, понимаю, что для Петербурга они небольшие, но для Екатеринбурга – это деньги. Кстати, мы недавно были у Андрея дома.

– В последнее время в крупных городах России прошли так называемые марши несогласных. Готовы ли вы идти маршем вместе с национал-большевиками?

– Не готов идти. У меня от рук большевиков погибли родственники. Плевать на их могилу я не буду.

– Для того чтобы изменить политический курс в России должен произойти бунт?

– Нет. Категорически нет. Как участник «оранжевой революции», хочу сказать, что нам это противопоказано. Мы все друг другу разобьем морды в кровь и ничего хорошего не будет. Как участник двух «бархатных революций» 1991 года в России и 2004 – на Украине, хочу сказать: чудо должно произойти, чтобы в стране прошла революция и не пролилась кровь. Я может быть и бунтарь, но не экстремист.
Кстати, могу вас успокоить. «Оранжевой революции» не будет. Вот у нас отобрали голоса, народ никуда не вышел. Поэтому «оранжевой революции» не будет, а «красно-коричневая» может быть.

– Насколько вы осведомлены о ситуации с СПС в Санкт-Петербурге, и кто может возглавить региональный список партии на выборах?

– Я встречался с активом и сторонниками нашей партии. В Петербурге сложная ситуация. Безусловно, нужен яркий лидер во главе Союза Правых Сил и обязательно должна быть внятная и четкая позиция на предстоящих выборах. Я думаю, что если это произойдет – у нас будет хороший шанс. Если же это не произойдет, то станет очень трудно и мы можем вновь потерпеть неудачу, как было весной.
Мы обязаны найти уважаемого и достойного петербуржца, который возглавит Союз Правых Сил в северной столице.

– Почему вы поддерживаете Ющенко?

– Я Ющенко знаю с 90-х годов. Мы познакомились, когда он возглавил «Национальный банк Украины». Мы с ним близки по идеологии. Он считает, что Украина – страна европейская. Я считают, что Россия – страна европейская. В свое время мы даже подписали договор между СПС и «Нашей Украиной». Когда случилась «оранжевая революция», я поехал его поддерживать, абсолютно не зная, чем это может закончиться.
Я понял разницу между Ющенко и Тимошенко. Большая, скажу вам, разница. Юлия Владимировна стремится к власти любой ценой. Хотя ее называли «оранжевой принцессой», она больше напоминает «красного директора». Управляла она Украиной так, что развалила там все и породила гигантский кризис и огромные проблемы.

Кстати, был такой случай, когда Ющенко чуть ли не держал за подол Юлю, чтобы она не спровоцировала во время революции кровавые столкновения. Видел это сам. Он сказал, что если прольется хоть капля крови, то он не сможет спокойно жить.

– А как вы относитесь к Джорджу Бушу?

– Большего вреда миру, чем Буш, никто не нанес. И большей дискредитации демократии по-моему тоже никто не сделал. Я недавно участвовал в конференции в Крыму, в Ялте, и там был Билл Клинтон. Он выступал по поводу российско-украинских отношений и сказал: «Я знаю про проблемы с газом, Черноморским флотом и русским языком. Я также знаю, что тридцать тысяч человек ежедневно умирают от холеры, от СПИДа страдает половина Африки. Все ваши проблемы с газом и флотом ни в какое сравнение не идут с тем, что умирают люди. И вы прекратите ссориться». Тогда я понял, в чем разница между Клинтоном и Бушем. Клинтон себя считает человеком мира. Он не мыслит категориями типа, выгодно, чтобы поссорились Россия и Украина, а думает глобально. А Буш – ковбой. Ничего, кроме своей Америки, не знает и считает, что все должны равняться на нее. Проблемы у него с головой, очень серьезные.

 

Фото Валерия Мишакова

29.08.2007
Беседовал Алексей Яушев
Источник: Фонтанка.ру

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.