Возвращение имен. Огороженная акция

29.10.2018
Акция памяти

29 октября в Москве у Соловецкого камня на Лубянке проходит ежегодная акция «Возвращение имен».
Весь день люди вспоминают и зачитывают имена репрессированных в годы Большого террора.

Для согласования акции «Возвращение имен» в этот раз потребовалось выездное совещание с участием представителей мэрии. Сейчас на Лубянке проходят ремонтные работы, и из-за этого ежегодное мероприятие на какое-то время оказалось под угрозой срыва. 19 октября появилась информация, что правительство Москвы отозвало разрешение на ее проведение. Акцию было предложено перенести к Стене скорби на проспекте Сахарова. Однако оценив на месте масштаб строительных работ, городские власти мероприятие все же согласовали.

«Возвращение имен» пройдет с 10 часов утра до 10 часов вечера. Люди приходят, чтобы взять свечу и листок с именем расстрелянного москвича, отстоять очередь и прочесть его имя в микрофон на всю Лубянскую площадь.

Акция «Возвращение имен» проходит уже в двенадцатый раз. Ее также организовывают и в других российских городах.
Блоги «Эхо Москвы»

Фотографии — Евгений Фельдман для «Медузы»

 

Katia Margolis:
«Огородили гетто. Снаружи даже нельзя заподозрить, что за строительным забором по всему периметру площади вокруг Соловецкого камня идет не стройка, акция Возвращение имен у Соловецкого камня

…мой папа… расстрелян в ноябре 1937, Роза… моя мама… расстреляна в Коасноярске в 1938… враг народа … в 24 года, — голос старушки у микрофона прерывается.

На фоне Лубянки висит, как перевернутый вопросительный знак, крюк подъемного крана, пригнанного для несуществующих ремонтных работ. Точнее, метафорической реставрации. Если б поверженный в 91-м Дзержинский все еще лежал бы на площади, то этим краном его бы и подняли и водрузили на место во всем величии.
Люди все приходят. Увы, почти все лица знакомы или полузнакомы. В гетто поневоле всех узнаешь.

Как же странно однако… ведь, казалось бы, сегодняшним, бессовестным, временщикам и циникам куда проще было б не демонстрировать свою преемственность, а быстренько откреститься, отговориться делами давно минувших лет: ну какие-то там гады кого-то убивали, но мы-то тут при чем… но тут — чуть ли не впервые живое чувство — и чувство это отчаянная ненависть. Они просто не могут совладать с собой: и вот огораживают, запрещают, сажают Дмитриева, пытаются зачистить территорию, чтоб ни один росток ненужной памяти не дал живых всходов.

В переходах сорваны все указатели. Милиционеры нарочно что-то бурчат под нос.
И все новые люди подходят к микрофону:
“Уборщица и монахиня», «корректор типографии», «студент», «ночной сторож», «математик»
Имена имена имена.
Имена, выкликнутые из темноты. Имена людей, которые никогда не смогут рассказать о своем предсмертном ужасе на краю расстрельной ямы.
Вечная память».

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Оригинал

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.