Борис Немцов: «Не надо насиловать страну!»

16.02.2020
История. Интервью с Борисом Немцовым
Декабрь 2003 года

Сайт Бориса Немцова
Борис Немцов: Не надо насиловать страну!
04.12.2003

Корр: Борис Ефимович, какое у вас настроение за несколько дней до выборов?

Борис НЕМЦОВ: Если честно, на душе тревожно. Сейчас ситуация складывается так, что демократические силы впервые в истории России либо вообще не попадут в Думу, либо их присутствие будет сведено к минимуму. Вы сами отлично знаете, кто сейчас лидирует, у кого сильный административный ресурс и на чью победу брошены все силы. К тому же в стране в последнее время быстро набирают очки национал-социалисты. Результат всего этого может быть трагическим — Дума сильно покоричневеет, а это очень опасный для страны процесс.

Корр: Вы считаете, что это реально?

Борис НЕМЦОВ: Абсолютно. И во многом из-за того, что наш электорат пребывает в благостном настроении. Нет ощущения, что что-то угрожает его личному благополучию: есть достойный заработок, возможность дать хорошее образование детям, путешествовать. Наш избиратель считает, что все тревожные вопросы были сняты на прошлых выборах. Они не ощущают угрозы, которая исходит от национал-социалистов.

Корр: Ну и не будет правых в Думе, что от этого изменится?

Борис НЕМЦОВ: А давайте представим, как бы развивалась наша история, если бы правых вообще не было. Ведь это мы строили новую Россию. Гайдар спасал страну от гражданской войны в 1991 году. Методы оказались очень болезненными, однако вывели страну из состояния комы. Другие только критикуют или вообще молчат. Причем, как тогда, так и сейчас. Сейчас в стране экономический рост — 5-6 процентов. Растет частная экономика. Кто ее создал? Союз Правых Сил. Это для тех, кто ищет виноватых. Нам совсем не стыдно, что мы в тяжелый для страны момент не испугались и не заверещали, а взяли ответственность на себя.

Корр: А с чем сегодня вы идете в Думу?

Борис НЕМЦОВ: Теперь — что касается обещаний. В повестке дня, если отбросить истерику, издержки дебатов, есть один фундаментальный вопрос, связанный с кошельками. В стране миллионы малообеспеченных людей. Все партии разделены на две части по решению проблемы роста доходов. Одни — партии Шариковых и Швондеров — считают, что надо отнять и поделить, а СПС считает, что надо работать и зарабатывать.

Структура российской экономики — это крупные корпорации, монополии. Такая экономика нам досталась в наследство от советского периода, сейчас она уже частная, но ее структура изменилась мало. В таких компаниях, как Газпром и РАО ЕЭС, работает далеко не вся Россия. Во всей нефтяной промышленности, которая дает львиную долю ВВП, работает меньше миллиона человек. Остальные, не занятые в экономике, живут за счет налогов с корпораций. Теперь посмотрим на структуру европейской, американской или японской экономики. Их основу составляют не Дженерал Электрик, не Дженерал Моторс, не Майкрософт, а предприятия, где работают от одного до ста человек, то есть малые и средние предприятия. Основа экономики этих стран — малый бизнес и средний класс. Это и есть рецепт Союза Правых Сил. Мы как партия экономического роста бьемся за то, чтобы снизить налоги с малого бизнеса, чтобы создать конкуренцию между небольшими предприятиями и за счет этого обеспечить экономический рост и рост доходов.

У России есть уникальное преимущество — богатые природные ресурсы, мы предлагаем основное налоговое бремя перевести на сырьевые компании. А тем, кто занят в строительном секторе, торговом, наукоемких технологиях, издательском бизнесе и прочих сферах, надо снижать налоги. Что при этом произойдет? Мы уйдем от сырьевой направленности экономики, раскрепостим промышленность, выведем из тени значительную долю экономики, поскольку сейчас большие налоги заставляют от них уходить тем или иным способом. Мы создадим рабочие места в малом и среднем бизнесе и тем самым создадим средний класс и преодолеем бедность. Мы развернем крупномасштабное жилищное строительство, запустив механизмы ипотеки. У нас есть план — миллион ипотечных кредитов молодым семьям за четыре года.

Корр: Почему же ваша программа не находит широкой поддержки?

Борис НЕМЦОВ: Что, например, предлагают Шариковы со Швондерами? Незатейливые и достаточно популярные вещи: давайте сейчас олигархов раскулачим и все всем раздадим. Сначала я вам приведу данные, о которых они предпочитают умалчивать. Подсчитано, что у олигархов можно безболезненно изъять в виде природной ренты 7 миллиардов долларов. Разделите 7 миллиардов долларов на 145 миллионов человек, а потом — на 12 месяцев. И получится прибавка к зарплатам и пенсиям около 120 рублей. Главный Швондер предлагает отобрать не 7, а 20 миллиардов. Это значит — надо закрывать все нефтяные и газовые скважины, прекратить добычу газа, вообще на Север замок повесить и оставить людей без работы. Все это на деле обернется социальной катастрофой.

Я вам могу сказать, что 10 лет спокойной жизни без революций и потрясений — и уровень жизни в России будет выше, чем в Восточной Европе. Нам надо 10 лет покоя. Отстаньте от страны, перестаньте над ней издеваться. Вот начали разбираться с Ходорковским — 14 миллиардов потеряли. 40 бюджетов Тульской области убежало из страны из-за таких ситуаций. Это же катастрофа! Всего 10 лет покоя необходимо стране. Да, снижать налоги, а для олигархов повысить, да, провести административную реформу. Но только не надо страну насиловать!

Корр: Но как отодвинуть всех Шариковых и Швондеров?

Борис НЕМЦОВ: Как? Голосовать надо, извиняюсь за банальный рецепт. Умно, самостоятельно, за вменяемых людей голосовать. Не сидеть дома. Выскажу свою точку зрения. Этими выборами сильно манипулируют, людям промывают мозги. Главная угроза — бюрократический реванш. Россия за последние 13 лет переживала 3 угрозы. Первая — угроза коммунизма в 1991-1993 годах не была устранена. Вторая — угроза олигархического захвата власти при позднем Ельцине. Проиграли олигархи — один в Лондоне, другой еще дальше. Сейчас третья угроза, которую люди до конца не осознают, — захват власти обнаглевшей, алчной бюрократией да еще вкупе с партиями национал-социалистического толка.

Корр: В чем это проявляется?

Борис НЕМЦОВ: В том, что у нас вместо независимого суда — басманное правосудие. В том, что у нас вместо независимой прессы сплошная цензура и самоцензура. В том, что вместо нормального предпринимательства — бесконечные чиновничьи проверки, правоохранительная система насквозь вся лжива, коррумпированна и неэффективна, число преступлений растет, а их раскрываемость на 20 процентов упала. Есть очередная угроза захвата власти бюрократией. И эти выборы имеют важное значение, потому что дальше — развилка. Развилка такая: если они захватывают власть в Думе, то установится полицейский режим, если же у них будет меньше 50 процентов голосов — есть шанс, что страна будет двигаться в правильном направлении к строительству социальной рыночной экономики, к защите прав людей. Вот, собственно, весь вывод.

Я считаю, что эти выборы далеко выходят за рамки сиюминутного политического процесса, они определяют вектор развития России до и после 2008 года. Еще одна опасность — национал-социализм. Ксенофобия, шовинизм, разжигание межнациональной розни, попытки оградить Россию от мира — все это предвестники крепнущего национал-социализма. В этом смысле главные задачи Союза Правых Сил — защитить свободу, народовластие, защитить граждан от произвола чиновников. Эти задачи становятся определяющими. Мы обязаны выиграть. Корр: Скажите, пожалуйста, а какие основные, ударные тезисы вашей нынешней предвыборной кампании?

Борис НЕМЦОВ: Мы — партия экономического роста. Мы — за создание новых рабочих мест, в первую очередь в сфере малого и среднего бизнеса, за снижение налогов для всех, кроме экспортеров сырья. Мы — за отделение бюрократии от бизнеса, за крупномасштабный ремонт госмашины. Мы — за профессиональную контрактную армию. Мы за свободную прессу, за независимое правосудие.

Корр: Очень многих волнует ваша работа в области реформы армии и создания профессиональной армии. Объективно, наше государство может содержать профессиональную армию?

Борис НЕМЦОВ: Сейчас идет призыв. Например, в Москве 18-летних молодых людей 150 тысяч человек. И только 4 тысячи из них идут в армию. 145 тысяч, чтобы откосить от армии, получают справки, что они смертельно больны. И я родителей очень хорошо понимаю. Я знаю, что 20 тысяч человек в год колечится дедовщиной, знаю, что за год в армии от дедовщины погиб целый батальон солдат… Знаю, что даже в президентском полку есть случаи суицида и вымогательств. И зная об этом, ни одни здравомыслящие родители своего сына в армию не отдадут. Не потому, что они родину не любят, просто они хотят, чтобы их сын живым остался. Какой контингент собирают в армию? Возьмем последний призыв: четверть призывников не имеет среднего образования, треть — пробовала наркотики, 5 процентов — судимые, половина — имеют ограничения по состоянию здоровья, то есть больные. Можно таким людям оружие давать?

Кризис комплектования, кризис призыва очевиден. Те, кто сопротивляются переходу к профессиональной армии, хотят, чтобы у нас не было армии. Теперь по поводу денег: есть они или нет? Бюджет 2004 года на военные расходы увеличили на 60 миллиардов рублей по сравнению с 2003 годом. Переход армии на контрактную основу требует ежегодно дополнительных ассигнований 35 миллиардов. Эта цифра включает среднюю заработную плату, когда солдат-контрактник получает на 20% выше средней заработной платы по стране; бесплатную учебу в элитных университетах страны; деньги на поднаем квартир для семейных контрактников; эта цифра включает выдачу жилищных ссуд, ипотечных кредитов после службы. Иного выхода нет, кроме контрактной армии. В стране наблюдается явный демографический кризис. И генералы, которые тормозят реформы, отлично знают, что скоро у нас армии не будет. Поэтому мы будем биться за профессиональную армию. И в этом нас поддерживают 90 процентов избирателей.

Корр: Известны Ваши резкие высказывания по поводу ситуации в Чечне. Какова сейчас Ваша позиция и позиция партии по этому вопросу?

Борис НЕМЦОВ: Я могу совершенно точно сказать: решение чеченской проблемы в одночасье невозможно. Чечня — наша Палестина. Там нет войны, считают наши доблестные генералы, а есть всего полторы тысячи боевиков. Но мы все время их уничтожаем, а их не становится меньше. Полторы тысячи — прямо какая-то постоянная величина. Нужен политический процесс. Начать его надо с внутри-чеченского круглого стола, за которым должны сидеть и согласные с Путиным и Кадыровым, и не согласные с ними. Что касается террористов -тут другая история. С ними должны говорить автоматы Калашникова. С такими, как Басаев, вообще не нужно говорить. Вот такая тактика — с народом говорить, террористов уничтожать.

Корр: О президенте. Прошлая предвыборная камлания была посвящена поддержке президента, потому что считалось, что эта поддержка обозначает развитие реформ в нашей стране. А каково Ваше нынешнее отношение к президенту и вообще к верховной власти в стране?

Борис НЕМЦОВ: Мы с уважением относимся к президенту — за него народ проголосовал. Но мы считаем предельно опасным бронзовение власти. То, что сейчас происходит — лицемерие, лизоблюдство, — это ужасно. Раболепие приводит к тому, что такой забронзовевший национальный лидер перестает чувствовать страну. Он перестает оценивать действительность адекватно. Это плохо и для России, и для самой власти. Второй момент. Я считаю, что есть два Путина. Есть Путин — президент, близкий к народу, президент, который проводит реформы. И есть второй Путин, который делает ставку на спецслужбы, убивает свободу, вводит цензуру, который, собственно, стимулирует басманное правосудие. Я горжусь тем, что мы — самостоятельная политическая сила, ни в каком сговоре с властью в связи с выборами не находимся, мы сами боремся за голоса избирателей. Мы знаем, что многие наши сторонники очень обеспокоены ситуацией в стране и не хотят реакции. И мы обязаны представлять их интересы.

Корр: Возможно ли в России заниматься политикой и не совершать сделок с совестью?

Борис НЕМЦОВ: Меня мама с детства приучала быть человеком независимым и свободным. Я не хочу казарм и колючей проволоки. Я знаю, что миллионы людей этого тоже не хотят. Они хотят жить в успешной, свободной стране, не хотят бояться того, что их посадят без суда и следствия. Они говорят: отстаньте от нас, дайте нам жить нормально. И главное, у России есть реальный шанс стать процветающей страной. Вся черная работа нами уже сделана: есть частная собственность, есть миллионы управленцев, есть экономика, интегрированная в мировую экономику, есть авторитет России в мире, есть более-менее внятная налоговая система, есть основа законодательства о независимости судов.

Корр: Скажите, а вы с Яблоком реально хотели объединиться?

Борис НЕМЦОВ: Перед Россией сейчас стоит серьезный выбор: либо национал-социалистическая диктатуpa, либо демократия. И разногласия, которые, естественно, есть между теми, гроша ломаного не стоят по сравнению с этим историческим выбором! Да, Явлинский не любит Чубайса, а Чубайс, наверное, не любит Явлинского. Дальше-то что? Я, тем не менее, реалистично смотрю на жизнь. Я могу вам сказать, что до 7-го мы, естественно, ничего сделать не сможем, это просто противоречит правилам, но после 7-го мы обязаны, если хотим жить в России, создать широкую коалицию, в том числе и в связи с предстоящими президентскими выборами.

Корр: Нынешняя предвыборная кампания почти совсем не затрагивает личную жизнь политиков. Вы же как-то не побоялись сказать достаточно откровенно о своей личной жизни. Скажите, пожалуйста, это предвыборная стратегия или ваше кредо, что политик должен быть таким открытым?

Борис НЕМЦОВ: Чему меня научила богатая многолетняя политическая и административная работа? Все тайное становится явным, это — закон жизни. Поэтому не из-за того, что вот я весь такой белый и пушистый, а просто прагматичный подход заставляет вести себя открыто. У меня трое детей, и я этим горжусь. Старшая моя дочка учится на 3-м курсе МГИМО. Сын Антон учится во 2-м классе в 20-й школе. Это обычная школа, не специальная, не частная. А младшей дочери полтора года. Я делаю все, чтобы они выросли здоровыми, образованными людьми.

Корр: И чтобы к совершеннолетию сына армия была профессиональной.

Борис НЕМЦОВ: Для меня это имеет очень большое личное значение. Я очень сожалею, что у Путина две дочки. Я очень сожалею, что две дочки у Касьянова. Были бы сыновья, уверен что это стимулировало бы Кремль к проведению военной реформы.

Корр: Но если вернуться к началу нашего разговора, как Вы сами считаете, почему демократы балансируют сегодня на грани прохождения в Госдуму?

Борис НЕМЦОВ: Нам слишком легко досталась свобода. Если французы в 1793 году пролили море крови, то у нас существует беспечность и отстраненность от того, что в стране происходит. Это первое. Второе — гигантский масштаб манипуляций общественным мнением. Почти что психотропными пилюлями нас кормят каждый день с экранов телевизоров. Телевидение, особенно государственные каналы, очень напоминает брежневское время. Никто не задумывается всерьез, что совершается крупномасштабный обман народа. Есть популярные люди, допустим, Лужков, Громов в Московской области, если говорить про Единую Россию, тридцать глав субъектов федерации. Они в Думу не пойдут. А кто пойдет? Серая чиновная масса. По сути, идет избрание партии федеральной бюрократии.

Я считаю, что сейчас происходит попытка бюрократической контрреволюции, ползучей, незаметной, хорошо спланированной. Значит ли это, что мы все должны сложить руки, сидеть и молча ждать, что будет? Конечно, нет. Мы должны бороться. Как? Идти на выборы и голосовать за демократические партии, причем не обязательно за СПС. В противном случае в самое ближайшее время мы получим гремучую смесь из бюрократии и национал-социализма. Если это случится, страна будет отброшена на десятилетия назад.

Беседовала Мария Федорина.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.