Борис Немцов: «Мы не будем истерить»

24.02.2020
История. Интервью с Борисом Немцовым
Немцов — лидер СПС, депутат Государственной думы

Журнал «Коммерсантъ Власть» №26 от 07.07.2003
«Мы не будем истерить»
Лидеры СПС стоят за правое дело вместе, но друг за друга держатся не все

В конце августа — начале сентября президент должен дать старт думской предвыборной кампании. В преддверии этого события «Власть» открывает новую рубрику — «Партийный парад». Каждую неделю мы будем рассказывать об одной из ведущих партий России, то есть тех, которые в данный момент имеют представительство в Госдуме. Сегодня мы представляем Союз правых сил. С лидером СПС Борисом Немцовым разговаривала корреспондент «Власти» Сюзанна Фаризова.

— Как будет строиться предвыборная кампания СПС? Вы, наконец, уйдете в оппозицию или не рискнете жестко критиковать Кремль?

— Мы конструктивная оппозиция. Мы не будет истерить по поводу личности президента Путина. Мы относимся к нему с уважением. Но когда разваливаются вооруженные силы и ничего не делается в части снижения налогов, мы с этим категорически не согласны. С другой стороны, когда он признает, что новый закон «О гражданстве», закрывающий въезд в страну миллионам соотечественников, был ошибкой, мы только за. Ведь чем конструктивная оппозиция отличается от «отвязки»? Тем, что «отвязанные» реагируют не на действия, а на личность.

— То есть в «отвяз» СПС не собирается?

— Это несерьезно. Конструктивная оппозиция и так подразумевает достаточную жесткость. Болтают по поводу ЖКХ — коммунисты и «Яблоко» кричат: давайте снизим тарифы, давайте сделаем все бесплатным. Итог — замерзшая страна. Что в этой ситуации делает СПС? Анатолий Чубайс предлагает в десяти городах страны осуществить крупномасштабные инвестиции в коммунальный сектор с тем, чтобы, не увеличивая тарифы, обеспечить теплом и горячей водой людей. Разницу чувствуете?

— Но коммунисты могут себе позволить «болтовню» — у них рейтинг больше 23%, а у вас — 3%. А если вы займете жесткую позицию по тому же ЖКХ, идущую вразрез с позицией Кремля, вообще можете не пройти в Думу.

— У нас конструктивные отношения с властью, мы не заискиваем перед ней. Выборы — это марафонский забег. Неважно, какой ты на 10-м километре, важно, что будет на 42-м. У Путина в августе 1999 года рейтинг был 2%, а через полгода он стал президентом страны, набрав 53%. У Ельцина за полгода до выборов — 2%, а он их выиграл. У СПС на прошлых выборах за три месяца до финиша — 1%, а на финише — 8,5%. Не надо обращать внимания на промежуточные социологические исследования, результаты которых используются для манипуляции общественным мнением. Реально что зависит от Кремля на выборах? Гостелеканалы и административный ресурс. Марионеточные партии «Единая Россия» и «Яблоко» очень сильно зависят от отношений с Кремлем. Именно поэтому устраивают бутафорские мероприятия типа вотума недоверия техническому правительству. С таким же успехом можно объявить вотум недоверия охранникам ИД «Коммерсант» — не главному редактору, а именно техническому персоналу.

— Но вы же критикуете министра обороны Сергея Иванова за его вариант военной реформы.

— Сергей Иванов и военная бюрократия предлагают расчленить армию на две части: элитную и третьесортную. В элитной, то есть контрактной, солдаты-контрактники будут получать по 6-7 тыс. рублей, а офицеры — 15 тыс., им будет предоставлено жилье. В третьесортных, то есть линейных частях, будет дедовщина, казарменный бандитизм и нищенская зарплата для бесквартирных офицеров. Как это можно поддерживать? Кроме того, мы недавно провели исследования в Московском военном округе. Они показали, что министр обороны авторитетом в вооруженных силах не пользуется, и вряд ли его авторитет повысится после проведения подобного рода экспериментов.

«Вопрос: кто мешает президенту?»
— То есть отдельных чиновников вы будете критиковать, а президента — нет?

— К президенту много вопросов. Он уже три года говорит о необходимости проведения военной и административной реформы. И что сделано? Вопрос: кто мешает президенту? Дума послушна, Совета федерации в качестве независимого органа нет, губернаторы — лояльны, телевидение — ручное. Так кто же мешает президенту? Ответ: бюрократия, из которой президент вышел, и которая, как всегда на Руси, в переменах не заинтересована. Судьбоносность момента в том, сможет ли Путин опереться на гражданское общество, или он останется главой российской бюрократии. Есть большие сомнения в том, что Путин всерьез способен бороться с бюрократией.

— Кто будет голосовать за СПС в декабре?

— В первую очередь миллионы людей, которые выиграли от реформ в России, а также те, кто хочет чего-то добиться. Люди, купившие себе за это время машины, дома, мобильные телефоны. Выиграть им помог СПС. За левых — КПРФ и «Яблоко» — будут голосовать проигравшие и обиженные. Исходя из политических соображений, коммунисты и «Яблоко» будут делать все для того, чтобы проигравших было как можно больше. Это позволит получить им места в Думе.

— А вам что, мест в Думе не надо?

— Повторяю, за нас голосуют те, кто хочет добиться успеха или уже его добился. И чем их больше, тем больше у нас мест в Думе. Поэтому СПС кровно заинтересован в том, чтобы число выигравших от реформ увеличилось с 20 до 60 млн человек. И имеет программу, как это сделать.

— Вы так часто вспоминаете про «Яблоко», потому что обиделись на их отказ объединяться с СПС?

— Объединение неактуально. «Яблоко» сделало свой выбор: они — левая партия. Теперь у нас складывается коалиция популистов — Зюганов—Явлинский.

— Вы говорите, что готовы критиковать Кремль. Вы так уверены, что исход выборов, в том числе и ваше попадание в Думу, зависит только от воли избирателя?

— А вы хотите сказать, что выигравших в нашей стране меньше 5%? Это чушь. Власть не лояльна ни к одной партии, кроме своей. И нам на выборах придется иметь дело с тотальной цензурой со стороны власти. Уже сейчас 90% новостных программ посвящены «Единой России». Эта партия харизматиков уже всех достала.

— Вы так говорите, будто на КПРФ и «Яблоко» тотальная цензура распространяться не будет…

— А у них другие цели. Ничего, кроме ностальгических воспоминаний о прошлом. Явлинский, который ничего десять лет не делал, еще десять лет ничего делать не будет. Поэтому для Кремля они не опасны. Единственная сила, которая может двигать страну — это мы. Не Жириновский же с Зюгановым и Явлинским?!

— И что вы будете делать с этой тотальной цензурой?

— Мы уйдем в регионы. У нас разработана целая программа «от двери к двери», в которой будет задействовано более 25 тыс. волонтеров. Они будут лично разъяснять избирателям, в чем суть нашей программы, распространять листовки, собирать пикеты. Мы с Ириной Хакамадой поставили перед собой цель — встретиться с миллионом избирателей и попутно еще свои ошибки исправить.

— Вы имеете в виду ошибки Анатолия Чубайса?

— Все говорят — Чубайс! Но в Белоруссии, на Украине, в Грузии — Чубайса нет, а зарплаты там в два раза ниже и пенсии тоже. Вас это не смущает? Приватизации там не было, а люди живут хуже.

— А Чубайс тоже будет встречаться с избирателями?

— Чубайсу некогда. Он не может 24 часа в сутки заниматься одновременно РАО ЕЭС и партией. У нас с ним есть договоренность: за партию отвечаем мы с Хакамадой, а он в первую очередь занимается энергетикой.

— Возможно его появление третьим номером в предвыборном списке?

— Статус Чубайса на выборах мы еще не определили. В качестве третьего человека в списке обсуждаются все — от предпринимателей до журналистов. Чубайса самого, кстати, приходится убеждать в важности участия в выборах. Я ему говорю: не будешь заниматься политической деятельностью, ни одна реформа не пройдет. Ведь должность главы РАО ЕЭС — политическая.

— Главу вашего предвыборного штаба Альфреда Коха тоже приходится убеждать?

— Альфред вообще не горит желанием идти в Думу. Для него гораздо важнее 8 декабря прийти в бизнес и сказать: посмотрите, как я провел избирательную кампанию СПС. В том, что он проведет ее хорошо, я не сомневаюсь. Что касается списков, его в федеральном избирательном списке СПС нет.

— А Сергей Кириенко покинул СПС окончательно?

— Сергей Кириенко, если вы еще помните, работает у президента Путина. И, естественно, выполняет поручения президента и его администрации. Он работает на «Единую Россию» и правильно делает, поскольку на то воля Кремля.

— У СПС, пожалуй, один из самых мощных финансовых ресурсов. Кто будет помогать вам на выборах?

— Не могу называть компании без согласования с ними. Скажу только, что известных брэндов порядка 25. Спонсорская доля каждого не превышает 10% нашего бюджета. Это позволяет партии оставаться независимой.

— А с кем вы будете бороться на выборах?

— Мы будем бороться за нашего избирателя.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.