1998 год. Ход политических процессов в России анализирует Немцов

17.07.2020
История. Интервью с Борисом Немцовым
После отставки
Сентябрь 1998 года

Радио Свобода АРХИВ 1997-2004
Programs — Elections
17 сентября 1998
Ведущий Михаил Соколов

В сентябре Россия привыкает к новой политической, послеавгустовской обстановке. Перспектива досрочных выборов парламента отошла в прошлое. Появился премьер — Евгений Примаков, пытающийся опереться на две силы. Первые — это правое крыло коммунистической партии, которое выдвигает в верхи ветеранов бюрократии — Юрия Маслюкова, Виктора Геращенко. Вторая — слой бюрократии ельцинского времени. Она делегирует в правительство на высокие посты вице-премьерами Александра Шохина, Владимира Булгака, Владимира Рыжкова.

Экономическая политика правительства Примакова определиться в борьбе этих сил. От степени инфляционности антикризисных мероприятий зависит и исход предстоящих в этом году региональных, а в следующем году парламентских выборов. Ход политических процессов в России в этом выпуске программы Выборы-98 будут анализировать, с одной стороны, бывший вице-премьер Борис Немцов, с другой стороны, депутаты ГД России, которые поддерживают Евгения Примакова — Владимир Аверчев, фракция Яблоко, и Алексей Подберезкин, фракция КП.

Сегодня гость московской студии радио Свобода бывший вице-премьер Борис Немцов.

Михаил Соколов: Борис Ефимович, политический кризис в России с назначением премьером Евгения Примакова в каком-то смысле исчерпан, и вопрос, по всей видимости, о досрочных парламентских выборах уже не встанет, как вы считаете, в течение года?

Борис Немцов: Думаю, что в ближайшее время действительно не будет такого вопроса.

 

Михаил Соколов: Но зато может встать вопрос о досрочных президентских выборах. Во-первых, идет процесс импичмента, во-вторых, президент Ельцин довольно стремительно утрачивает сам собственную власть, расстается со своими полномочиями?

Борис Немцов: Вы знаете, в этом может быть и элемент самосохранения для Ельцина. Если сейчас уже почти очевидно, что правительство находится под полным контролем КП, если сейчас администрация президента продемонстрирует, что президент ныне не влияет на социально-экономическую обстановку в стране, если сейчас гражданам России будет ясно, что за заработную плату, пенсии и пособия, и безработицу отвечает товарищ Зюганов, то тогда президент сможет стрелы, которые направлены на него каким-то образом, повернуть. Может быть это и реальная стратегия выживания для президента.

Я вообще считаю, что в настоящее время президент является может быть и номинальным, но определенным гарантом только гражданских свобод. А именно, свободы слова, свободы печати и свободы передвижения. Я считаю, что требование импичмента означает гигантскую опасность именно для демократических завоеваний, которые начались с горбачевских времен. Мне представляется, что требования отставки президента, и если таковая не дай бог состоится, будет означать одно — цензуру, подчинение силовых ведомств политическому диктату КП и — как следствие — возможности для репрессий.

 

Михаил Соколов: То есть вы не исключаете возможности начала действительно серьезных репрессий для тех, кто создал этот режим и его поддерживал?

Борис Немцов: Ну, во-первых, два раза на одни и те же грабли вряд ли страна будет наступать. Но тем не менее президент пока еще является определенным гарантом того, чтобы этого не было. С его отставкой такой разворот событий возможен.

 

Михаил Соколов: Борис Ефимович, я бы хотел пройтись по участникам, основным фигурам нынешнего кризиса, они же являются как бы кандидатами в президенты 2000, а возможно и более раннего года. Ну, например, Александр Лебедь. Он появлялся во время этого кризиса в качестве такого терминатора, пугал диктатурой, выводился на авансцену, потом снова исчезал, сейчас его опять не видно. Скажите, он заработал дополнительные очки сейчас?

Борис Немцов: Вы знаете, суета в период, когда людям действительно очень тяжело, а ситуация в стране непредсказуемая, она не красит ни какого политика. И вот эти пляски политические, которые мы наблюдали в течение последних нескольких недель, они, на мой взгляд, являются циничным действом, которое просто дает людям возможность еще раз убедиться, что среди российских политиков очень мало на кого можно положиться. Мне кажется, что Александр Иванович зря суетился, и по результатам это видно, что он зря это делал. И желательно, на мой взгляд, ему было, и мне как бывшему губернатору это особенно понятно, находится в Красноярске и в Красноярском крае, где ситуация ни чуть не лучше, чем в целом в Сибири и в целом по России.

 

Михаил Соколов: А другой вот губернатор или мэр Юрий Лужков, он чуть-чуть не стал премьер-министром. Ясно, что Дума бы за него проголосовала. У него была влиятельная поддержка в Кремле, теперь этих людей снимают с работы — Кокошин, Ястржембский. Лужков опять же — выиграл, проиграл, потерял сторонников наверху?

Борис Немцов: Ну, то, что он не приобрел сторонников наверху это очевидно. Что касается его шансов и доверия к нему, я думаю, оно мало изменилось за это время. У Лужкова сейчас другие проблемы. У Лужкова будут огромные проблемы, связанные с безработицей высокоактивной части населения. У Лужкова проблемы с тем, что созданный в Москве средний класс сейчас может оказаться в нищете, и я не исключаю, что в Москве могут возникнуть стихийные протесты в виде митингов и демонстраций. Таким образом мэру Москвы, наверное, стоит на некоторое время все-таки заняться городскими проблемами, в первую очередь проблемами создания новых рабочих мест.

 

Михаил Соколов То есть, если политика кабинета Примакова будет прокоммунистической и проинфляционной, миф о московском благосостоянии и о мудром мэре может рухнуть?

Борис Немцов: Я думаю, что Юрий Михайлович искусный политик, и он постарается объяснить москвичам, а у него слава богу для этого большие информационные возможности, объяснить москвичам, что во всем виноват теперь уже не Чубайс, а вот коммунистическое правительство. И будет называть конкретные фамилии либо из состава членов кабинета, либо из руководства ЦБ. Я ни разу не слышал, чтобы Юрий Михайлович мог признать хоть одну из своих ошибок.

 

Михаил Соколов: Ну, это будет способствовать, по-видимому, развитию плюрализма, поскольку другие СМИ сейчас достаточно лояльны к тому же Примакову и даже взяли на себя такие самоограничительные функции: не называют политическую ориентацию кабинета вообще. Хорошо, Геннадий Зюганов, который стал кукловодом нынешнего фактически еще недосформированного правительства. Он как? 20 процентов, плюс что-то он получает?

Борис Немцов: Геннадий Зюганов будет терять каждый день, сколько бы Коммунистическая партия на заявляла, что она не имеет ни какого отношения к кабинету. Слава богу, в стране найдутся люди, найдутся СМИ, которые объяснят гражданам, что это как раз и есть то правительство народного доверия, о котором мечтали коммунисты. Сейчас он находится в довольно сложном положении, потому что все здравомыслящие люди понимают, что Коммунистическая партия стала правящей, и в этом смысле его предвыборные шансы будут таять с каждым днем. Я считаю, что для него крайне желательно было бы, если бы в составе кабинета появились люди либерального толка, с тем, чтобы в конечном итоге обвинить их во всех грехах нынешнего правительства.

 

Михаил Соколов: То есть давить слева и говорить, что к нам полностью не прислушиваются, это не вполне наше правительство. Было бы наше…

Борис Немцов: Абсолютно точно. Он уже с сегодняшнего дня начал об этом говорить. Он уже начал об этом говорить, хотя те, кто следит за политическими событиями в России отлично понимают и знают как формировалось новое правительство. Я хотел бы еще знаете что сказать, конечно, перспектив, разумных решений у нового правительства маловато. Но я бы очень хотел надеяться, что несмотря на ничтожную вероятность нормальных решений, все-таки они принимались. И я надеюсь на здравый смысл Примакова, я надеюсь на то, что жизненный опыт этого человека заставит его рано или поздно принимать и кадровые, и экономические решения таким образом, чтобы страну не довести до окончательного разорения в ближайшие месяцы.

 

Михаил Соколов: Ну, что же может быть он будет метаться как Черномырдин.

Борис Немцов: Кстати, он сказал одну такую фразу, важную на мой взгляд, фразу о том, что он не исключает, что состав кабинета будет меняться, поскольку кабинет это живой организм. Я не исключаю, что через несколько месяцев из кабинета могут уйти левые, могут уйти коммунисты и прийти, наоборот, правые. Я думаю, что Евгений Максимович может повторить судьбу Виктора Степановича в той части, что Черномырдин был премьер-министром, а у него было при этом семь правительств.

 

Михаил Соколов: А вот теперь о Черномырдине. Крах Виктора Степановича Черномырдина вы считаете состоялся. Он тут тем не менее сказал, что он будет претендовать на пост президента. Тем не менее те унижения, которые он пережил в течение двух недель, похоже закрывают ему дорогу в 2000 год?

Борис Немцов: У Виктора Степановича сложное положение. Его партия НДР как партия власти, как опыт показывает, может существовать только тогда, когда Виктор Степанович непосредственно находится у власти. У него довольно туманные перспективы стать президентом России. Уровень доверия Виктору Степановичу несмотря на то, что дружественные электронные СМИ его раскручивают, остается крайне низким, и, честно говоря, я не вижу особых шансов на президентских выборах для Черномырдина: как на ближайшую перспективу, если они состояться, так и в 2000 году.

 

Михаил Соколов: Борис Ефимович, а что будут делать теперь либеральные реформистские силы. С крахом НДР, ведь оттуда уходят такие видные губернаторы как самарский губернатор Титов, саратовский Аяцков, вместе кстати с организациями этого движения. Образуется такая ниша. С одной стороны, есть люди, которые поддерживают идею реформ либеральных, демократических, с другой стороны, у них нет ясного какого-то кандидата. Что делать?

Борис Немцов: Как это ни банально звучит — объединяться.

 

Михаил Соколов: Но ведь демократы никогда не могут объединиться?

Борис Немцов: Могут, если велика опасность реванша. Могут, если знают, что в одиночку никуда в органы власти попасть не могут. Могут, если увидят лидера и увидят, что у него есть шанс, а значит и у них тоже.

 

Михаил Соколов: Неужели лидер — это Явлинский? Мы забыли о нем, но похоже он тоже немного приобрел в этом кризисе?

Борис Немцов: Ну, он несет определенную, по крайней мере моральную ответственность за то, что произошло. Откровенно говоря, мне казалось, что коль скоро он предложил кандидатуру Примакова первым, будет создан тандем не Примаков и Маслюков, а Примаков и Явлинский. Этого не случилось, хотя можно было легко догадаться, что надо было идти на поводу у коммунистического большинства Думы. Я тем не менее не считаю, что вот этот эксцесс связанный с действиями Яблока во время последнего кризиса как-то сильно подорвет позиции Явлинского. Я так не считаю.

С другой стороны, весь предшествующий опыт показывает, что либеральные силы с большим трудом могут найти общий язык с Григорием Алексеевичем, хотя я считаю это крайне неприятным таким фактом. И если в ближайшей перспективе появятся малейшие возможности для объединения с Явлинским, с Гайдаром, с Федоровым, с Хакамадой, с Немцовым, с кем угодно, нужно обязательно это делать. Обязательно это делать, потому что сейчас уже не до микроскопических разногласий между демократическими организациями. А сейчас ведь разговор идет о том, как будет развиваться Россия в 21 веке. При этом возможно, что выборы 2000 года предопределят развитие России не на ближайшие 4 года до следующих выборов 2004 года, а может быть на ближайшие десятилетия.

 

Михаил Соколов: А вы, что вы будите делать конкретно. Вы долго будите носить приставку бывший. Вас представляют все время — бывший вице-премьер?

Борис Немцов: Это правда, потому что…

 

Михаил Соколов: Потому что вы пока безработный?

Борис Немцов: Да, я единственно, что решил. Я решил, что я буду заниматься политикой, тем более, что сейчас просто было бы малодушием с моей стороны этим не заниматься.

 

Михаил Соколов: То есть выборами в Думу?

Борис Немцов: Я до конца еще решения не принял, в каком конкретно виде я буду заниматься политикой. Но то, что я буду ею заниматься, это совершенно точно. Месяц после моей отставки еще не прошел, он заканчивается 28 сентября и обязательно в октябре месяце я сообщу о том, что решил, и какие ближайшие действия у меня будут.

Михаил Соколов: Спасибо. Гостем московской студии радио Свобода и программы «Выборы-98» был начинающий политик Борис Немцов.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.