ЖИВОЙ ФАКЕЛ ИРИНЫ СЛАВИНОЙ

03.10.2020
Памяти Ирины Славиной

Автор Андрей Зубов

Это более чем страшно. Язык не поворачивается и пальцы немеют, когда я пишу. Но это уже было. Советская армия гусеницами танков давила Чехословацкую революцию, Пражскую весну 1968, давила осенью…

И 16 января 1969 г. на Вацлавской площади Праги у стен прекрасного Национального музея запылал живой факел. 20-летний студент-философ Ян Палах так ответил на советскую оккупацию и покорность большинства чехов и словаков. За ним запылали по стране еще 26 таких факелов. Семь человек спасти не смогли.
На том же месте Вацлавской площади сжег себя другой совсем юный студент с прекрасным, открытым лицом — Ян Заец. Их жертву старались скрыть угодливые перед СССР чешские коммунистические власти, называли их психически неуравновешенными людьми, намекали на сексуальные расстройства и склонность к наркомании.

Подлый — подл до конца. Но правда восторжествовала. Палах посмертно, в 1991 г., включен в высшую корпорацию Чешской республики — кавалеров креста Томаша Масарика. Ему, и Яну Заецу создан памятник в самом месте сожжения — вздыбленная брусчатка и вмурованный в нее лежащий крест.
В ноябре 2019 я был на этом месте. Никто не смеет попрать его ногой, но многие преклоняют колена и кладут цветы…

А в те тяжкие годы миллионы чехов и словаков сжимали кулаки в память о Яне Палахе. Русский поэт, казачий офицер — эмигрант, живший тогда в Чехии в изгнании — Николай Келин, посвятил памяти Палаха стихи «Живой факел». Это было его последнее стихотворение. Вскоре он скончался от пятого инфаркта, объясняя сыновьям, что танки, посланные в Чехию его родиной-мачехой убивают и его. Через несколько лет чешский бард, Карел Крыл, перевел это стихотворение на чешский и пел под гитару, в годовщины трагической смерти Палаха: «Ты молод был, красив и ярок,/ вся жизнь лежала пред тобой -/ её ты отдал как подарок,/как клич к Отчизне боевой».

А мы, молодые студенты МГИМО, собираясь в общежитие, пили не чокаясь, поминая Яна и давая клятву отдать все свои силы, чтобы Россия стала другой, чтобы из-за нее не сжигали себя наши ровесники…
Палаху было 20 лет. Если бы он сохранил себя, то через 20 лет стал бы видным чешским политиком, строил бы ту республику, о которой грезил в юности и за которую отдал свою жизнь. Но он выбрал муку и призыв… Тогда, во тьме коммунистической ночи.

И вот живой факел запылал в Нижнем. Ирина Славина, по возрасту — моя дочь. По деятельности — коллега — политик и журналист. Мы оба баллотировались в 2016 на выборах в Госдуму. Еще верили тогда, что власть пойдет на реформы, что возможен мирный переход. Не надеялись бы — не участвовали. Мы оба боролись потом с возрождающимся сталинизмом-чекизмом. Боролись, потому что надеялись — люди опомнятся и не будут, славя людоеда, открывать путь людоедам новым. Не опомнились люди…

И вот она не выдержала. Красивая, благородная женщина. Чтобы разбудить нас, чтобы зажечь нас правдой, она сожгла себя огнем. Сожгла из-за того, что Российская Федерация стала из чаемой России злобной мачехой, глумившейся над ней и обиравшей ее штрафами, назначаемыми судами за ее честность, за ее любовь к отечеству.

Уверен, на месте ее подвига будет монумент. Сначала народный. Он вроде бы уже создается, потом и от новых властей нового Нижнего Новгорода, новой России. Уверен — ждать не долго.

Ирина Вячеславовна, лучше бы Вам жить и продолжать борьбу. Вы смогли бы сделать еще так много. Но Вы решили пробудить нас от сна и страха таким страшным подвигом. Этот подвиг мы не забудем, как не забыли чехи подвиг Яна Палаха, Яна Заеца.

А те, кто глумились над Вами и довели до этого, о них слова Иоанна из Апокалипсиса. Лучше не скажешь — «Пятый Ангел вылил чашу свою на престол зверя: и сделалось царство его мрачно, и они кусали языки свои…»

Мрачным стало «царство наше», но нашей памятью и любовью обрушен будет «престол зверя». Не долго осталось…
© Андрей Зубов

Фотографии Илья Мясковский


Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.