Немцов об убийстве Магнитского: «Это такой государственный криминал»

16.11.2020
Памяти Сергея Магнитского
Интервью с Борисом Немцовым, фрагмент
24 ноября 2009 год

Эхо Москвы
Программа ОСОБОЕ МНЕНИЕ, фрагмент
24 ноября 2009 года
В ГОСТЯХ: Борис Немцов
ВЕДУЩИЙ: Татьяна Фельгенгауэр

Татьяна ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте, это программа «Особое мнение». Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. Сегодня я беседую с политиком Борисом Немцовым. Здравствуйте, Борис Ефимович.

Борис НЕМЦОВ: Добрый вечер.

Татьяна ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Скажите, вы следите за обстоятельствами расследования и вообще вмешательства в дело об убийстве Магнитского. Сегодня президент высказался по этому поводу, сказал, что необходимо расследовать все обстоятельства смерти в сизо этого адвоката, и мгновенно СКП отреагировал. До этого такой рьяности не наблюдалось.

Борис НЕМЦОВ: Я удивляюсь, почему вас это удивляет.

 

Татьяна ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вы ждали вмешательства президента или нет?

Борис НЕМЦОВ: Ну, я так понимаю, что Элла Памфилова, когда встречалась с президентом, поставила этот вопрос. Поставила она его достаточно внятно, четко и публично. И не отреагировать Медведев на это не мог. Это такой государственный криминал, государственный бандитизм. Вообще, знаете, наши граждане должны твердо понимать, что если они попадают в руки или в лапы, как угодно, к путинскому правосудию, то, в общем-то, живым оттуда можно и не выбраться, даже если ты не осужден. Ведь проблема в том, что это стилистика власти: берут в качестве заложника адвоката. Кстати, первый раз взяли Антона Титова. Антон Титов был адвокатом и юристом у Гусинского. Если вы помните, для того, чтобы отобрать НТВ, Путин сначала посадил Антона Титова и держал его в заложниках до тех пор, пока Гусинский не отдал НТВ. Потом – Василий Алексанян, Светлана Бахмина. И вот сейчас абсолютно кошмарный трагический случай с Сергеем Магнитским. Это система. Надо понимать – это система. Это не случайность.

 

Татьяна ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да. Но вмешивается президент и требует расследовать. Вы как считаете, мы все-таки узнаем правду о том, как умер Сергей Магнитский?

Борис НЕМЦОВ: Хотя они хотели концы в воду спрятать, я думаю, они вынуждены будут расследовать. Тем более, что к этому приковано внимание не только у нас в России, но и в мире. Они вынуждены будут расследовать. Но поскольку есть круговая порука и есть система, которая незыблемой остается, то они будут пытаться все это спустить на тормозах. То есть вначале будут проявлять энтузиазм и какую-то деятельность демонстрировать, а потом спустят на тормозах все.

 

Татьяна ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, но это ведь очень сильно бьет по имиджу России. Потому что Сергей Магнитский не просто какой-то там адвокат. Это громкое дело.

Борис НЕМЦОВ: А дело Ходорковского не бьет по имиджу России?

 

Татьяна ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это очень давно уже тянется дело, и мы уже поняли, что не сильно бьет.

Борис НЕМЦОВ: А смертельно больной Алексанян не бил по имиджу России? А беременная Бахмина в тюрьме…

 

Татьяна ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Она уже на свободе.

Борис НЕМЦОВ: Я понимаю, но она была в тюрьме. Не било? Дело в том, что этим людям…

 

Татьяна ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вот когда вы говорите «этим людям», вы Медведева и Путина объединяете в одно?

Борис НЕМЦОВ: В принципе, да. Но поскольку Медведев является младшим партнером, он несет и меньшую ответственность. Он пытается, конечно, выглядеть поприличнее, в том числе дав указания Следственному комитету разобраться. Сейчас уже уголовное дело возбуждено на эту тему. Но все равно он продолжает ту политику, которую начал его шеф.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.